Отец выходит к сыновьям…

|
О том, как соотносятся нечаянная радость покаяния и мирская справедливость - в Неделю о блудном сыне размышляет Виктор Судариков.

О блудном сыне (Лк.15:11-32)

Известные евангельские отрывки, что называется, “на слуху”, много раз прочтены-прослушаны и кажутся вполне понятными. Но Св. Писание обладает удивительным свойством – открывать новые смыслы и грани при каждом прочтении.

Контекст

Прежде всего, интересна ситуация, в которой Христос рассказывает эту притчу. Спаситель принимал каждого человека – без лицеприятия, без деления на праведников и грешников, и при этом проповедовал и учил “как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи.” (Мф. 7:29). И Его слово оказалось убедительным даже для тех, кто обычно проповедей не слушал, с кем учителя и проповедники вообще не хотели связываться, считая их неисправимыми, закоренелыми грешниками. И вот, книжники и фарисеи стали роптать  – как Он может принимать пищу вместе с этими? (Лк 15:2).

Виктор Судариков

Виктор Судариков

Интересно, что в Евангелии упоминается довольно много ответов, которые Господь дает в ответ на недовольство, на ропот, на искушение (скажем, знаменитые слова о двуединой заповеди о любви к Богу и ближнему Христос также говорит в ответ на недоброжелательные, искусительные слова некоего законника).

И здесь Христос в ответ на упреки фарисеев в том, что Он говорит и даже ест с погрязшими в грехах, показывает, что Богу нужен каждый человек, каждого Он любит и ждет. Спаситель рассказывает сначала притчу о потерянной овце, затем – о потерянной драхме и, наконец, – о блудном сыне. Обозначает и общий вывод (Лк 15:7): – “на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии”.

Мытарь и фарисей

Конечно, притча о блудном сыне по смыслу близко связана с притчей о мытаре и фарисее. И там, и там мы видим кающегося грешника и гордого праведника, не нуждающегося в покаянии. В обеих притчах праведник называет грешника “этот” (“сей”) и не признает его ни братом, ни единоверцем (“сей мытарь”, “сын твой сей”).

В обеих притчах мы видим результат покаяния, принятого Богом – прощение, оправдание кающегося.

И потому не зря, что и в церковных чтениях эти отрывки стоят совсем рядом.

Отец

В притче о блудном сыне мы еще видим образ отца – ждущего и любящего своего сына даже тогда, когда сыну было удобнее считать его – отца – умершим. Ведь “часть имения”, которую затребовал, уходя, младший сын, обычно доставалась детям после смерти родителей. Митр. Антоний Сурожский так интерпретировал слова младшего сына Отцу: „Давай согласимся, что ты больше для меня не существуешь; мне нужно только то, что ты можешь дать…” Сын постарался забыть Отца, уходя, отверг Его, Отец же сына не забывал ни на мгновенье. И ждал.

И вот, увидев по прошествии времени возвращающегося сына, – голодного, оборванного и несчастного –  «когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его».

Сын еще не успел дойти от Отца – а Отец уже бежит навстречу (мы можем представить, как это могло бы выглядеть, когда пожилой богатый человек бежит к оборванному нищему и обнимает его!), сын не успел еще ничего сказать – а Отец уже обнимает и целует его – как самого драгоценного и близкого. Сын успевает сказать слова покаяния, но Отец не дает ему договорить слова о готовности идти в батраки-наемники – нет, сын может быть только сыном, и Отец принимает его в сыновнем достоинстве – приказывая облачить его в достойную одежду и дав перстень – символ родства и власти.

Кстати, мы видим в притче, что отец выходит к обоим сыновьям. Только к младшему, пришедшему с покаянием в грехах, а к старшему – не желающему войти из-за наполнившей его сердце зависти и злости.

Понятно, что Отец в толкованиях всегда отождествляется с Богом, ждущим каждого человека как любимого сына…

Младший сын

Младший сын в толкованиях обычно отождествляется с язычниками, некогда отказавшимися от Богообщения и пошедшими к языческим божествам. Служение ложным богам очень часто в Св. Писании отождествляется с блудом, так что человек, отвергнувший Истинного Бога, оказывается в объятьях бесовской силы, на которую тратит все таланты, данные от Бога и, в результате, идет “пасти свиней” – удовлетворять свои страсти – и только. И не может насытиться.

Также, младший сын обычно сравнивается с каждым человеком, потерявшим райскую чистоту, заболевшим болезнями-страстями и нуждающимся в исцелении.

В “далекой стране” порока сын тратил не заработанные средства, а то, что получил от Отца. Это напоминает о том, что, служа пороку, человек растрачивает дары Божии на грязь и пустоту. В результате, грехи и страсти всегда приводят душу человека в состояние крайней внутренней бедности и духовного голода.

“Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране” – тема голода в Св. Писании, и особенно в Ветхом Завете – огромна. Голод – самое страшное бедствие, он движет народами, заставляет их полностью поменять свою жизнь. Именно наступление голода помогло младшему сыну  переосмыслить свою жизнь…

Нечаянная радость покаяния

Конечно, центральный смысл притчи – покаяние человека, которое меняет все вокруг.

Терпя лишения и голод в «далекой стране» сын, наконец, «пришел в себя». Такие глубокие евангельские образы – состояние греха, место удаления от Бога отождествляется с далекой страной – неизвестной и скудной. А покаяние – с понятием «пришел в себя» от греховного дурмана.

Действенное покаяние и прощение. Здесь мы видим не просто прощение, но великую радость прощения как возвращения в объятья родного Отца! Возвращение из смерти в жизнь – «мертв и ожил, пропадал и нашелся». И торжественный пир в Царстве Отца, где в честь возвращения сына отец приказывает заколоть и приготовить целого тельца.

Свт. Григорий Палама пишет, что “Этот Телец – Сам Господь, Который выходит из сокровенности Божества и от находящегося превыше всего престола, и как Человек, явившись на земле, как Телец закалается за нас, грешных, и как насыщенный Хлеб предлагается нам в пищу”.

Старший сын

В притче очень важна тема старшего сына. Он, до этого служивший отцу беспрекословно, впервые взбунтовался и выступил против отца – “осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его”.

И что же руководит старшим сыном? Прежде всего – зависть. И, конечно, непонимание, что такое любовь и милость… И если младший сын отпал от отца, когда ушел “на страну далече”, то старший отпадает “здесь и сейчас” – когда оказывается неспособным к радости и любви, к которым призывает его Отец: “надобно было радоваться и веселиться”.

Под старшим сыном толкователи обычно понимали еврейский народ, которому был дан Завет, о котором заботился Бог, избавляя его от врагов и бедствий, но который с пренебрежением относился к бывшим язычникам, приходящим теперь к Богу, как блудные дети. Понимают под старшим также и всех тех, кто обрел веру давно, считает себя “воцерковленным”, но с высокомерием смотрел на вновь пришедших в Церковь.

Выше справедливости

А еще, в притче о блудном сыне мы видим потрясающий пример “двойных стандартов” – не справедливости, но милости и любви. Действительно, старший сын как раз призывает к справедливости в мирском, рациональном ее понимании – он работал и слушался, и получал от отца… не щедро, а вернулся промотавшийся брат – и отец его награждает и устраивает небывалый праздник и пир. Человеку трудно понять мысли и суды Божии – тем более, человеку, отягощенному гордостью и высокомерием. Но Христос всей этой великой многоплановой притчей хочет достучаться до окаменевших сердец…

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Блудный сын: понятные и непонятые образы

Легко узнать себя в образе блудного сына. Но кто признает себя в том брате, который увидел…

Блудный сын или Ждущий Отец?

Никакая это не притча о Блудном сыне. В самом деле, ну что такого важного для нас…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!