Открытое письмо протоиерею Всеволоду Чаплину

|

Контекст

Москва. 12 апреля. ИНТЕРФАКС – Протоиерей Всеволод Чаплин считает, что священнослужители имеют право носить дорогие вещи, поскольку эти вещи отражают общественный престиж Церкви.

“Люди как правило несут самое дорогое в храмы, священнику, люди совершенно естественно хотят, чтобы их иерархи выглядели не хуже, чем представители светской власти, чтобы храмы выглядели лучше, чем резиденции светских властителей, чтобы церковные торжества были самыми красивыми и самыми торжественными”, – сказал отец Всеволод в понедельник вечером, отвечая на вопросы слушателей молодежного лектория в Москве. <…> По его наблюдениям, в роскоши духовенство, как правило, упрекают люди, для которых и присутствие в центре города храма Христа Спасителя, и присутствие в центре Кремля позолоченных соборов – это что-то противоестественное.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Председателю отдела по взаимодействию Церкви и общества

Протоиерею Всеволоду Чаплину

Дорогой отец Всеволод!

Давно зная Вас лично, я не допускаю мысли, что Вы действительно искренне считаете, будто Господь Иисус Христос позволил помазать себя драгоценным миром, потому что хотел бы – цитирую Ваши слова – «выглядеть достойно в том числе и перед лицом всех сильных мира сего». Не мне, мирянину, недополучившему богословское образование, напоминать Вам, выпускнику Академии, Евангельское чтение минувшего воскресного дня: «вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом.»

Я уверен, дорогой батюшка, что, отвечая на вопросы слушателей молодежного лектория в этот понедельник, Вы просто неловко выразились. Ведь вряд ли Вы не понимаете, что существует большая разница между золоченым куполом храма, который символизирует наше усердие о доме Божием, и тем, во что в своей повседневной жизни одеты и на чем ездят служители этого дома.

Конечно, мы, православные верующие, стараемся не допускать, чтобы священники ходили в рубище, хотя многим из них в провинции – увы! – и не на что купить себе новый подрясник. Но сообщу Вам честно (да, уверен, Вы и сам это понимаете), ни один из сотен моих православных знакомых не хочет, чтобы, как Вы выразились, «иерархи выглядели не хуже, чем представители светской власти». А уж тем более дико такое притязание звучит из уст представителя церковного истэблишмента, кем Вас справедливо воспринимают во внешнем мире. Потому что выглядит все это очень некрасиво: тот, кто с амвона учит смирению, умеренности и посту, предстает перед людьми эдаким Тартюфом.

Итак, я убежден, что все это не то, что Вы хотели сказать.

Но вот проблема: слова прозвучали, были услышаны, распространены множеством СМИ и сетевых записей и сильно повредили представлению о Церкви во внешнем мире. И самое обидное тут, что она-то, Церковь в смысле, и ни при чем! – это лично Вы, отец Всеволод Чаплин, так неловко выразились. С каждым может случиться.

Но вот дальше возникает естественный вопрос: что же делать?
И обычно у нас в таких случаях не принято делать ничего. Внутри себя посчитать оплошность «аки не бывшей», а снаружи… ну что ж? Конь и о четырех ногах, да спотыкается.

Это можно очень интересно обнаружить, если набрать, например, в поисковой системе Яндекс запрос «Католическая церковь извинилась» – знаете, сколько будет найдено адекватных документов? 456 тысяч.

Следующий этап эксперимента, «Православная Церковь извинилась».

Знаете, что находится таким образом, отец Всеволод? Либо «кто-то извинился перед Церковью», либо «Патриарх Грузии извинился перед мусульманами»(!), и вот наконец! – «в Русской Церкви позитивно оценили прозвучавшие ранее публичные извинения муфтия Нафигуллы…» или «заставили извиниться».

Дело, конечно, не в том, что католики такие совестливые. И не в том, что в нашей Церкви не делается ошибок, за которые стоит попросить у общества – в том числе и у внешнего – прощения. Ввиду таких результатов многие русские православные люди, видимо, чувствуют удовлетворение: «Вот, наша догматическая неповрежденность даже в Интернете видна! Нам извиняться не за что!» Но мы-то с Вами, дорогой о. Всеволод, понимаем, что католики извиняются отнюдь не за то, что исказили что-то в вероучении, а за личные грехи и ошибки представителей церкви, которые вредят ей в глазах паствы. Тут логика простая: «если Папа не извинился за гомосексуальные скандалы с участием духовенства, значит, такие скандалы – нечто нормальное». Но личные ошибки, которые могут повредить Церкви, согласитесь, совершают не только католики. Все мы – современные православные верующие – являемся носителями тяжкого наследия советской системы общественного дискурса, когда «просить прощения не у своих» воспринималось унижением дела строительства коммунизма.

Как будет прекрасно, дорогой батюшка, начать ломать эту традицию!

И повод такой прекрасный! Вы очевидно сказали не совсем то, что хотели. Или вас неправильно поняли журналисты. В интерпретациях люди и совсем искажают смысл. Страдает Церковь, страдают сомневающиеся люди, страдает миссия…
Но это так легко исправить!

Извинитесь, Христа ради, дорогой батюшка! Восстановите правду, разъясните свое видение.

Для служителя Престола Божия – я уверен! – это совсем не стыдно. И совсем не трудно.

Искренне испрашивая Вашего пастырского благословения,
обозреватель ВГТРК Иван Семенов

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!