Отключать газ зимой за долги – бесчеловечно

Протоиерей Александр Ильяшенко о мертвых душах авторов закона об отключении газа за долги.

В ночь на 9 января в результате пожара в селе Старый Кувак (Татарстан) погибла многодетная семья. В доме проживали восемь человек. В результате пожара погибли пятеро детей, старшему из которых восемь лет, младшему полгода, и их мать. Отец детей госпитализирован с ожогами 75% тела. По предварительным данным, он находился в состоянии опьянения. Один из детей в момент пожара гостил у бабушки, что и спасло ему жизнь. В тушении пожара участвовали 40 человек и 15 единиц техники. Известно, что дом топили дровами и использовали самодельные нагреватели.

Прот. Александр ИльяшенкоПроизошедшее в Татарстане – страшная трагедия. Эта трагедия – результат конкретных решений и действий конкретных людей, добросовестно, но прямолинейно до тупости исполняющих свои должностные обязанности.

Как можно лишать элементарных необходимых условий современной жизни семью, которая по каким-то причинам обнищала и не в состоянии платить эти жалкие деньги? Это же бесчеловечно! Раньше можно было пойти в лес, нарубить дров, затопить печь, но в городской квартире этого сделать невозможно. Зато сейчас появился чиновник, который при внешней добропорядочности против воли, не подумав, может стать палачом обыкновенных людей.

Представьте себе, что рядом с вами живет или работает обычный семьянин, который ходит в магазин и в театр, вы здороваетесь с ним, но именно он написал проект приказа, который подписал его начальник, и приказ стал законом.

Или представьте себе, что вы знакомы с человеком, который занимает определенное положение в обществе, но именно он подписал этот приказ, и другие люди, законопослушные, должны этот бесчеловечный приказ воплощать в жизнь. Ведь и газовщик, который перекроет газ – тоже обыкновенный человек, который отмечал новый год рядом с нами, ел и пил, может быть, даже ходит в храм. Как он перекрыл газовое снабжение, зная, что семья зимой будет замерзать? Что на совести у этих людей? Так и хочется сказать, что это – «мертвые души».

В свое время я работал в Институте атомной энергии. В нашем отделе трудилась удивительно добрая, щедрая душой, яркая женщина, известный ученый. Метод расчета ядерных реакторов, в развитии которого она принимала самое непосредственное участие, до сих пор используется в науке. Ее супруг, член-корреспондент РАН, возглавлял Всесоюзный научно-исследовательский институт по эксплуатации атомных станций. Под его руководством сформировались основные научные направления ВНИИАЭС, ставшего ведущим институтом, обеспечивающим научно-техническую поддержку эксплуатации атомных станций. Это был человек государственного масштаба, и они оба были учеными с мировым именем. Они жили на 25-ом этаже кооперативного высотного здания практически в центре Москвы. Началась перестройка, народ обнищал, их сосед по дому лишился средств к существованию, и оказался не в состоянии в течение какого-то периода платить за квартиру. За долги ему отключили энергоснабжение, но еду-то готовить надо. Вот на чем-то таком и готовили, что в его квартире на 24-ом этаже начался пожар. Пожар был этажом ниже, но он был настолько сильным, что семья моих коллег стала задыхаться от дыма, пламя бушевало на лестничной клетке, в квартире от жара стало просто невыносимо находиться. Помочь им никто не мог, пожарная лестница не могла достичь высоты их этажа. Они не выдержали мук, прыгнули с балкона и разбились насмерть. Из-за каких-то грошей погибли крупные ученые, чьи решения имели государственное значение.

В Москве бывает множество пожаров. Почему они происходят, мы не знаем. Трагический случай, который я описал, произошел более десяти лет назад, но мне он известен, потому что с этими людьми я был знаком. Неужели за десять лет нельзя было изменить бесчеловечный закон, из-за которого происходят трагедии и гибнут люди? На каждой ступени лестницы, принимающей такие законы, от инициатора до исполнителя, есть человек, который спокойно ест, спокойно спит. Мы часто говорим, что нас окружают враги, это действительно так, но самыми главными врагами себе оказываемся мы сами.

PR20160109180630

В романе «Момент истины» Владимира Богомолова, одном из лучших произведений о Великой Отечественной войне, есть драматический эпизод. Группа контрразведчиков должна захватить немецкую разведгруппу. По инструкции в захвате должен участвовать офицер комендатуры. Это прекрасный боевой офицер, но он не понимает специфики работы контрразведки. И вот один из контрразведчиков думает:

«Какой от него толк?.. Зачем он нам, этот очередной прикомандированный?.. Всего лишь для конспирации, для маскировки – чтобы Паша и он выглядели комендантским патрулем.

Я знаю: это даже не начальством придумано. Указания по розыску составляет какой-нибудь там майор, капитан или даже старший лейтенант. И власти и прав у него не больше, чем у меня, и должность примерно та же. Он просто подсунул на подпись бумажку, а там черным по белому пятым или, может, десятым пунктом: «с привлечением офицерского состава комендатур». И все – что написано пером, не вырубишь и топором!.. Попробуй после этого не привлечь… Да тебе сразу отмерят… на полведра скипидара с патефонными иголками… В самое чувствительное место… А кому охота: она все-таки своя, не у дяденьки…

Сидят там себе, в Москве, за тысячу километров, по кабинетам и мудрят, в конспирашки играют. А мы – отдувайся!»

Ситуация в этом правдивом романе закончилась трагически: офицер комендатуры погиб. Инициаторов подобных приказов надо гнать в шею с работы, если не сажать в тюрьму. Такие приказы – грань фашизма, сам замысел такого приказа уже преступен. Но пусть каждый посмотрит на себя и скажет «такой приказ я подписывать не буду» или «такой приказ я исполнять не буду».

Конечно, мы должны платить свои долги и за квартплату тоже. Если человек не может оплатить долг, пусть ему дадут работу, даже принудительную, только не кабалу, а настоящую работу, благодаря которой он сможет рассчитаться. Русский человек трудолюбивый и творческий, он не привык жить в долгах. Возможно, человек находится в таком положении, когда он просто не в состоянии обеспечить свою семью, и не по своей вине, а потому что работы нет. Уверен, что никто бы из наших соотечественников не отказался отдать одну сотую процента от своей зарплаты, чтобы покрыть долг человека, который попал в такую беду, это же социальная проблема. Нас 140 миллионов, неужели наш народ не скинется, чтобы погасить долг многодетной семьи – шестнадцать тысяч рублей? Смешно!

Подобные законы принимают чиновники, похожие на героев знаменитой поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души», но страдают живые люди. Законы должны проходить нравственную экспертизу. Если такой экспертизы нет в наших сердцах, то нам не на что рассчитывать, и нам уже ничто не поможет. Есть страны, в которых запрещено отключать электричество в холодное время года…

Можно привести горькие слова английского писатели Соммерсета Моэма: «Давным-давно князь Кропоткин написал книгу, в которой доказывал, что многие животные способны проявлять сочувствие. Думаю, иногда на это способны и люди». Неужели горькая ирония Соммерсета Моэма относится и к нам, и мы способны только иногда проявлять сочувствие и сострадание?

Когда-то о русских людях говорили: «люди русские – люди добрые». Такие трагедии ставят перед нами ребром вопрос о том, кто мы такие на самом деле: люди добрые, великодушные, благородные, мужественные, или злые, бессердечные, тупые, и души наши безнадежно мертвые?


Читайте также:

Публицист Андрей Десницкий: У нас при всей советской риторике – дикий капитализм

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи