Осмысление во имя консолидации – к 100-летию революции 1917 года

|
Круглый стол «100 лет Великой российской революции: осмысление во имя консолидации» состоялся в Музее современной истории России, и открыл серию мероприятий, приуроченных к 100-летию революции 1917 года. Возглавил круглый стол Министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский.

С докладами выступили: директор Института всеобщей истории РАН, академик РАН Александр Чубарьян; директор Института российской истории РАН Юрий Петров; директор Государственного архива Российской Федерации, профессор Сергей Мироненко; главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН Сергей Кара-Мурза, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Виктор Мальков, заведующий сектором политической экономии Института экономики РАН Михаил Воейков, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Владимир Лавров и другие ученые и эксперты.

Открывая обсуждение о значении и месте в мировой истории российской революции, Владимир Мединский отметил, что «при всем расхождении взглядов на события почти столетней давности мы не можем отрицать тот факт, что сама попытка построения на земле справедливого общества решительным образом изменила пути исторического развития не только России, но оказала огромное влияние на прогресс народов всей планеты».

Владимир Мединский подчеркнул, что разница во мнениях, которая существует и должна существовать в научном обществе – это лишь повод для диалога, основа для компромисса, а не для конфликта:

– Объективное изучение периода революции позволяет нам сегодня осознать всю трагичность раскола общества на противоборствующие стороны. Нельзя делить предков на однозначно правых и виноватых, каждая из сторон по-своему понимала, как добиться процветания родины. И красными, и белыми двигало то, что мы сегодня называем патриотизмом.

Войну с памятью развязывать нельзя. Беспамятство – страшный диагноз.

Далее Владимир Мединский озвучил несколько тезисов, которые предложил использовать для общественного обсуждения и выработки единой платформы для национального примирения:

  1. Признание преемственности исторического развития России от Российской империи, через СССР к современной России.
  2. Осознание трагизма общественного раскола, вызванного событиями 1917 года, и последующей Гражданской войной
  3. Уважение к памяти героев обеих сторон – красных, белых, других партий, которые оказались втянуты в гражданское противостояние.  все они отстаивали свои идеалы и те, кто не виновны в массовых репрессиях и военных преступлениях, должны войти в единый пантеон вечной памяти.
  4. Осуждение идеологии революционного террора
  5. Понимание ошибочности ставки на помощь зарубежных союзников.

В завершении своего выступления Владимир Мединский рассказал об идее создания и установки в Крыму к 100-летию русской революции «Памятника примирения», который станет доказательством того, что «гражданская война наконец-то закончилась»:

– После того как Крым вернулся, образно говоря, «в родную гавань», оттуда к нам поступила инициатива — установить в Крыму памятник примирения. Эта идея витает в воздухе. Символ, установленный там, где закончилась гражданская война, может действительно стать доказательством того, что эта война наконец-то закончилась.

Академик Александр Чубарьян выделил несколько тем для дискуссий относительно влияния Российской революции на историю:

– Поставить революцию в мировой контекст, так как в результате Первой мировой войны с карты мира исчезли четыре империи – Австро-венгерская, Османская, Германская и Российская. Первая мировая война явилась одним из главных событий, определивших лицо XX столетия. Известный американский политолог Джордж Кеннет сказал, что все, что произошло в Европе в ХХ веке, вышло из Первой мировой войны

Тема взаимодействия революции и реформ. Изучение проблемы террора и насилия в революции. Тема влияния революции на мировое развитие. В Советское время очень популярна была тема что революция явилась причиной социальных перемен. Конечно, нельзя преувеличивать, но именно с революцией появились теории социального государства, и во многих странах начались социальные эксперименты.

Еще одна тема – взаимосвязь революции и ленинизма с последующим развитием. Надо посмотреть на взаимосвязи ленинских теорий первых лет и системы сталинского социализма. Есть ли преемственность, по каким линиям она шла. Также надо вернуться к проблеме опасности раскола наций. Так как главная отрицательная черта революции – это раскол и попытка противоборствующих сторон утвердить свою точку зрения путем уничтожения другой стороны.

Сергей Кара-Мурза предложил рассмотреть Российскую революцию как диалог и конфликт цивилизационных проектов:

– И русская революция, и перестройка конца ХХ века с последующей реформой показали, что в действительности цивилизация является ареной конкуренции (или борьбы, даже вплоть до гражданской войны) нескольких культурно-исторических типов, предлагающих разные цивилизационные проекты. Один из этих типов (в коалиции с союзниками) становится доминирующим в конкретный период и «представляет» цивилизацию.

Реформы Петра, несмотря на все нанесенные ими России травмы, не были псевдоморфозами, они опирались на волю культурно-исторического типа, сложившегося в лоне российской цивилизации и начинавшего доминировать на общественной сцене. Модернизация и развитие капитализма во второй половине ХIХ века вызвали кризис этого культурно-исторического типа и усиление другого, вырастающего на матрице современных буржуазно-либеральных ценностей. Это было новое поколение российских западников, но вовсе не клон западных либералов.

На короткое время именно этот культурно-исторический тип возглавил общественные процессы в России и даже осуществил бескровную Февральскую революцию 1917 г. Но он был сметен гораздо более мощной волной советской революции. Движущей силой ее был культурно-исторический тип, который стал складываться задолго до 1917 года, но оформился и получил имя уже как «советский человек» после Гражданской войны.

Трудный ХХ век Россия прошла, ведомая культурно-историческим типом, получившим имя «советский человек». Советские школа, армия, культура помогли придать этому культурно-историческому типу ряд исключительных качеств. Когда советский тип стал переживать кризис идентичности, вперед вырвался культурно-исторический тип, проявивший наибольшую способность к адаптации. Его можно назвать мещанством – продукт кризиса советского общества.

Виктор Мальков, рассматривая период 1914-1918-х годов, отметил, что Россия, «пройдя через полосу недобросовестно исполненных «великих реформ» Александра II и контрреформ, связанных с именем его сына Александра III, не смогла вписаться в мировой прилив реформаторства, задуманного с прицелом на будущее, непосредственно предшествовавшего 1914 году и захватившего частично войну, особенно в области экономики»:

– «Россия, – писал В. О. Ключевский еще в 1898 году, – на краю пропасти. Каждая минута дорога. Все это чувствуют и задают вопросы, что делать? Ответа нет». Прошло еще 10 лет, а ответ так и не был найден. Догоняющий тип развития был сохранен и в кризисный момент истории 1914–1918 годов, в очередной раз подтвердив неизменность традиционному мышлению, т. е. упованию на авось и фаталистическому безволию.

Михаил Воейков выступил с докладом «Русская революция: одна или две?», и назвал этот вопрос главной проблемой в понимании трактовки русской революции:

– В советский период нужно было научно оправдать социалистический характер Октябрьской революции и дальнейшее строительство социализма в экономически и культурно очень отсталой стране. Ведь, с научной точки зрения делать социалистическую революцию в по сути феодальной стране, толком не прошедшей этап капиталистического развития, было бы противоречиво. Вопрос, таким образом, сводился к определению степени развитости капитализма в России к 1917 году.

Но после реформы 1861 г. можно говорить лишь о начале процесса накопления капитала, и то с большой степенью условности. Ибо к началу первого этапа индустриализации в последней четверти того века собственного капитала в стране было мало. На этот период приходится лишь начало «первоначального накопления», которое было прервано Первой мировой войной. Никакого нормального буржуазного (капиталистического) общества в России просто не было.

Закончил свой доклад Михаил Воейков цитатой из «Несвоевременных мыслей» М. Горького:

«Самое интересное и значительное — буржуй растет! Социалистическое отечество и вдруг — буржуй растет! И такой, знаете, урожай на него, как на белый гриб сырым летом. Мелкий такой буржуй, но — крепкий, ядреный».

– Вот и сегодня буржуй стал ядреным, – подвел итог Михаил Воейков.

DSC_9942

Владимир Лавров заявил о своем несогласии с тезисами, определяющими отношение к революции, которые были выдвинуты на открытии круглого стола, и призвал к покаянию, которое должно включать в себя государственное и юридическое осуждение совершенного Лениным и Сталиным. Главным авторитетом в отношении к революции Владимир Лавров назвал святого Патриарха Тихона, который в это время возглавлял Русскую Православную Церковь:

– В Новогоднем слове в первый день 18-го года Патриарх дал свою оценку происходящему: «Минувший год был годом строительства Российской державы. Но увы! Не напоминает ли он нам печальный опыт вавилонского строительства?… Эту высокомерную затею их постигает та же участь, что и замыслы Вавилонян: вместо блага приносится горькое разочарование. Вышний посмеется планам нашим и разрушит советы наши».

И в заключение сформулирована принципиальная позиция Русской Православной Церкви: «Церковь осуждает такое строительство, и мы решительно предупреждаем, что успеха у нас не будет никакого до тех пор, пока не вспомним о Боге, без Которого ничего доброго не может быть сделано…».

Патриарх выступил против кровавых расправ в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и в других городах отчизны. Как известно, самой кровавой был расстрел мирной демонстрации в поддержку Учредительного Собрания в Петрограде: «Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы, – требовал православный пастырь. – Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной. Властью, данной Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствует вас…».

То есть руководители коммунистической партии, прежде всего Ленин, подвергнуты анафеме.  А тьма века сего – таково духовно и нравственно состоятельное определение строящегося социализма.

Ранее наступление 1918 года, а теперь первая годовщина Октябрьской социалистической революции «вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды», говорилось в патриаршем Обращении к совнаркому от 7 ноября. «Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния, – убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к небу об отмщении грехами и преступлениями. Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя»

Говоря о перспективе, о том, как выбираться из черной дыры, в которой мы оказались, Патриарх в Послании 8 октября 1919 г. говорил, что «никакое иноземное вмешательство, да и вообще никто и ничто, не спасет России от нестроения и разрухи, пока Правосудный Господь не преложит гнева Своего на милосердие, пока сам народ не очистится в купели покаяния от многолетних язв своих, а через то не возродится духовно…»

Это важнейшее положение – никто нас не спасет кроме нас самих, но необходимо покаяние. А его нет, и я думаю, что оно-то и необходимо и должно включать в себя государственное, юридическое осуждение совершенного Лениным, Сталиным. Без этого не будет возрождения России, должного экономического развития.

Безусловно Патриарх считал невозможной консолидацию с теми, кто служил сатанизму – с красными бесами. Предстоящий юбилей вызывает тревогу. 100 лет милостью Божией и подвигом новомучеников мы смогли пережить коммунистическое иго, но мы его не преодолели.

Боюсь, как бы Господь не преложил милость на гнев. Сегодня много сказано хорошего, но много и недосказанного, есть ощущение что авторы обращения как ужи на сковородке вьются чтобы остаться объективными и в то же время примириться с партией Сталина-Ленина. Это невозможно.

Как говорила святая Матрона Московская, «Если народ не покается, то он исчезнет».

DSC_9967

DSC_9961

DSC_9960

DSC_9925

DSC_9915

DSC_9903

DSC_9885

DSC_9882

DSC_9866

DSC_9855

DSC_9846

DSC_9813

DSC_9807

DSC_9802

DSC_9793

DSC_9789

DSC_9787

DSC_9785

DSC_9780

DSC_9763

DSC_9753

DSC_9745

DSC_9737

DSC_9699

DSC_9665

DSC_9658

DSC_9606

DSC_9591

DSC_9589

DSC_9576

DSC_9570

DSC_9560

DSC_9558Видео: Виктор Аромштам

Фото: Иван Джабир

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Октябрьская революция глазами очевидца и современника – владыки Вениамина (Федченкова)

На чьей стороне был я и вообще мы, члены собора? Разумеется, юнкера были нам более своими…

Революция и Собор 1917–18 гг.

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 6, 1995

Вспомню еще и о дровах. Профессор университета Ф. получил ордер на получку порции отопления, сторож отмерил…