Остановить безумие. Если близкий сходит с ума у вас на руках

, |
Безумие нужно вынимать на свет ложками, не оставляя ему возможность накапливаться в темных углах и плодиться делением, для этого нужно его выговаривать.

После публикации видеообращения певицы Шинейд О’Коннор, в котором она рассказывает о своей депрессии, одиночестве и суицидальных мыслях, многие задумались, как можно помочь близкому с психическим расстройством. Борис Веркс, чья жена 6 лет борется с депрессией и паническими атаками, написал в Facebook о том, что помогает им справляться с болезнью. Специально для «Правмира» эти рекомендации прокомментировала психиатр Мария Лейбович.

Не пытаться его рационализировать

Борис Веркс

Это особенно важно, если у вас рационализаторский мозг. К человеку, который сходит с ума, не надо в этом состоянии подбирать ключ. Если пилот самолета, попавшего в турбулентность, начнет в панике жать на все кнопки подряд, у него гораздо больше шансов разбиться, чем выйти из турбулентности и посадить его.

Примерно то же самое делаете вы, пытаясь самостоятельно помочь человеку распутать цепочку, которая приводит к безумию. Скорее всего, вы просто нагрузите ее новыми звеньями: дополнительной виной, ложными гипотезами. Это опасно. 

Как бы жестоко это ни звучало, все это надо было делать до того, как человек оказался на грани. 

Если упрощать, безумие — это следствие запущенного химического сбоя мозга, вы не сможете провернуть процесс обратно через этот сбой, обсчитать генератор случайных чисел. Чтобы сделать это, нужны годы очень специфического образования и опыта и огромная удача, которой у вас точно нет, если вы уже оказались в такой ситуации. 

Например, не нужно пытаться апеллировать к хорошему: человек, который сходит с ума, воспринимает наличие работы, денег, хорошей квартиры, детей, здоровье близких, хорошую погоду не так, как вы. Я бы сказал, что вам и не нужно пытаться это понять, иначе вы не сможете работать противовесом безумию.

 

Заставлять выговариваться

Единственный подручный способ бороться с безумием — выгонять его из организма, как инфекцию. Как минимум, вы сможете выиграть время, чтобы перегруппироваться, как максимум — спасти человека. Как это делать? Просить человека подробно выговаривать все, что происходит у него в голове, не осуждая его ни в чем, не удивляясь ничему, расспрашивать, стараться понять и говорить, что понимаешь (даже если не понимаешь вообще, потому что сейчас это неважно), не высказывать никакого своего отношения к этому, кроме принятия.

Безумие нужно вынимать на свет ложками, не оставляя ему возможность накапливаться в темных углах и плодиться делением, для этого нужно его выговаривать. 

Если вам надо отвлечься, нужно дать человеку карандаш и тетрадку, чтобы он писал без остановки обо всем, что происходит у него в голове. Кстати, эти заметки потом очень помогут в работе с психотерапевтом.

Фото: Quentin Lenw / wird.com.ua

Заботиться о себе

В самолете вы надеваете кислородную маску сначала на себя, потом на ребенка. В герметичной ситуации безумия то же самое. Если вы не позаботитесь физически о себе (еда, сон, гигиена), вы не сможете помочь близкому. Если вы будете позволять себе раскисать, то попадете под машину, а при таких раскладах вы безумнее безумца.

Даже не очень чувствительный человек всегда подвержен иннервации состоянием близкого, поэтому следите за собой. Я бы сказал, что человеку, который занимается поддержкой близкого, скорее всего, самому нужна терапия.

 

Имитировать жизнь

Любой человек, не только в состоянии психоза, всегда глупее собственного тела. По счастью, мозг — это часть тела. Имитация жизни — это типа fake it till you make it («Притворяйся, пока это не станет правдой» — ред.), только ваша задача – не помочь человеку стать лучше, а просто выжить. 

Оставлять сознание наедине с собой слишком надолго нельзя. Нужно аккуратно делать то, что человек еще может делать из того, что делать привык. Приготовить вместе ужин. Пройтись в парке с мороженым. Посмотреть вместе фильм. Съездить куда-то, где человеку всегда было спокойно в нормальной жизни.

Делать то, что вас объединяет и не требует от вашего близкого особой рефлексии, оценки себя, самосоотношения с кем-то и вами. Ваша задача — удержать разум в теле, для этого тело нужно обмануть, имитируя нормальную жизнь.

 

Заземлять

Важно делать то, что заставляет мозг обратить внимание на тело и обрабатывать приходящие от него сигналы, вместо того, чем ему на самом деле хочется заняться.

Подойдет все, что отвлекает человека от своего сознания в пользу тела: посидеть в ванной, заняться сексом, выйти подышать другим воздухом, радикально постричься, сходить на массаж.

Вообще физические штуки очень важны. Отделяющемуся сознанию надо дать понять, что вообще-то оно не само по себе, а вот тут внизу еще идет жизнь и никто ее не отменял.

Выводить из изоляции, но избегать токсичной коммуникации

Когда разум отделяется от тела, худшее, что можно сделать, это предоставить ему для этого комфортные условия: держать в четырех стенах, удовлетворять его стремление к полной изоляции от окружающей и собственной жизни.

Найдите в вашем окружении людей, которые максимально лишены склонности к суждению и осуждению, и смогут просто принять человека в этом состоянии, проведите с ними время. Иногда, чтобы остановить безумие, достаточно простого молчаливого объятия. Поговорите о происходящем вместе с кем-то еще.

У этого пункта есть важный сложный момент: иногда вы сами являетесь фактором ухудшения состояния (например, если вы в паре). Как бы тяжело это ни было, спросите себя, не можете ли вы просто своим присутствием делать хуже, и подумайте, что можно с этим сделать, но так, чтобы не бросать близкого.

 

Терпеть агрессию

Наверное, это самое тяжелое, что может быть на свете, и об этом практически ничего нельзя сказать. Важно принять: это агрессирует не ваш близкий, это его болезнь. Вы не можете побороть болезнь, но вы точно покалечите ослабленный разум человека, которого еще можно спасти, если не удержите собственную реакцию.

Наша подруга-лютеранка как-то сказала, что истинный христианин не приемлет грех, а не грешника. Не нужно быть верующим, чтобы провести аналогию.

При этом агрессию важно анализировать, потому что агрессия — это тоже транспорт для вывода безумия. То, что выходит с агрессией, возможно, выходит таким образом потому, что это важно.

Суицидальные мысли по умолчанию воспринимайте как реальную, максимально опасную угрозу, даже если человек никогда в жизни не говорил об этом до болезни, и вы не можете представить, что ваш близкий на это способен.

Суицидальные мысли — это крик о помощи, не вздумайте игнорировать его.

 

Выключать мозг

Сходящий с ума человек — это как перегретый компьютер. Если у вас перегрелся компьютер, вы выключаете его, чтобы он остановил работу, и ждете, пока он остынет – то же самое с человеком. Для этого можно гулять, заставить человека делать что-то, от чего он физически быстрее устанет (но не изнурять).

Ваша задача – довести к вечеру тело до плавной разрядки, чтобы мозг смог во сне остыть и перезагрузиться. Поэтому важно восстановить или создать с нуля режим сна (даже если человек не высыпается – мы не говорим тут о качестве жизни). «Вырубаться» алкоголем и любыми средствами, изменяющими сознание, нельзя ни в коем случае (если у вас есть друзья или родственники, склонные к этому, ограничьте их влияние).

 

Следить за питанием

Человек, который борется с собственным сознанием, возможно, не способен одновременно следить за телом, и это большой подвох, потому что у него не остается сил на борьбу с болезнью. Найдите то, что человек может есть в этом состоянии, и следите, чтобы он ел и пил.

 

Избегать лишней иннервации

Например, не надо смотреть фильмы, в которых герой сходит с ума, абсурдистские спектакли, читать Шекспира, оказываться в дополнительно сюрреалистичных ситуациях.

В обычной жизни ты не обращаешь на эти вещи внимания (и даже сам ищешь их), но их вокруг огромное количество.

И 2 самых важных совета!

 

Вести к психотерапевту/психиатру прямо сейчас

Не к психологу, священнику, коллегам по болезни, на форум диванных экспертов, коучу по саморазвитию, в спортзал или на работу. 

Когда у вас сломана нога, вы не идете к косметологу, вы идете прямо к хирургу.

 

Как выбрать терапевта

Нужно четко описать ему ситуацию со стороны (возможно, ваш близкий не в состоянии сделать это адекватно сам). Терапевт должен быть уверен в своих силах и опыте, либо перенаправить вас к другому специалисту. 

Выявить хорошего терапевта до первого сеанса тяжело, но вполне можно после. Самое главное: терапевт никогда не скажет человеку, что ему делать. Это прямое нарушение этики. Если терапевт говорит — выпей винца, сгоняй на море и займись спортом, пожалуйста, идите к другому врачу. Терапевт помогает разработать тактику действий, но это может быть только обоюдный, основанный на анализе процесс, и это не происходит за час. 

Терапевт не обещает результат за 4 встречи и вообще не обещает, потому что не может физически. 

Если с терапевтом некомфортно, лучше уходить — у вас нет времени притираться. Способность создать максимально доверительную атмосферу — основная обязанность терапевта. Если у вас есть опасения о том, что терапевт может не соблюдать конфиденциальность пациента — бегите от него. 

Терапевт не будет лезть куда-то без вашего согласия, намеренно принося боль — он будет аккуратно готовить вас к этому. Терапевт не будет оценивать вас и высказывать своего порицания ваших мыслей.

 

Пить таблетки, если их назначили

И ни в коем случае не пить таблетки подруги, таблетки, о которых кто-то где-то написал, пить таблетки без еженедельного контроля специалиста, нарушать режим приема. 

Решиться на таблетки часто тяжело, потому что они как бы легитимизируют безумие. И еще есть много мнений о том, что это на всю жизнь, и еще можно набрать вес, и еще это заговор фармкомпаний, и вообще ты не такой слабак, чтобы не справиться без них. 

Обо всем этом можно будет подумать, когда вы дотащите человека до того состояния, в котором он в принципе сможет о чем-то думать.

 

Не сдаваться

Сходить с ума — физически очень трудно, и это не продолжается вечно: все либо закончится больницей, либо станет легче — это довольно бинарная ситуация, и оба этих варианта лучше, чем та неопределенность, в которой вы находитесь сейчас.

Вместе с тем, сойти с ума точно очень легко, если ты остаешься наедине с самим собой.

Если вы вытащили близкого с того света, в вашей жизни, скорее всего, никогда не будет ничего, чем вы сможете гордиться больше.

Ничего этого я бы не знал, если бы моя жена Алия, которая 6 лет героически живет с психическим заболеванием, не объяснила бы мне. Как, впрочем, и большинство вещей, которые я знаю о жизни.

 

Мария Лейбович, врач-психиатр, завотделением реабилитации ФГБНУ «НЦПЗ»

Иглоукалывание, отчитки и колокольный звон не лечат психических расстройств!

Рекомендации Бориса во многом верны, самые важные из них касаются причин (говоря словами Бориса, «безумие — это следствие запущенного химического сбоя мозга») и медицинской помощи.

Действительно, для ее оказания необходим специалист (а иногда и команда специалистов), получивших специальное образование и имеющих опыт работы с такими пациентами.  

От себя хочу лишь подчеркнуть, за исключением депрессий и тревожных расстройств легкой степени (выраженность оценивает врач!), психические расстройства лечатся исключительно медикаментозно. Ни иглоукалывание, ни режим, ни уринотерапия, ни гомеопатия, ни «отчитки», а также колокольный звон – не лечат психических расстройств! И, разумеется, соблюдение предписаний врача — главное условие успешности лечения, формирования устойчивой ремиссии и основной метод вторичной профилактики.

Если с пациентом работает психолог, то это обязательно должен быть именно клинический (медицинский) психолог. Тот «хороший, что кузине помог», не подойдет. Кстати, то, что психотерапевт никогда не скажет, что делать — миф. Чем выраженнее нарушение, тем директивнее терапевт.

В комментариях к рекомендациям Бориса был вопрос о том, как отвезти пациента к психотерапевту, если сам пациент категорически против. Здесь произошла подмена понятий: к психотерапевту против воли человека вести бессмысленно, этот специалист может помочь только человеку, который настроен на сотрудничество (исключение — принудительное посещение психотерапевта по решению суда в зарубежной практике, эффективность в настоящее время обсуждается).

А вот принудительному лечению у психиатра подлежит только человек, представляющий угрозу для себя (суицидальные намерения) или окружающих (угрозы). Оценку потенциальной опасности пациента и его состояния лучше доверить специалисту. Все остальное — индивидуально в зависимости от состояния, подбираемых схем, уговоров, убеждений, компромиссов, сделок. В нашей клинике консультации родственников по вопросам, как убедить пойти к врачу, как снизить стресс от госпитализации, уже стали обычным делом.

Про выживание близких также все верно. «Сначала кислородную маску себе, потом ребенку». Как в самолете. Это правило.

В моменты обострения под ударом оказываются самые близкие. Им необходимо понимание своих ресурсов и отдых.

Нужно давать себе передышку — родные не должны быть готовы помогать 24 часа в сутки. Обязательно «выключение» из спасения, внимание и время своим интересам, «пополнение ресурсов». Обращение за помощью и информация о том, где эту помощь можно получить. В основе — понимание того, что жизнь с психически больным человеком — большая нагрузка, необходимо беречь силы.

Нужно обращаться в тематические сообщества за поддержкой, посещать медицинского психолога. Чтобы иметь возможность заботиться о близких, необходимо заботиться о себе. Забота о себе включает регулярное питание, физическую нагрузку, общение вне семьи, отдых, отвлечение, распределение обязанностей между членами семьи. Если вам что-то надоело — это нормально. Нормально также иногда сказать «нет».

Иногда нужно выстраивание границ («Поговорим, когда ты успокоишься», «Если ты меня ударишь, я вызову скорую психиатрическую помощь»). В случае агрессии важно соблюдать границы. Если агрессия обращена лично к вам — максимально соблюдайте спокойствие (стали бы вы кричать на человека, которого на вас стошнило, например?), обсудите после и договоритесь о границах допустимого.

Действительно, общаясь с близким, не нужно пытаться апеллировать к хорошему. Во-первых, депрессия сопровождается определенными когнитивными расстройствами (проще говоря, «все видится в черном свете») и объективности ждать от больного нельзя. Во-вторых, подобные увещевания вызывают чувство вины у больных («с жиру бесишься») и усугубляют их изоляцию из-за ощущения, что их не понимают.

Не стоит допускать плоских утешительных высказываний или тривиальных подбадриваний («Все будет хорошо», «Нечего бояться»). Нужно избегать фраз «Возьми себя в руки», «Не придумывай», «Ты просто себя накручиваешь».

Относиться к переживаниям больных стоит серьезно, понимая, что состояние близкого человека действительно болезненное, это не прихоть или каприз.

Борис хорошо написал о том, как слушать своего близкого — внимательно, не оценивая, не удивляясь, не осуждая, не выказывая никакого отношения, кроме принятия. Это помогает сохранить контакт с больным, понимать, что происходит с ним, видеть изменения в состоянии. Только, возможно, не стоит говорить, что понимаешь, если на самом деле не понимаешь. Можно сказать, например — я не могу себе этого представить, но я вижу, как это мучительно для тебя. А говорить нужно просто (буквально, короткими фразами), ясно, спокойно и уверенно. Сохранять спокойствие (для этого следить, чтобы не было переутомления, была поддержка).

Не забывать говорить такие простые слова, как «Я люблю тебя», «Я рядом с тобой», «Я помогу тебе» – это может быть очень важно для вашего близкого. Человека действительно не стоит оставлять одного, а вот отвлечение – очень индивидуально. Не каждый пациент отвлечется от своих мыслей, сидя в ванной. И настаивать сильно не стоит, особенно на радикальной стрижке.

Можно предложить пройтись или постараться отвлечь от мыслей и переживаний. Это же относится к совету «выключить мозг». Гулять, отвлекать, наладить сон — хорошо. Заставлять и физически утомлять – очень индивидуально.

И от себя мне хотелось бы обратить внимание на несколько важных рекомендаций: необходимо избегать лишнего стресса, даже положительного. Давать побыть в одиночестве. Помнить, что люди с психическими расстройствами — люди со «слабой», уязвимой психикой. У них ниже стрессоустойчивость, дольше период восстановления.

А также важно не торопиться. Процесс восстановления здоровья может быть длительным. Нужно больше отдыхать, следить за удовлетворением базовых потребностей (сон, еда).

Проблемы решать шаг за шагом. Изменения вносить постепенно. Работать над чем-нибудь одним.

Возможно, временно снизить ожидания. Сравнивать состояние больного не с тем, что было до болезни, а с результатами текущего и предыдущего месяцев (недель/лет).

Ученые доказали, что наличие поддерживающего близкого смягчает течение болезни и ее последствия. Также бремя болезни, ее влияние на самого больного и его семью может быть смягчено, если:

  • болезнь признается как таковая;
  • все заинтересованные лица получили необходимую информацию о заболевании и его лечении;
  • лекарственная терапия проводится последовательно;
  • врачебное наблюдение осуществляется регулярно;
  • семье удалось избежать изоляции.

Найти больше информации по обсуждаемой теме можно на сайте клиники НЦПЗ, портале для родственников, на сайтах поддержки с рекомендациями, например, www.psihos.ru, в книгах (например, замечательная «WHEN SOMEONE YOU LOVE HAS A MENTAL ILLNESS» A Handbook for Family, Friends and Caregivers. REBECCA WOOLIS).

Кроме чтения этих материалов, родственникам также рекомендуется посещение психообразовательных занятий (групповых и индивидуальных) и групп психологической поддержки членов семей психически больных людей.

Как и в случае с впервые выявленным сахарным диабетом, болезнями сердца или деменцией, пациент и его семья проходят своеобразную «школу», где получают необходимую информацию о болезни, узнают о способах справляться с наиболее распространенными сложностями, возникающими в процессе лечения, в быту. Обратите внимание, что общим рекомендациям в некоторых случаях стоит предпочесть индивидуально подобранную схему восстановления.  

 

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Похожих депрессий не бывает

Возьми себя в руки, соберись - все это не работает

Не оставляйте нас одних

Правмир нашел девушку с биполярным расстройством, как у Шинейд О’Коннор

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!