Оставь в покое своего ребенка, своего мужа, всех!

Притча о блудном сыне убеждает нас в существовании безграничной любви и великого прощения. Это ожидает всех людей. Господь делает невозможное возможным, для того чтобы спасти мир. Он будто говорит: «Успокойся. Найди свою меру, определи границы своих возможностей и сил. И дай Мне делать Свое дело. Не мешай Мне своими тревогами, страхами и напряжением».

Как прекрасна эта притча, рассказанная Господом! Младший сын уходит из Отчего дома, потому что захотел независимости, захотел жить своей жизнью. И говорит Отцу: «Отче! дай мне следующую (то есть наследуемую – прим. перевод.) часть имения» (Лк.15:11). И Отец отдаёт. Сын уходит.

Да, эта притча давно нам знакома, но мы никак не можем по-настоящему ощутить, понять то, что в ней происходит – хотя столько лет – каждый год! – читаем и слушаем её в храме, в Неделю о блудном сыне (или, как говорят некоторые, Неделю о Милосердном Отце). И в нашей душе по-прежнему царит страх, а на сердце – тревога, потому что мы боимся за своих детей. Нам кажется, что они ничего не понимают. Они глупо развлекаются, они живут в грехе, впутываются в разные истории, попадают в тюрьму, принимают наркотики, меняют мужей, жён, мучаются…

И мы постоянно думаем обо всем этом, прокручиваем в голове, беспокоимся и заболеваем. Но у нас есть эта притча, которая успокаивает и утешает – конечно, если мы сами хотим успокоиться и целиком довериться Богу. Правда, это самое трудное – довериться Богу. Довериться и сказать: «У всех нас есть Отец, очень хороший Отец, с Которым я не могу сравниться». Ты можешь быть хорошим родителем, но что бы ты ни делал для своего ребёнка, как бы ни любил его – разве можно сравниться с Богом, нашим Отцом?

Не понимаю, как так получается, но большинство из нас, едва оказавшись в Церкви, спустя два месяца уже считают, что знают о Церкви всё и теперь могут спасти весь мир, победить зло и изменить всех людей в лучшую сторону. Кто всё это собирается сделать – ты? Ты, который совсем недавно пришёл в Церковь? Или ты, который в Церкви уже давно, но до сих пор так и не почувствовал любовь Отца? Познал ли ты сам эту любовь, чтобы потом передать её тому, кому хочешь помочь? Обрёл ли тот мир душевный, который необходим тебе самому для того, чтобы сказать другому: «Пойдём, я отведу тебя ко Христу, Который успокоит тебя так же, как успокоил меня!»?

Напротив. Чаще всего (не знаю, замечали ли вы это или нет) мы бросаемся спасать других, потому что это нужно нам самим. Для нас это – увлекательный процесс, который даёт нам чувство удовлетворения. Нам – но не нашим близким, не нашим детям. То есть мы делаем это не для других, а для себя. И не спешите оправдываться. Ведь в определённых случаях мы так и думаем: «Что теперь про нас соседи скажут? Ребёнок опозорил всю нашу семью! Что будут говорить о нас родственники?» То есть в первую очередь мы думаем именно о себе, как мы выглядим – в глазах общества, в глазах Церкви и т.д.

Мы считаем, что церковные люди должны быть идеальными.

Но когда у кого-то в семье проблемы с детьми, мужем или женой, как мы на это реагируем? Кто из нас, вместо того, чтобы думать о мнении окружающих, просто заглянет в душу любимому человеку и скажет: «Меня волнуешь лишь ты. Твоё счастье, твоё спокойствие и душевное равновесие. Мне всё равно, что скажут люди. Пусть они нас осуждают – мы же не для них живём, а для Бога. Для Него мы действительно должны стараться, и наши взаимоотношения должны быть искренними, честными и глубокими». Есть ли такие люди среди нас? Может быть, это мы с вами? Вы? Я? Мы, считающие себя церковными людьми. Считающие – но действительно ли мы в Церкви?

Знаете, у скольких нецерковных людей душа пребывает в Церкви, хоть они и не подозревают об этом? Я имею в виду их душевное состояние. Да, телом они не в Церкви, более того – они развлекаются в ночных клубах, бродяжничают, принимают наркотики, вступают в беспорядочные связи, становятся преступниками – но они очень близки к тому, чтобы придти к Богу. Потому что в какой-то момент они могут искренне, от всего сердца сказать: «Господи, помилуй! Помоги мне, погибаю! Обними и согрей меня!» И если они приходят к Богу, то становятся совершенно другими людьми – обновлёнными, преображёнными и смиренными, с благодатью на сердце и светом на лице.

Лично у меня притча о блудном сыне вызывает большие угрызения совести. Она заставляет о многом задуматься, и мне становится стыдно. Потому что на самом деле эти «объятия Отча», эта Отчая любовь, которая должна изливаться на окружающих – компетенция Церкви. То есть эту любовь должны показывать церковные люди – вы, я, те, кому Бог сказал: «Дети Мои, я оставляю вас здесь, на земле, и вы должны показывать всем Мой Светлый Лик, Мою Благодать. Не забывайте об этом! Отдавайте людям Моё тепло, святость, прощение, сочувствие, сострадание, понимание, Мою родительскую любовь».

Где же всё это? Где? Люди слышат от нас только порицание, осуждение. А если милосердие и является, то только с такой вот огромной поправкой: «Я прощаю тебя, НО!…» То есть теперь ты должен делать то-то и то-то. И начинаются епитимьи, осуждения, укоры и прочие строгости. А человек слушает всё это и думает: «Где же эти улыбки, ласковые слова, которые мне говорили вначале – «Приходи к нам, тебе будет хорошо с нами!» Где же это хорошее?»

Мы, церковные люди, часто бываем очень похожи на старшего брата из притчи. Он был хорошим сыном, но настоящего взаимопонимания с Отцом у него не было. Он жил в Отчем доме, но не знал своего Отца. То есть фактически был ещё более «блудным», чем младший брат. Живя у Отца, он не чувствовал Его любви. Не покидая родного дома, он был эгоистом и не любил ни Отца, ни брата, который долгое время отсутствовал. Он ничего не сделал для того, чтобы брат скорее вернулся домой, и всё это время жил своей, отдельной жизнью, словно говоря: «Меня не интересует, как и где он живёт. Я живу дома, я тружусь и поэтому я – хороший!» Но в действительности он не любил своего Отца, хоть и жил в Его доме. Младший же брат, хоть и ушёл из дома, любил Отца и потому чувствовал связь с Ним. И где бы он ни находился, куда бы ни шёл, свет Отчей любви всегда согревал его. «Так, благость и милость [Твоя] да сопровождают меня во все дни жизни моей» (Пс. 22:6).

Он ушёл из дома, и Отец отпустил его, позволив ему делать то, что он хочет, то есть проявил уважение к своему сыну. И это невероятно – уважение Бога по отношению к человеку.

– Иди, дитя Моё.

– Разве Ты не любишь меня?

– Я очень люблю тебя.

– И при этом Ты хочешь, чтобы я ушёл?

– Нет, Я совсем не хочу этого.

– Неужели Тебе не грустно?

– Грустно.

– Почему же тогда Ты ничего не делаешь?

– Я делаю.

– Что?

– Я уважаю тебя. Если бы ты захотел, ты мог бы увидеть в Моих глазах слёзы, а в Моём сердце – огромную любовь к тебе. Но более всего Мне дорога твоя свобода, твоё желание. Да, Я хочу, чтобы ты оставался со Мной, но не насильно, понимаешь? Делай свой выбор. Я всё равно буду с тобой.

– Отче, но как же Ты будешь со мной, если я ухожу, а Ты остаёшься? У меня начнётся новая жизнь – ночные попойки, девушки… Что же Ты будешь делать?

– Я буду с тобой.

– Но как же Ты будешь со мной, если сейчас так отпускаешь меня и говоришь – «До свидания, дитя Моё»? Я скроюсь за поворотом, и Ты больше не увидишь меня!

– Я буду с тобой, потому что люблю тебя. Я с тобой здесь, но буду и там – мягко и нежно, без насилия, без твоих угрызений. Я никогда не заставлю тебя чувствовать себя виноватым, но всегда буду любить тебя – с бесконечным терпением и уважением, и буду защищать тебя Своей любовью.

Можем ли мы поступать так же? Оставить в покое своего ребёнка, своего мужа, оставить в покое всех? Пусть люди сами делают свой выбор, сами принимают решения. Не нужно ни на кого давить, никого раздражать. В твоих проблемах никто не виноват. Никто не виноват в том, что ты не нашёл своего счастья. Никто не виноват в том, что ты сердишься и что на душе у тебя пустота. А ты всё твердишь: «Это со мной из-за этого, это со мной из-за того…» В твоих проблемах виноват лишь ты сам. А я виноват в своих. Проблемы есть у всех, но разве моё счастье зависит от того, что делает мой ребенок, или супруг, или сосед? Неужели для того, чтобы стать счастливым, нужно, чтобы все вокруг изменились? Нет.

Каждый человек делает свой выбор и принимает своё решение – в своё время. Мы хотим жить в гармонии с собой, но при этом почему-то не можем сказать: «Мой ребенок, мой супруг не виноваты в том, что я никак не обрету мира с самим собой, со своей душой, с Богом. А я всё хочу, чтобы другие изменились, для того чтобы я стал счастливым». Вместо этого мы говорим другому человеку: «Сделай то-то, будь таким-то, и я стану счастливым!» То есть мы будем счастливы, если человек совершит над собой насилие. Нам хочется иметь игрушку или предмет мебели, который можно взять и поставить в любое место, а затем сказать: «Ах, как теперь хорошо! Теперь я счастлив – я поменял обстановку в комнате, переместил мебель… Я могу делать, что хочу, чтобы обустроить своё личное пространство…» Да, но ребёнок или супруг – это не твоё пространство.

Они – личности, у них есть своя, независимая душа. Поймите это, наконец, и не говорите мне: «Да, ты так считаешь, потому что у тебя нет своей семьи. Поэтому ты такой спокойный». Нет, я так считаю не поэтому, а потому, что видел много семейных пар, которые живут именно так. Видел матерей и отцов, которые очень любят своих детей и хотят, чтобы те исправились, изменились, вернулись домой – но при этом бесконечно уважают их. Криками тут ничего не добиться. А если и добьёшься, то такая перемена будет осуществлена под давлением, которое непременно отзовётся бумерангом. Люди так не меняются. Поэтому оставь своего ребёнка в покое и просто скажи ему то, что считаешь нужным.

Хорошо, я скажу ему это раз, другой, третий, но что потом делать? Я же хочу увидеть, что он изменился! А ты признай, что это тебе нужно – сделать его таким, каким тебе хочется. Значит, проблема – в тебе. Отче, Вы серьёзно? Мой ребёнок – наркоман! Да, и что ты можешь здесь сделать? Избавить его от зависимости? Твой ребёнок и так знает, что хорошо, а что плохо. Ему просто не хватает сил. Он понимает, что совершает грех, что это опасно. Понимает умом, но измениться у него нет сил. Ты можешь дать ему эти силы? Можешь чудом изменить его душу? Там действительно нужна помощь. Сколько у тебя детей – трое, четверо? Ты можешь каждый день молиться по пятнадцать минут за каждого из них? Молиться с Божественной любовью, милосердием, светом – чтобы защитить своё дитя, оградить его с помощью молитвы и спокойно отпустить – в жизнь, к людям. Не преследуй его. Пусть лучше его преследует сила твоей молитвы, если ты молишься. А если нет – тогда зачем все эти горькие слова? Разве слово способно изменить человека? У нас есть и книги, и беседы, мы постоянно разговариваем – но разве так меняются люди? Если вместе со словами не льётся источник Божественной энергии, благодати, то как человек изменится? Если ты сам не почувствуешь, как твоя душа смягчается и ты меняешься…

За последние годы я понял эту великую истину, чему очень радуюсь и за что постоянно благодарю Бога и тех людей, которые помогли мне это понять. Мы должны уважать других, но изменить их – не в наших силах. И теперь, когда я исповедаю или просто общаюсь со взрослыми, школьниками, знакомыми, друзьями, – то больше не даю никаких инструкций к действиям. Просто советую молиться и войти в соприкосновение с Источником жизни, мудрости и истины – т.е. с Богом. Прикоснись к Нему, и Он просветит тебя.

Перевод: Елизавета Терентьева

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Я мать, я лучше знаю!

Битва локомотивов на детской площадке

Женись на ней, она церковная! – Но я же ее не люблю!

Радуйтесь своей семье! Радуйтесь тому, что она у вас есть, потому что вам оказана большая честь

4 причины, по которым подростки уходят из Церкви

Как не превратить церковь в «пенсионерский кружок»