Острова достоверности: «От Белого до Черного»

|

20 ноября в Галерее классической фотографии поднял парус фотопроект «От Белого до Черного моря». Парус был поднят и натянут по-настоящему — в центре зала. А сама выставка — результат уникальной яхтенной фотоэкспедиции, предпринятой участниками объединения документальных фотографов Liberty. SU с июня по октябрь 2013 года. На парусной яхте «Freelancer» девять фотографов продвигались в течение 4 месяцев с севера на юг: от Санкт-Петербурга до Белого моря, далее от Соловецких островов через Беломорканал, Онегу и Волгобалт до Средней Волги (Татарстан). Сейчас яхта поставлена на зимовку до следующей навигации, когда команде предстоит пройти оставшуюся часть от Средней Волги до Черного моря.

У экспедиции было две задачи: управлять лодкой и фотографировать, причем фотографировать оказалось «в любом случае труднее, особенно в то время, когда управляешь лодкой».

Капитан отмечает на карте маршрут фотоэкспедиции

Капитан отмечает на карте маршрут фотоэкспедиции

 

04

На выставке представлено около 120 работ. В первой части фотографической экспедиции (Север) приняли участие как известные фотографы, имеющие большой стаж репортажной работы в российских и западных изданиях, так и молодые талантливые и убежденные в своей миссии фотографы из разных городов России: Александр Аксаков (Санкт-Петербург), Павел Волков (Санкт-Петербург), Олег Климов (Москва), Артем Лежепеков (Санкт-Петербург), Алексей Мякишев (Москва), Екатерина Соловьева (Гамбург), Дмитрий Ткачук (Тюмень), Сергей Трапезин (Москва), Евгений Петрачков (Ижевск).

29

30

31

 

Последний романтик

Идея фотоэкспедиции, путешествия «по водам» возникла у капитана экспедиции и яхты Олега Климова. Как назвал его в беседе с корреспондентом портала «Православие и мир» организатор выставки Константин Бенедиктов, Олег — «один из последних романтиков»: «Он последний романтик в русской журналистике, в русской документальной фотографии. Его отец был моряк, и у Олега всегда была мечта — пройти по воде, исследовать Россию, продвигаясь по воде…

Константин Бенедиктов

Константин Бенедиктов

Олег купил на гонорары от продажи в Голландии своих работ парусную яхту. И было совершенно не понятно, состоится ли экспедиция, потому что у нас не было денег привезти и растаможить яхту. Но нас поддержали добрые люди, связанные с фотографией, любящие фотографию. И экспедиция пошла!»

Олег Климов

Олег Климов

Путешествие по водам

Работы на выставке представлены таким образом, чтобы зритель продвигался теми же водными путями, что и экипаж яхты. Чтобы увидеть фотографии, посетитель проходит через шлюзы — два больших снимка, которые отсылают к тем 19 шлюзам, через которые продвигалась экспедиция, стартовавшая в Санкт-Петербурге.

Как сказал Олег Климов, у экспедиции было две задачи: управлять лодкой и фотографировать, причем фотографировать оказалось «в любом случае труднее, особенно в то время, когда управляешь лодкой».

Соловки — туристический рай и место репрессий

Фотографии Соловков на выставке представлены работами двух фотографов — Алексея Мякишева и Екатерины Соловьевой.

«Соловки — это, конечно, символ, остров, с очень мощной историей. И мы решили там осесть ненадолго, чтобы понять это место», — говорит Алексей Мякишев.

Алексей Мякишев

Алексей Мякишев

 Колючая проволока на месте бывшего штрафного изолятора на острове Большая Муксалма, Соловецкий архипелаг. Фото Алексея Мякишева

Колючая проволока на месте бывшего штрафного изолятора на острове Большая Муксалма, Соловецкий архипелаг. Фото Алексея Мякишева

Екатерина Соловьева: «Мы туда поехали и снимали жизнь такой, какая она есть. Нам никто не помогал, мы просто брали путевки, садились на катера, шли на острова вместе с паломниками, наблюдали их реакцию, состояние. И результатом этого стали два десятка фотографий, часть из которых здесь представлена.

Соловки оставляют противоречивые ощущения. Это и места репрессий, и одновременно туристический рай. Там есть все: много гостиниц, инфраструктура, Wi-Fi и прокат велосипедов. Туда можно приехать наслаждаться природой. Но куда ты ни пойдешь — везде поклонные кресты, везде напоминания о том, что здесь лежат люди, здесь лежат люди, здесь были убиты, замучены, умучены. И эти две реальности постоянно сталкиваются. Это не давало покоя все это время. Было морально тяжело там снимать».

 

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Работа Екатерины Соловьевой

Работа Екатерины Соловьевой

Фото Екатерины Соловьевой. Поморская шняка, которую построил энтузиаст Михаил Наймарк. Он десять лет по старинным эскизам, с применением старинных технологий строит поморское судно. Это один из моментов испытаний поморской шняки

Фото Екатерины Соловьевой. Поморская шняка, которую построил энтузиаст Михаил Наймарк. Он десять лет по старинным эскизам, с применением старинных технологий строит поморское судно. Это один из моментов испытаний поморской шняки

 

Беломорканал — люди с очень маленькой историей

Рассказывает Олег Климов:

«Нам было интересно, как люди живут на воде, что они думают, что они знают о Беломорканале, знают ли они, сколько здесь погибло людей. Люди, живущие по берегам Беломорканала оказались очень специфичными: они все пришлые, у них нет памяти, нет истории. Первое поколение, те, кто строил канал, были расстреляны или умерли от тяжелого труда. Второе поколение, которое туда завезли, тоже заключенные. И большинство из них либо разъехались по другим стройкам социализма, либо погибли. Опять потерянная память.

Зал с фотографиями, снятыми в плавании по Беломорскому каналу

Зал с фотографиями, снятыми в плавании по Беломорскому каналу

Беломорканал — это место, где живут люди с очень маленькой историей. Для них Беломорканал — это легенда, они постоянно сталкиваются с памятниками, с поклонными крестами и с человеческими костями, которые они просто выкапывают из земли.

С другой стороны, население Беломорканала делится на тех, кто сидит, и тех, кто охраняет. Или тех, кто ждет тех, кто сидит. И поэтому там люди очень подозрительные. Снимать было очень тяжело. Например, если ты едешь на теплоходе или на яхте, то с яхты тебе можно снимать. А если ты подходишь к шлюзу, то снимать нельзя. У нас были случаи, когда на нас наставляли оружие. До сих пор восприятие фотографа, человека очень лагерное».

Молодые люди пьют пиво у церкви Николая Чудотворца. Фото Олега Климова

Молодые люди пьют пиво у церкви Николая Чудотворца. Фото Олега Климова

Волгобалт. Свободный остров

Рассказывает Олег Климов:

«Волго-Балт, соединение Балтийского моря с Волгой и Каспийским морем — это затопленные территории, это острова, и уже совсем другие люди. Есть там, на Рыбинском водохранилище, например, такой остров — Ваганиха. Когда строили каналы и делали водохранилища, отсюда, из деревень, выселяли людей в, частности, Белоруссию, на запад. После начала войны многие люди бежали с оккупированных территорий на восток. И куда бежать? Они вернулись туда, где были когда-то их деревни. Но их земли нет, у них осталась только вода. Вода и некоторые острова. И они стали селиться на этих островах. И Ваганиха — это именно такой остров. На нем нет электричества, ничего нет.

А напротив, через канал — „Северсталь“. И вот владелец „Северстали“ хотел купить этот остров, чтобы построить там себе маленький санаторий для сотрудников, построить пирс, обустроить, электричество провести, в конце концов. Но у него ничего не получилось. Не только потому, что жители были против. А потому, что каждый год на этот остров прилетают размножаться совершенно уникальные цапли. И поэтому этот остров ему не продали. А местные жители сейчас благодарны цаплям.

Да, жить там трудно, но они любят свой остров. Очень. И мы тоже полюбили его. Мы считаем, что это настоящий свободный остров. Поэтому мы там поставили наш флаг Liberty.su».

«Комендант острова», как в шутку называют ее местные жители, баба Люба, самая старейшая из жителей. На личном пирсе бабы Любы — флаг «Liberty.su». Фото Олега Климова.

«Комендант острова», как в шутку называют ее местные жители, баба Люба, самая старейшая из жителей. На личном пирсе бабы Любы — флаг «Liberty.su». Фото Олега Климова.

Рассказывает Олег Климов: «Один из жителей острова, каждый день ездит на работу через канал, 2–3 километра по воде. И однажды он чуть не утонул. я его спросил: „Почему вы каждый день возвращаетесь домой из города на остров?“ И он очень мило сказал: „Потому что меня ждет жена“. И так двадцать лет».

Фото Олега Климова.

Фото Олега Климова.

Острова достоверности

Собрать единую выставку из совершенно разных картинок девяти фотографов было непросто. По словам Константина Бенедиктова, самым сложным было найти единую концепцию экспозиции:

«Во-первых, в этом году 80 лет как построен Беломорский канал. Эта выставка — отчасти посвящение и новомученикам, и людям погибшим при строительстве этих каналов. А еще… Я расскажу одну историю, про супругу Михаила Михайловича Пришвина, Валерию Пришвину. Она сама сидела по обвинению в участии в церковной группе. И у нее был жених, с которым они когда-то мечтали сохранить себя в девстве, жить в скиту, в аскезе… Он в 1930 году был расстрелян. Но он оставил после себя отчасти книгу, отчасти дневники, которые называются „Остров достоверности“. И вот этот образ — „Остров достоверности“- мне кажется, очень подходит к нашей выставке. Это слова про нас. Здесь есть, во-первых, Россия как остров достоверности. Есть фотографии как достоверность. Поэтическая, не прямая не историческая или не социальная, но достоверность. И здесь — каждый автор как остров своей личной достоверности».

Выставка продлится до первого декабря.





Сергей Трапезин. Мальчик Арсений, живущий на территории Горицкого монастыря, показывает глубину воды

Сергей Трапезин. Мальчик Арсений, живущий на территории Горицкого монастыря, показывает глубину воды

Артем Лежепёков. Рыбак у стен женского Горицкого Воскресенского монастыря

Артем Лежепёков. Рыбак у стен женского Горицкого Воскресенского монастыря

Павел Волков. Рыбинск. Ярославская область

Павел Волков. Рыбинск. Ярославская область


Подготовка экспозиции, флаг «Liberty.su»

Подготовка экспозиции, флаг «Liberty.su»




27
28
32
33


36

37

38

39

Фотодневник команды

Фотодневник команды

Вынос торта

Вынос “торта”

Торт – бутерброды с селедкой

Торт – бутерброды с селедкой

44

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Фотоблогер Беленький: Россия, которую мы потеряли

Фото России, которую мы потеряли: из 1000 церквей - 600 заброшены

Октябрьская революция: сто лет одиночества

Быть может, бросая в огонь образа, сжег наш брат свое подобие?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: