Закрыть дверь, из которой дует ад

|
В общем, выходит так, что история восьмилетнего мальчика Жахонгира Турсунбоева для меня лично – программная, и я попробую рассказать, почему.
Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Но начну я, пожалуй, с фонда. Вот уже год работает очень для меня важный фонд «Православие и мир», созданный теми же людьми, что стояли у истоков одноименного портала. Я уже несколько лет пишу для «Правмира», и еще дольше читаю его. Мне далеко не всегда нравилось то, что портал публиковал, уверена, что и мои собственные записки вызвали у читателей этого издания противоречивые эмоции. Но все эти годы мы говорили об одной вещи, которая для меня очень важна. Мы – христиане, и если таковыми себя признаем, то у нас на всех одна задача: нести миру свет Евангелия. В слабую меру наших сил, но непременно нести.

Это – первая и самая главная вещь. А вторая и не менее важная – мы опоздали со своими проповедями и рассказами о страшных карах Господних. Мы больше никого и никогда не напугаем. Мир, переживший в двадцатом веке две страшных войны; мир, привыкший к телевизору, за один день выливающему на каждого из вас столько смерти, горя и ужаса, сколько человек попросту не может пережить – этот мир больше не нуждается в страхе. Его больше нельзя напугать.

Ему очень нужна любовь, и он задыхается от недостатка милосердия. А значит – если мы и правда христиане – нам нужно идти в мир и пробовать помочь ему.

Это очень простая философия, в ней нет совсем ничего сложного, и я очень рада, что теперь с нами рядом есть не только люди, которые говорят о христианстве, а еще и фонд, в чьем уставе записано, что он – ХРИСТИАНСКИЙ, а значит – помогает всем, без различия возраста и вероисповедания.

Теперь о мальчике.

В общем, это совершенно удивительная история. Она про абсолютное зло и – если у нас хоть что-то получится – про абсолютное милосердие.

Когда Жахонгиру был год, его расстрелял брат его собственного отца.

Два «настоящих мужчины» поспорили, один обидел другого, тот сказал, что отомстит, да так, что все надолго запомнят. Сдержал слово. Брат пришел к брату, застрелил его жену и дочку, четырежды выстрелил в своего годовалого племянника и выбросил его умирать в курятнике.

Теперь я сформулирую еще одну, очень важную для меня мысль. Если мы верим в Свет, мы не можем не знать, что есть тьма. И знаем, с кем вышла биться за своего выжившего внука не очень молодая и не очень сильная женщина – его бабушка.

У нее не было шанса выиграть. Но пока – как это ни поразительно, ей удается удерживать на своих хрупких плечах «ничью». Расстрелянный ребенок жив. Не нужен даже собственному отцу, лишен способности ходить и говорить, но – жив.

Об абсолютном милосердии я говорю с вами потому, что он – узбек. Черноглазый мальчик со сложным именем. ЧУЖОЙ. Еще – потому, что он едва ли станет академиком, врачом и космонавтом: слишком дорого ему обошлась встреча с абсолютным злом. Еще – потому, что на всём свете он нужен только своей бабушке Хусниде. Которая тоже дала абсолютный обет: она не отдаст своего мальчика никому. Ни в приют, ни в интернат, ни в руки смерти. Она будет драться до последнего.

И вот – мы с вами. Христиане. Или просто люди, которые способны представить себе огромные весы. На одной чаше весов очень простое и очевидное зло. На другую каждый из нас может положить свой белый камушек. Если это сделает каждый – Свет перевесит.

В Петербурге Жахонгира обещали прооперировать. С хорошим прогнозом.

Врачи обещают, что он будет ходить и говорить. На это надо примерно полтора миллиона рублей.

Очень важно спасти парнишку.

Но есть еще одна штука, на мой взгляд – не менее важная. Дверь, откуда пришел этот ад, можно закрыть только одним способом – нашим милосердием.

Такие двери необходимо закрывать. Из них смертью дует…

Пожертвовать Жахонгиру

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Жахонгир хочет ходить

Ноги раньше висели тряпочками, но врачи сделали невозможное

«Помогать кому-то бесплатно? Никогда!»

Успешный и амбициозный IT-специалист Юля Болотова еще пару лет назад была уверена, что помогать бесплатно –…

Директор детского хосписа: Благотворительность становится все более профессиональной

О церковной благотворительности, государственной поддержке и о людях, которые творят добро «просто так»