Остановите службу, я сойду

«Бывало, стоит отвернуться, бурчание начинается заново. Тогда я разворачивался, ждал, пока человек поймет: служба не продолжится, пока это не прекратится. Мог спуститься с солеи и подойти», – продолжает разговор о дисциплине в храме протоиерей Игорь Прекуп, клирик Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата.

Мелкое хулиганство и порядок в храме

Протоиерей Игорь Прекуп

Протоиерей Игорь Прекуп

Церковная жизнь предполагает определенный порядок. А где порядок, там дисциплина. Другое дело, что источник такого порядка сверхъестественен, его Творец – Сам Бог. А грех есть разорение Божественного порядка.

Со словом «порядок» возникают часто нежелательные ассоциации, как с чем-то диктуемым, навязываемым, жестким, искусственным, обезличивающим, подавляющим свободу, с чем-то вообще противным свободе личности, проявлению индивидуальности, с чем-то противным творческому началу. Это ложные стереотипы, сформировавшиеся из-за превратного понимания сущности и смысла закона, порядка и дисциплины, из-за злоупотреблений ими, причем злоупотреблений распространенных и настолько общепринятых, что возникающие при словах «порядок» и «дисциплина» представления о чем-то авторитарном и насильственном вполне естественны.

Понимание порядка в сообществе, семье, общине должно восходить к пониманию изначального Божественного порядка, того устроения мира, который в него Бог не просто внес, а по которому, или в котором, Он его сотворил.

Бог есть любовь. Это Его свойство – в основе порядка устроения мира, а значит, и в основе дисциплины.

Любое нарушение церковного порядка непосредственно бьет по тому самому Божественному порядку. То, что в другом месте – недисциплинированность, хаос, мелкое хулиганство, в Церкви сразу же приобретает не то что другой градус, а другое, кощунственное измерение. Потому что посягает на святыню непосредственно.

Церковный порядок – не то, к чему просто обязали, и все. В его основе – должное: соответствие благоугодной воле Божией и Его замыслу. Так что церковная дисциплина не в том, чтобы ходить по струнке, вовремя наклонить голову и так далее. Это внешняя сторона, которая должна быть всего лишь выражением сути, которая в том, чтобы благоговейно сохранять должное устроение. Поведение, исходящее из этого, и есть дисциплина.

Если копнуть поглубже, то дисциплина сводится к самодисциплинированности. А внешние установления – это ориентиры, по которым вот эта самодисциплина выстраивается.

Почему «бабушки» часто руководят в храме?  

Среди тех, кого мы называем общим словом «церковные бабушки», – много пришедших в храм в зрелом возрасте. Они принесли с собой привычные для мира установки. Когда-то среди них много было и тех, кто Церковь на себе вытащил, на своих плечах вынес все скорби, все трудности церковной жизни, защитил, отстоял храмы. И своими трудами, и своей финансовой поддержкой, и тем, что связываться с ними было себе дороже, а желающих покуражиться в храме в советское время хватало.

В тот исторический период немало бабушек заменяли священников в тех случаях, в которых это может сделать мирянин: когда крестили, когда читали заупокойные молитвы об умерших. Потому что священников в некоторых случаях на сотни километров не было.

Но порой у них получалась не замена, а подмена, когда из-за непомерного чувства собственной значимости некоторые из них брали на себя функции этаких наставниц. Среди них распространилось осознание себя хранительницами веры, при каком-то порой подозрительном отношении к священникам. «Батюшки у нас нынче ведь темные», – как мне сказала однажды одна из таких «ветеранок». К сожалению, их сетования были в чем-то не без основания, потому что сами-то они были очень усердными, а вот священники, с которыми они соприкасались, усердием не всегда отличались.

Большинство бабушек, про которых я сейчас говорю, сейчас в основном в мире ином. Но у них остались преемницы. Не имея заслуг своих предшественниц, они, однако, избыточно унаследовали их самомнение. Заслуг уж нет, а модель сохранилась, что они – хранительницы, ревнительницы, а священник так… назначили и назначили.

Фото: newsvl.ru

Фото: newsvl.ru

Так кто же отвечает за порядок?

За все, что происходит на приходе, морально (прочую ответственность мы сейчас не рассматриваем) отвечает настоятель. В первую очередь, перед Богом. Во-вторых, перед своим священноначалием и паствой. И вообще перед всеми людьми, которые просто мимо этого храма ходят, даже не заходя. Эту ответственность, разумеется, в разной степени разделяют с ним и остальные приходские священно- и церковнослужители, и все прихожане. Но он – в первую очередь.

Как контролировать ситуацию, как формировать дисциплину – это уже другой вопрос. И очень непростой. Потому что или ты будешь молиться во время службы, или реагировать на каждый шорох и «строить» народ.

Мой личный опыт подсказывает, что надо не переделывать людей, а помочь им проникнуться серьезностью к тому, что происходит во время службы. Другое дело, что способы тут могут быть разные. Священник может переложить обязанность контролировать ситуацию в храме на прихожан, которым он доверяет в этом отношении.

Причем те самые бабушки, для которых священник не указ, если он попробует их перевоспитать, могут такую жалобу архиерею накатать, что мало не покажется. И не исключено, что на основании их «сигнала» архиерей сочтет, что священник не справился, не смог наладить отношения на приходе, создал конфликтную ситуацию, не прижился. И – перевести священника. Жалобщиц-то никуда не переведешь…

А священник, возможно, пытался сформировать приходскую общину на этом месте и дорожит им. Он может пытаться идти на компромисс. Но не факт, что этот компромисс будет на пользу делу и дисциплина в храме улучшится.

Те же самые «бабушки», которые себя мнят хранительницами православия, нередко дисциплину и нарушают. Только не так явно и не в общепринятом смысле. Потому что одно дело – стоять и не шевелиться во время службы, а другое – не делать лишний раз замечаний. Подчеркиваю – лишний раз. Иногда все-таки надо сделать.

А иногда важнее промолчать. Разве не нарушение дисциплины – съязвить, уколоть ближнего тихо, не потревожив внешнего благолепия храма и не нарушив внешнего порядка богослужения, но все-таки сделав больно ближнему своим едким словечком?

В первую очередь, Господь видит грех, а не внешние нарушения формы. Перед Ним нарушитель храмовой дисциплины тот, кто нарушает должное устроение церковной жизни, сущность которой не в уставном богослужении, тем более не в представлениях о ритуальной нечистоте и уж всяко не в том, через какое плечо свечку передать.

Церковь – это Тело Христово, где Христос – Глава, а мы порознь – члены. Это единение святости и любви. Всякое богопротивное душевное состояние, тем более вытекающие из него слова или действия – вот первейшее нарушение церковного порядка и дисциплины, вот на что должен первоочередное внимание обращать настоятель и «актив».

Впрочем, такие, казалось бы, мелкие внешние нарушения порядка, как разговоры во время службы, тоже вытекают из неподобающего внутреннего устроения, а попустительство этому сказывается пагубно на всем – и на внешнем, и на внутреннем.

Молятся или болтают

В общем, настоятелю должно быть дело до всего. В частности, молятся ли прихожане во время службы или болтают. Есть храмы, где заведено, что люди в храме помалкивают, и если переговариваются, то только шепотом и лишь по крайней нужде. А есть места, где те же самые «бабушки» встречаются так, словно они в клуб по интересам пришли. Вот они встретились, им надо обменяться последними новостями. Хорошо, если до начала богослужения, но они могут продолжать увлекательные беседы и во время. И что делать священнику – заниматься своим прямым делом или ими?

Если брать мой опыт, я занимался и тем, и другим. Хорошо, что мы начинали служить в очень маленьком помещении нижнего придела строившегося храма. Довольно легко было определить, откуда доносится бормотание. Я мог остановить службу, выглянуть из алтаря и посмотреть в том направлении, откуда что-то доносилось. Если этого было недостаточно, приходилось делать замечание.

Бывало, стоит отвернуться, бурчание начинается заново. Тогда я разворачивался, ждал, пока человек поймет: служба не продолжится, пока это не прекратится. Мог спуститься с солеи и подойти. В итоге мало-помалу люди привыкли молиться за службой, не отвлекаясь ни на что постороннее. Когда мы перешли в верхний храм, этот порядок уже поддерживался самими прихожанами. И если я, стоя в алтаре, слышал сзади какой-то шум, то уже знал, что, видимо, кто-то новенький пришел и ему пока еще не успели сделать деликатное (заметьте, деликатное) замечание.

Фото: spbda.ru

Фото: spbda.ru

Когда я оказался на следующем своем приходе, там тоже пришлось наводить порядок. И тоже не скажу, что это было легко, много было потрачено сил и нервов. Но в итоге люди благодарили.

Буквально на днях, хотя я уже шесть лет там не служу, мне передали отзыв, что порядок, который при мне выработался за несколько лет, когда люди внимательно молятся на службе, когда не лезут со всех сторон прикладываться к иконе или Плащанице, или причащаться – сохраняется.

Причем «старожилы» мягко помогают новым прихожанам усваивать этот порядок. Именно мягко, деликатно, а не жесткими указаниями.

Да ту же пресловутую раздачу воды на Богоявление можно организовать так, что никто не будет толкаться, лезть. Это клевета на русский православный народ, что он не любит порядка и совершенно не поддается никаким внушениям, объяснениям. На самом деле люди даже очень любят порядок. Просто не все в состоянии, скажем так, сами себя отрегулировать в определенные моменты и нуждаются в помощи. Речь не о построении по свистку, а именно о помощи, благодаря которой люди самоорганизовываются из соображений благоговения перед Божественным порядком, благоговения перед святыней, когда не допускаются нарушения не только внешние, а в первую очередь внутренние, когда человек следит за своим сердцем, чтобы, когда ты подходишь к Чаше, самому не испытывать ничего несовместимого со святыней и другому человеку не дать повод к этому.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Убирая сор из глаза ближнего, оставьте ему все-таки глаз

Оно стояло, ничуть не смущаясь, и вращало головой, озираясь по сторонам, и вдруг… само перекрестилось!

«Больше в ваш храм ни ногой!»

Когда у человека болит, он обращает внимание только на главное

Почему мы скучаем на литургии

Когда священник в одной реальности, хор - в другой, прихожане - в третьей