«Особые» книги для православных: все о муми-троллях

|

Нужны ли православным «особые» книги? Какое произведение можно считать христианским? Как быть со школьной программой, в которой так много того, о чем не принято говорить со школьниками в воцерковленных семьях? Эти вопросы часто задают друг другу православные родители, но нужны ли какие-то специальные книги, которые написаны православными авторами и рассказывают о православной жизни? Об этом — Анастасия Отрощенко, Милосердие.ру, специально для Православие и мир.

Думаю, что единственный критерий, которым следует руководствоваться, говоря о книгах — это слова Оскара Уайльда: «Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги, написанные хорошо, а есть книги, написанные плохо». Дальше можно рассуждать о том, что такое хорошо и плохо, можно говорить о глубине, многоуровневости произведения, серьезности проблемы, изысканности языка и т. д. О юморе, лирике, о том, что настоящую книгу по прочтении закрываешь с сожалением, слишком уж быстро она закончилась, но все эти рассуждения будут далеки от деления на «православное — неправославное».

Любая настоящая вещь говорит нам о Боге и мире, созданном Им. И в этом смысле становится совершенно не важно, кем написана та или иная книга, в какое время и в какой стране. Серию статей, посвященных разным авторам и книгам, которые, на мой субъективный взгляд, являются самыми что ни на есть христианскими, открывают муми-тролли из книг финской писательницы Туве Янсон.

муми-тролли

«Тот, кто любит блины, не опасен»

Первую книгу серии «Маленькие тролли и большое наводнение» Янсон писала в годы Второй мировой войны, издана она была в 1945 году. Хаосу, беспросветной мгле и кошмару действительности автор противопоставляет уютный мир сказочных существ, которые живут в Муми-далене (долине Муми-троллей). Она отрезана от всего остального мира и подробно описывается во второй книге серии — «Муми-тролль и комета».

Один из главных образов и этих двух, и последующих повестей — дом. В доме всегда тепло и безопасно, папа пишет мемуары, а мама печет пироги: «Молоко, розы, булочки и ягоды — лучший способ отметить возвращение кого бы то ни было домой». Это не значит, что герои Туве Янсон живут в мире, где нет сложностей или печалей, мир вокруг страшен и порой безрадостен, но тут всегда тебя ждут. И не только тебя, но и твоих друзей, дом открыт для любого существа. Дом безопасен, все невзгоды и страхи, а также страшная Морра, разрушающая комета и проч. всегда остаются где-то во внешнем мире.

Но в мире, который создает финская писательница, важен не только дом. Еще одна очень важная тема — тема дружбы. Друг — это не существо с идеальным набором качеств, друг — это просто дар, который дается в какой-то момент жизни. И таким даром, по мнению писательницы, может быть и жадный маленький зверек Снифф, и занудный Снорк, и всезнающий Хемуль, который никогда не признает своей неправоты. Вместе с другом, рядом с ним, легче пережить опасные приключения и смириться с потерями — «иногда всё, что нужно сделать, чтобы успокоить кого то, это напомнить ему, что вы рядом». С темой дружбы связан совершенно особый персонаж, друг главного героя повестей Муми-тролля, Снусмумрик.

«Иногда ужасно тяжело быть самим собой!»

Снусмумрик, с одной стороны, противопоставлен безмятежному уюту долины, с другой — даже его, существо, лишенное привязанности к материальному, тянет сюда, к этому центру домашнего тепла. Снусмумрик выглядит совсем иначе, чем тролли и снорки — белые и округлые, похожие на маленьких бегемотиков, они будто ожившие игрушки или детские рисунки. Снусмумрик напоминает скорее бродягу или странника, в зеленой широкополой шляпе с пером и дождевике, он гораздо опытнее других героев и по-настоящему мудр. Чаще всего он незаметен, немногословен и невозмутим, но иногда способен на такие поступки, на которые не способен никто (напугать сторожа в парке, который не разрешает бегать по траве и шуметь, например).

Он абсолютно чужд материального, ему достаточно иметь палатку, старые штаны, губную гармошку и курительную трубку — все остальное лишнее. Снусмумрик действует сам по себе, у него есть свои планы, в которые он никого не посвящает. Как бы ни переживал его друг Муми-тролль, Снусмумрик никогда не изменит им: если он решил вдруг отправиться путешествовать один, его ничто не удержит. Или почти ничто. Однажды (в повести «Опасное лето») он все же остался, потому что надо было позаботиться о нескольких детенышах-сиротах. Его жизненное кредо — «на самом деле, обо всем можно сочинить песню» и «подстраиваться под кого-то совсем не обязательно».

Именно со Снусмумриком связано нечто очень важное, отличающее произведения Туве Янсон от многих книг. Это попытка показать абсолютно свободного (от всего материального) героя. Такого «христианского» подхода по отношению к вещам я не встречала, пожалуй, больше нигде.

«Жизнь прекрасна»

Одна из моих любимых историй Туве Янсон называется «Седрик». Она рассказывает о даме, которая очень любила разные вещи — «В безупречном порядке расставляла она их по полкам, мыла и чистила до блеска, и они становились все красивее и красивее, так что гости приходили в дикий восторг от всего, что видели в ее доме…»

Но как-то раз эта дама проглотила косточку от бараньей отбивной, и она застряла у нее где-то внутри. Это было очень опасно, и доктор не исключал худшего исхода, он сказал, что жить ей осталось несколько недель. И тут она вспомнила, что в молодости мечтала увидеть реку Амазонию и построить дом для сирот, где им было бы весело, мечтала увидеть, как извергается вулкан и закатить пир на весь мир. Одна беда, пока она собирала красивые вещи, друзей у нее не осталось, поэтому пир закатывать было особо некому — «чем больше она думала об этом, тем грустнее ей становилось. Расхаживая взад-вперед по комнатам, она искала утешения у своих удивительных вещей, но они уже совсем не радовали ее. Наоборот, она с грустью думала, что ей придется оставить их на земле, когда сама она вознесется на небо…»

Как-то ночью ее посетила замечательная мысль — раздать все свои вещи родственникам, чтобы в доме стало просторнее. Она так и сделала. Она чувствовала себя феей, которая дарит близким подарки, в доме стало свободнее, ее сон улучшился, а благодаря этому улучшилось и настроение. Люди стали чаще к ней приходить, потому что, несмотря на смертельный диагноз, с ней стало интересней общаться. Как-то раз, когда друзья сидели у нее в гостях и по обыкновению рассказывали друг другу смешные и страшные истории, дама стала так хохотать, что косточка, застрявшая в желудке, выскочила, и она снова стала здорова. Она осуществила все, о чем мечтала в юности — и пир, и приют для сирот, и вулкан. Последнее, что известно о ней, это то, что она отправилась к Амазонии.

Эта история Туве Янсон мне очень нравится, потому что здесь рассказывается о человеке, который сумел свои напасти превратить в смешную историю или, как говорят в Муми-далене, «даже самые грустные вещи перестают быть самыми грустными, если относиться к ним правильно». Думаю, в мире Туве Янсон легко почувствовать, что несмотря ни на что «жизнь прекрасна»!

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Четверть века без советской власти

Че Гевара на сердце, автомат наперевес и – решай простым способом сложные проблемы

Протоиерей Максим Козлов: Промысл – штука нелинейная

Люди не изменились со времени великого потопа, или О воле Божией в нашей жизни

Вызовы и Заветы. Диагноз – милосердие. Прогноз под вопросом

Чтобы высокая врачебная этика не "генномодифицировалась" в очередной медицинский тоталитаризм, имеет смысл познакомиться с этой книгой