От святителя Николая до Санта Клауса

|

 

 

Сегодня трудно найти человека, который бы не знал – кто такой Санта Клаус. Образ могучего щедрого старика в красной шубе неразрывно связан в сознании современных людей с рождественскими подарками, елками, с атмосферой праздника и радости.

Также, многим сегодня известно, что у этого сказочного персонажа есть вполне реальный прототип – святитель Николай Мирликийский, епископ Ликийского города Миры, живший в четвертом веке. Однако его иконописное изображение очень сильно отличается от того Санта Клауса, которого мы знаем сегодня по рекламным буклетам и комиксам. О том, как происходила эта странная трансформация образа самого известного христианского святого, мы сейчас попытаемся рассказать.

Культ Святого Николая в прежние времена был очень распространен в Голландии. В этом нет ничего удивительного, поскольку Голландия всегда была морской державой, а святитель Николай считался покровителем моряков.

Накануне праздника, вечером детям раздавали подарки: деревянный башмак наполняли фруктами и сладостями.

Во времена Реформации культ святых в протестантских странах ослабевает и почти исчезает. Только в Голландии все еще празднуют день Святого Николая или Sinterklaas, как его там называют. Этот обычай с традиционными подарками для детей, голландские поселенцы привозят в Нью-Амстердам – так когда-то назывался Нью-Йорк. Именно здесь голландский Sinterklaas и становится Санта Клаусом  (Santa Claus). Это американизированное имя святого и стало впоследствии известно всему миру. А случилось это так.

В 1822 году, накануне Рождества, преподаватель восточной и греческой литературы в Колумбийском университете (позже — преподаватель в Нью-Йоркской семинарии) Клемент Кларк Мур придумал для своих шести детей стихотворную сказку, главную роль в которой играл Санта Клаус (никогда и нигде до этого не выступавший в качестве сказочного персонажа). В этом небольшом стихотворении Санта Клаус появляется в ночь перед Рождеством и спускается с огромным мешком за плечами по каминной трубе в дом, чтобы раздать подарки ребятишкам. Изображен он был в виде эдакого веселого жизнерадостного старичка-эльфа с круглым тугим брюшком и с трубкой, которую курит, не переставая. Дети пастора сразу же узнали в этом герое своего любимца – слугу и помощника Мура, упитанного и веселого голландца. Но в стихотворении отца их взрослый приятель предстал перед ними в шубе, с белой бородой и красным носом. Санта Клаус у Мура разъезжает на упряжке из восьми оленей, а о его приближении свидетельствует скрип полозьев и мелодичный звон колокольчиков, привязанных к оленьим шеям. Вот русский перевод этого стихотворения, выполненный  Ольгой Литвиновой:

Рождество на пороге. Полночную тишь

Потревожить не смеет даже юркая мышь.

Стайка детских чулок, как положено, чинно

Санта-Клауса ждёт у решетки каминной.

Ребятишкам в уютных и мягких кроватках

Снится сахарный снег и Луна-мармеладка.

Я колпак нахлобучил, а мама – чепец:

Взрослым тоже пора бы вздремнуть, наконец.

Вдруг грохот и топот, и шум несусветный,

И крыша откликнулась гулом ответным.

Сна как не бывало – а кто бы заснул?

Я ставни открыл и окно распахнул.

Играя в гляделки со снегом искристым,

Луна озаряла сиянием чистым

(Я так и застыл у окна в изумленье)

Чудесные санки и восемь оленей.

За кучера – бойкий лихой старичок.

Да-да, это Санта – ну кто же ещё

Мог в крохотных санках орлов обгонять

И басом весёлым оленям кричать:

Эй, Быстрый! Танцор!

Эй, Дикарь! Эй, Скакун!

Комета! Амур!

Эй, Гроза и Тайфун!

Живей на крыльцо!

А теперь к чердаку!

Наддайте!

Гоните на полном скаку!

Как лёгкие листья, что с ветром неслись,

Взмывают, встречаясь с преградою, ввысь –

Вот так же олени вверх сани помчали.

(Игрушки лишь чудом не выпадали!)

Раздался на крыше грохочущий звук –

Диковинных звонких копыт перестук.

Скорее, скорее к камину! И вот

Наш Санта скользнул прямиком в дымоход.

Одетый в меха с головы и до пят

(Весь в копоти Санты роскошный наряд!),

С мешком, перекинутым через плечо,

Набитым игрушками – чем же ещё!

Сияют глаза, будто звёзды в мороз,

Два яблока – щёки и вишенка-нос.

Улыбка – забавней не видел вовек!

Бела борода, словно утренний снег.

И сразу дымком потянуло табачным:

Он старую трубку посасывал смачно,

А кругленький толстый животик от смеха

Как студень дрожал – доложу вам, потеха!

Забавный толстяк – просто эльф, да и только!

Не выдержав, я рассмеялся до колик.

(Вначале слегка опасался смеяться,

Но звёздочек-глаз разве можно бояться?)

Не молвив ни слова, он взялся за дело –

Чулки у камина наполнил умело,

Кивнул, пальчик пухленький к носу прижал

(Мол, тихо! молчи!) – и в камине пропал.

Раздался его оглушительный свист –

И восемь оленей как птицы взвились,

Лишь ветром слова до меня донесло:

Всех-всех с Рождеством!

Я вернусь! Добрых снов!

Клемент   Мур  не собирался публиковать свое сочинение. Удовольствовавшись восторгами семейства, он положил рукопись в стол и больше о ней не вспоминал. Но один из друзей  Мура  без его ведома отнес текст стихотворения в газету Sentinel небольшого американского городка Трой (Troy), штат Нью-Йорк, которая и напечатала рождественское стихотворение  Клемента  в канун Рождества 1823 года. Успех был ошеломляющим. Газеты и журналы наперебой перепечатывали стих, а вскоре появились и отдельные его издания. Так  Клемент   Мур  неожиданно для себя стал классиком американской литературы, а Санта Клаус вошел в повседневную жизнь миллионов американцев.

Первое, ставшее широко известным художественное изображение Санта-Клауса  создал в 1862 году карикатурист Томас Наст. В течение 24 лет он рисовал его для обложки популярного журнала “Harper’s Weekly”.  Эти обложки пользовались невероятным успехом, а во время Гражданской войны Линкольн попросил Наста нарисовать  Санту  вместе с северянами. Некоторые историки даже утверждают, что появление  Клауса  на стороне противника, в известной степени, деморализовало армию конфедератов.

Однако у  Санты от  Томаса Наста оказался один существенный недостаток – он был черно-белым. Красную шубу сказочному дедушке подарил в 1885 г. издатель Луис Пранг. Он перенес в Америку викторианскую традицию рождественских поздравительных открыток, выполненных в технике цветной литографии. Так  Санта-Клаус  сменил меха, в которые его нарядил Наст, на добротный ярко-красный наряд.

Наконец, в 1930 г. компания «Кока-Кола» придумала хитрый рекламный трюк, чтобы об их продукции не забывали ни летом, ни зимой –  художник  из Чикаго Хэддон Сандблом изобразил  Санта-Клауса  в красно-белых цветах Кока-Колы.

Причем, вновь, как и в случае со слугой пастора Мура, прототипом  кока-кольного Санты оказался вполне реальный человек –  друг и сосед художника Лу Прентис, с которого тот и нарисовал всем известного теперь старика в красно-белой шубе. Так родился современный  облик   Санта-Клауса.

В этой любопытной истории есть одно печальное обстоятельство: за всеми многочисленными метаморфозами мифического Санты образ святителя Николая Мирликийского тускнел, стирался, и наконец, практически полностью исчез, так что найти его черты в нынешнем, кока-кольном персонаже уже вряд ли получится.

Да и не стоит, наверное, этого делать. Тем, кто хочет узнать, как же на самом деле выглядел святитель Николай Мирликийский, не нужно всматриваться в красочные изображения, созданные американскими рекламщиками. Гораздо проще и правильнее для этого войти в любой православный храм, где икона Николая Чудотворца всегда расположена на самом почетном месте – рядом с изображениями Христа и Богородицы. В строгом и печальном лике этого святого нет ничего, что хоть немного походило бы на румяного красноносого Санту. Но именно на православных иконах изображен тот самый – настоящий святитель Николай, подлинный – Санта Клаус. Которого западный мир сегодня почти полностью забыл.

Читайте также:

Далекие и близкие праздники

Рождество на заказ

Просто Рождество

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
“Товарищи, скажем твердое «нет» канонизации Деда Мороза!”

Не был наш Дед Мороз никогда свт. Николаем, и никогда не претендовал на это

Святитель Николай Чудотворец – рассказы священников о помощи святого

Во время Великой Отечественной войны отец одного моего хорошего знакомого провалился под лед, естественно, в полном…

Установлен день памяти священномученика Константина (Дьякова)

Память митрополита Киевского и Галицкого будет совершаться в день его мученической кончины 10 ноября