Отец-молодец

Материал молодежного журнала Наследник

Андрей, 23 года.

Последнюю SMS ку из роддома Вита прислала   в 8 утра: «Все, сказали, в родзал». С меня весь сон слетел, конечно, да и на лекцию надо было топать, точнее, на коллоквиум по матанализу.

Ладно, пришел, но совсем как-то было не до теорем и лемм. Сижу в прострации, думаю: что там и как… Препод раз спросил, – я невпопад ответил, второй – я снова: «бе-ме…», наконец он не выдержал, посмотрел в ведомость, спрашивает:

– Да что с вами сегодня, Андрей Евгеньевич? Чай, не выспамшись? Я ответил:

– Хуже. Жена рожает.

Все захохотали, а он спросил:

– Кроме шуток?

– Да вот мне совсем не до шуток….

– Ладно, если уж вам не до шуток – а жене каково? Ну-ка, встал –   и ушел к   жене.

– Что, можно?

– Нужно. Одна нога здесь, другая – там.

Я, радостный, быстро собрался.

Ребята резвились:

– Жаль, у меня никто не рожает.

– Да, пора заняться ликвидацией демографического кризиса.

– А я не знал, что он женатый!

Поехал в роддом. Потоптался, походил, наконец сообщили: все, Ванька, три кг с чем-то, мама довольна и чувствует себя… ну короче, все пройдет… дайте только время.

А жена, надо сказать, очень готовилась к ребенку. Ходила на курсы и в Инете сидела на разных форумах для беременных и уже не беременных, все книги о детях читала, Вивальди слушала, прогуливал я ее каждый вечер… И вот – свершилось, мы дома, и нас уже стало трое!

Первые три дня прошли как-то незаметно, все   вроде было неплохо… А потом Вита стала   жаловаться, что у нее болит правый бок. Болит – и все, круглые сутки. Вызвали врача, он посмотрел, ошарашил нас: «Скорее всего   –   аппендицит, надо УЗИ, и срочно!» Вызвали скорую, отвезли Витку в больницу, и она уже оттуда звонит, рыдая: «Аппендицит, будут оперировать утром, а мне нельзя – у меня ребенок». Я тоже, конечно, в ауте, успокоил как мог, сказал: «Ничего, прорвемся!»

Сообщил Витиной матери (мои родители жили в другом городе и помочь не могли), что придется немного себя в роли бабушки попробовать.

И – понеслось! Незабываемое это было время…

Надо сказать, родители наши были не в восторге от того, что мы решили так рано пожениться. Вернее – для Виты считалось нормально –   УЖЕ 21, а для меня, мол, рано – ЕЩЕ 21. Я учился и работал   –   через день во второй половине дня сидел в офисе – типа веб-дизайнер, хотя специально этому не учился. Просто неплохо получалось, хвалили.   Еще у меня была своя однокомнатная квартира, куда я жену и привез после свадьбы. Вообще-то детей мы так быстро не планировали заводить, доучиться хотелось… Но, впрочем, факт Виткиной беременности вся родня восприняла на ура.

Так вот, подключили Витину маму к уходу за киндером… Она предупредила сразу: «Давай четко делить обязанности, у меня работа ответственная… и все такое». Поделили. Теща приходила когда по вечерам, когда днем, ночи все были мои, еще она в основном и навещала Витку в больнице – просто живет рядом.

Теперь – лирика, внимание.

Когда меня первый раз оставили с Ванькой один на один, я просто ошалел: что мне с ним делать??? Ладно, сейчас спит, а ЧТО   будет, когда проснется? Вот тогда мы и повеселимся…

Я вызубрил кодовые фразы «пустышки-в-стерилизаторе», «смесь-“Нан”-с-мерной-ложкой-внутри-», «памперсы-на-столе», «если-что-телефон-спасения…», натренировался носить Ваню, поддерживая ему голову, и даже научился напяливать распашонки и ползунки… Да, думал я, скоро папу найдете под столом! А ползунки, видимо, так называются от слова «сползать», потому что они постоянно сползали с дрыгавших Ванькиных ног…

Первую половину ночи, когда мы с сыном впервые остались одни, Ванька спал как убитый. Зато я не спал – меня будили звонки Виткиной мамы. Она все волновалась: «Как там, что, спит? И сейчас спит? Снова спит? Все еще спит? Ну странно, как долго спит… Андрей!!! А он у тебя дышит??? Ладно, тихо, у меня нервы, как ты там с ним… Повтори, как смесь будешь готовить, голову ему поддерживай, спать только на боку, и памперс посмотри перед кормлением!»

В конце концов я не выдержал, отключил мобильный, и она стала звонить на городской! Ладно, пришлось сказать пару отрезвляющих слов, после чего Витина мама больше не звонила. Зато вскоре проснулся Ванька. Я сделал все вроде правильно, по алгоритму, продиктованному по телефону женой и утвержденному тещей. Киндер блаженно заснул. Я умилился: как все просто, ух ты маленький, да я вообще супер-отец!

…Через полчаса меня снова разбудил плач. Попытки кормежки, Ванька есть не хотел, плевался смесью, был сухой, и было совершенно непонятно – ну что ему еще нужно???

Я носил его на руках, включил Вивальди с горя, время – четыре утра, а сын орет белугой. До сих пор загадка – отчего он внезапно успокоился и крепко заснул часа через полтора?

Потом он снова кричал и успокаивался, когда я тряс кроватку. В конце концов в его люльку   я Ваньку никогда не клал – принес переноску-корзину из коляски и поставил у себя на кровати. Так и спали вместе; при крике я автоматически протягивал руку и тряс эту переноску. Если сын в течение десяти минут   не успокаивался, приходилось вставать и чего-то делать.

С Ваниной бабушкой особых конфликтов не возникало – слушал я ее советы мало, но надо отдать должное – один раз она оказалась права. Тогда теща что-то готовила на кухне мне и жене в больницу, а я в комнате укачивал на руках оравшего сына.

Она несколько раз заглянула в комнату с убитым видом и наконец снова дала ценное указание:

– Не надо его так трясти. Ты его в космос запустить хочешь? Это ж ребенок, а не ракета… Срыгнет, только поел…

– Да? А я как-то не догадался… что это не ракета, – пробурчал я в ответ.

Ванька вскоре заснул, и я спокойно понес его в кровать. Не успел я его положить,   как этот коварный товарищ изверг из себя по меньшей мере половину высосанной бутылки, проснулся и заорал с новой силой…

Что еще интересного было? К нам ходила медсестра на патронаж. Всегда недоверчиво переспрашивала:

– А мама скоро появится? А вы его купаете? Каждый день? А пупок обрабатываете? Гуляете?

Купала Ваньку его бабушка, пупком занималась она же. Гулял он у нас на балконе – одевали и выносили в переноске из коляски.

И вот как-то медсестра пришла и заявила:

– Вы его плохо купаете, вон корки на голове. И пупок надо лучше обрабатывать. И попа у него раздраженная, лучше надо ухаживать, без памперса выкладывать   – вентилируется пусть.

Показала, как делать массаж, как пупок лечить.

Звонит Вита, сказал ей: не волнуйся, все путем, не скажу же я ей, что корки на голове и попу вентилировать надо… Она умилилась, даже успокоилась, а то очень переживала – хотела из больницы под расписку уйти, но не отпустили, какие-то осложнения были после операции, несерьезные, но все-таки…

А потом я пробовал держать Ваньку целый день без памперса, и, по-моему, у нас в квартире не осталось ни одной неописанной (от слова – писать) вещи. Он ухитрился даже помочиться на клавиатуру, когда я его держал на одной руке, а второй пытался дотянуться до книжной полки над компьютером. Потом я как-то задумал его искупать, не дожидаясь прихода бабушки (шутка ли – корки!). Набрал воды, приготовил все, опустил киндера в ванну… и неожиданно понял, что руки у меня всего две, ну не Шива я, что поделать, – и не знаю, как двумя руками вымыть Ваньку. Постоял, подумал, посмотрели мы с сыном друг на друга, и я его вытащил – на этом купание и закончилось.

Да, самый прикол еще был в том, что к тому времени, как Вита попала в больницу, у меня началась сессия. На работе дали учебный отпуск, и вот экзамены мне очень хотелось сдать.

Все однокурсники, которые знали мою ситуацию, старались мне помочь чем могли. Чаще всего помощь заключалась в отмазках – они все дружно защищали меня перед преподами.

– А вы знаете, что Андрюха – отец-герой в декретном отпуске?

– Ему плюс два балла – у него ж новорожденный!

– Андрею вообще нельзя волноваться, а то молоко пропадет.

Пришел я как-то в вуз   после одной дурацкой ночи – Ваня будил меня через каждые два часа. И как-то уже ни до чего. И мне моя сокурсница говорит:

– У тебя рукав в чем-то белом.

– Угу, – отвечаю, – это Ванька: то срыгнет на меня, то пописает, то… не буду дальше.

Она посмеялась и неожиданно предложила помощь – мол, погулять с ним сможет. Я поблагодарил, так приятно, – будет «сын полка», авось вырастим как-нибудь общими усилиями наших студентов…

Нет, весело, конечно, было – единственное, я только в институт Ваньку не приносил, хотя уже все просили как-нибудь принести. Типа сразу – зачет.

Тогда с Ванькой сидела бабушка, и даже всячески отбивавшегося дедушку подключали. А готовились мы с Ванюхой к экзаменам вдвоем. Я провел как-то с ним разъяснительную беседу:

– Мужик ты или нет, ну и полежал бы часик спокойно… Отцу завтра матмоделирование сдавать. А он не внял. И вот я как-то положил его, орущего, себе на грудь, лег сам и стал громко читать   «Математические методы в экономике». Ванька верещит, а я тоже читаю   громко, увлекся. Тут неожиданно до меня дошло, что – тишина.   Ванька вырубился. Я думаю: ну что за учебник – фантастика, надо выпустить аудиокнигу и продавать в детских магазинах. Рекорд – дети отключаются за 10 минут.

…А потом наконец материализовалась долгожданная наша мама. Радости не было конца: – Вита ДОМА!!! Вот, получите сына! Здоров, цел и невредим. Рыгает, писается, кричит – все как положено.

Сессию я не завалил и на работу вышел. И странно – как будто первое время чего-то не хватало, сижу на работе, думаю: как там Ванька, может, Вита не привыкла, забыла, что он любит на животе спать, может его на плече поносить надо, может, ему хочется, чтоб просто с ним поговорили, может, еще чего? Хотя я ей все объяснил, справится, надеюсь. Если что – велел сразу звонить.

Материал молодежного журнала Наследник

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!