Осталась одна Таня

|
Нет, наверно, человека, ничего не знающего о дневнике Тани Савичевой. Записи в нем короткие и их так мало, что сложно прочитав несколько раз, их не запомнить. Или если не запомнить имен и дат, не запомнить ужас маленькой девочки, у которой умирал один близкий за другим. С декабря 1941 по май 1942 года. В блокадном Ленинграде.
Осталась одна Таня

28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12 часов утра.
Бабушка умерла 25 января 1942-го, в 3 часа дня.
Лёка умер 17 марта в 5 часов утра.
Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи.
Дядя Лёша 10 мая в 4 часа дня.
Мама — 13 мая в 7:30 утра 1942 года.
Савичевы умерли.
Умерли все.
Осталась одна Таня.

Вот этот дневник, записанный в записной книжке старшей сестры.

К счастью для потомков, Таня ошиблась в двух предпоследних строчках. Савичевы умерли не все. Та самая старшая сестра выжила в эвакуации. Именно она обнаружит по возвращению из эвакуации в старом блокноте эти записи и передаст своему знакомому Льву Ракову, который поместил дневник в экспозиции выставки «Героическая оборона Ленинграда».

Есть распространенное мнение, что Танин дневник был представлен на Нюрнбергском процессе в качестве обвинительного документа против нацистских преступников. Но скорее всего, это просто красивая легенда. Все документы того процесса остались в Нюрнберге, их не возвращали “домой”.

Как бы там ни было, о Тане в Советском Союзе узнали из этих строчек. Однако долгое время никто не знал о дальнейшей судьбе их автора. Выжившая сестра сначала надеялась, что она вернется в Ленинград, потом надежда пропала… А многие люди еще до середины 60-ых годов верили в то, что Таня живет где-то и продолжает вести свой дневник. Только в 1971 году стала известна точная дата ее смерти – 1 июля 1944 года. Место – поселок Шатки, Горьковская (ныне – Нижегородская) область.

Последняя строчка дневника действительно была правдой. Таня осталась. После смерти мамы она недолгое время жила у бабушкиной племянницы, а в конце 1942 года её эвакуировали из Ленинграда с детским домом. Когда жители поселка, куда привезли детей, подошли к вагону и стали звать ребят – никто не вышел. По одной простой причине: у них не было сил на движение.

Единственным ребенком из этого детского дома, которого не спасут, станет Таня. Она умрет от туберкулеза кишечника, который в 40-е годы для ребенка из блокадного Ленинграда был смертельным.

А через год после того, как станут известны подробности Таниной смерти, в поселке Шатки случайно окажется Эдита Пьеха. Положив цветы на могилу девочки, певица пообещает: “Я приеду к тебе с песней”. И приедет. И впервые исполнит “Балладу о Тане Савичевой” именно рядом с ее могилой.

А памятник установят по проекту девятиклассника Дмитрия Курташкина из мордовского села Старого Иванцева: полуразрушенная стена дома, а на ней как заплатки – странички дневника.

Что мы знаем вообще о Тане Савичевой, кроме коротких и безжалостных девяти строк ее дневника? Не так уж и много.

Знаем о том, что ее отец во времена НЭПа имел два предприятия, за что его лишили прав, а заодно и его дети потеряли возможность получить высшее образование.

За несколько дней до войны. Таня с племянницей

За несколько дней до войны. Таня с племянницей

Знаем о том, что Таня была младшим, пятым ребенком в семье Николая Родионовича и Марии Игнатьевны. По воспоминаниям сестры, Нины Николаевны, она была в детстве “золотым ребенком”, всё время была сосредоточена и внимательно слушала рассказы старших о жизни и работе.

Знаем о том, что Савичевы могли уехать из Ленинграда перед самой войной к родственникам Таниной мамы, в деревню, на лето. Так и собирались, только вот отметить день рождения бабушки, Евдокии, хотели  в городе. А день рождения был 22 июня, после которого Савичевы решили оставаться и помогать Ленинграду выстоять.

Знаем о том, что эта самая бабушка в январе 1942 года откажется ложиться в больницу, объяснив свое решение тем, что ленинградские больницы переполнены. И почти сразу же умрет от истощения.

Знаем о том, что в том же январе 1942 года в городе были открыты столовые для школьников. Самой Тане удалось пообедать там всего три дня: до ее дня рождения, 23 января. Детям от 12 лет полагалась взрослая норма хлеба, не больше.

Знаем о том, что блокнот Нины, в котором она запишет эту страшную летопись, Таня взяла в новогоднюю ночь 1942 года. В блокадном Ленинграде люди отмечали праздники! Даже подарки получали. Сосед в тот год Тане подарил огромную книжку “Легенды и мифы древней Греции”. Другие книги он сжег, чтобы обогреться, так что этот подарок никак нельзя считать дежурным.

Знаем о том, что… знаем еще что-то. Знаем, что писала она цветным карандашом, а не косметическим, как долгое время думала Нина Николаевна.  Знаем, в какой школе она училась, за какой партой сидела. В советские годы учащиеся этого учебного заведения “награждались” правом сидеть за этой партой.

Мы не знаем главного… Точнее знаем факты, но не можем этого прочувствовать до конца. Как же люди там жили? Но у нас есть эти девять строчек, в которых нам попытались об этом рассказать. И наверно, это и есть самое главное, что нужно знать о Тане Савичевой. Те самые ее собственные девять строчек.

28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12 часов утра.
Бабушка умерла 25 января 1942-го, в 3 часа дня.
Лёка умер 17 марта в 5 часов утра.
Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи.
Дядя Лёша 10 мая в 4 часа дня.
Мама — 13 мая в 7:30 утра 1942 года.
Савичевы умерли.
Умерли все.
Осталась одна Таня.

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Блокада: связь времен (ФОТО)

На снимках максимально точно совмещены кадры одного и того же места, но сделанные в разное время:…

Блокада из детства

Автор вспоминает свое детство, которое прошло среди блокадников

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: