Отлучили от причастия: причины, каноны и опасности

В каких случаях человека отлучают от причастия? Насколько долгой может быть епитимья? Почему человеку, если он совершил серьезный грех, лучше дождаться духовника, а не идти к первому попавшемуся священнику? Отвечает протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское (Московская область).
Протоиерей Игорь Гагарин. Фото radio-noginska.ru

Протоиерей Игорь Гагарин. Фото radio-noginska.ru

Разовое недопущение до причастия всегда происходит по конкретным обстоятельствам. То есть я вижу, что человек в данный конкретный момент не должен идти к Чаше. Либо потому, что он находится в ссоре с кем-то и не примирился, либо, например, он просто не понимает, что собирается делать. Да, бывали случаи, когда человек собирается к Чаше, но, когда я начинаю с ним разговаривать, выясняется, что он даже отдаленного представления не имеет о том, что такое таинство причастия. Приходится ему объяснить, рассказывать о смысле таинства, о подготовке к нему.

Причин к такому разовому недопущению немало. И очень важно здесь объяснить человеку, что священник говорит о нежелательности причащения для него не потому, что желает наказать его, а потому, что просто не в пользу будет причастие, не во спасение, а в суд и в осуждение.

Про каноны

Что касается длительного отлучения, то, по канонам, за конкретные грехи оно может составлять несколько лет. Понятно, что мы каноны уважаем и ни в коем случае ими не пренебрегаем, но при этом понимаем, что они составлялись в другую историческую эпоху, когда и Церковь жила в совсем других условиях. И поэтому сегодня то, что мы читаем в канонах, скорее должно указывать на степень тяжести греха, как он видится в глазах Церкви. То есть, если за какой-то грех полагается отлучение на 20 лет, это не значит, что ты должен на 20 лет отлучать. Но в то же время я понимаю, что исторически Церковь видела этот грех, как тяжелейшее, вопиющее преступление против веры, Господа. И тяжесть его в наше время, понятное дело, не уменьшилась. Изменилась реакция Церкви.

Посмотрим на простой, к сожалению, распространенный пример. Женщина когда-то сделала аборт. По канонам ей нужно запретить причащаться чуть ли не на 20 лет. Ну что я буду ей запрещать, когда она, может быть, в первый раз пришла на исповедь с этим грехом. Она всю жизнь была отлучена от Церкви. А сейчас, слава Богу, пришла. Надо сделать все, чтобы она осталась в Церкви.

Просто сказать: «Молодец, что пришла. Скажи свой грех, и я накрою тебя епитрахилью и пойдешь к причастию», — это уже другая крайность. Но в каждом индивидуальном случае по-особенному важно дать понять всю вопиющую тяжесть этого греха, но с другой стороны, сделать так, что раз уж человек пришел в Церковь, пусть он в ней и останется. А если отлучить даже на год, то, скорее всего, человек больше не придет. А с меня Господь спросит.

Тем более, когда женщина живет в обществе, где подавляющее большинство смотрит на аборты как на вполне нормальное явление и она сама, в то время, когда это совершала, чувствовала давление родителей, близких… А когда писались эти каноны, для всех была очевидна недопустимость этого поступка.

Не наказать, а преодолеть

Отлучение на какое-то время от причастия имеет смысл только тогда, когда это принесет пользу человеку. Мы делаем это не для того, чтобы наказать человека, а для того, чтобы помочь ему преодолеть тот или иной грех. Поэтому любая епитимья ставит своей целью, чтобы человек за то время, когда он не сможет причащаться, пережил, осознал свой грех. И чтобы, когда все-таки пройдет назначенное время и он пойдет к Чаше, в его душе созреет другое видение ситуации. Особенно это относится к супружеским изменам.

Повторяю, есть вещи, когда действительно неправильно накрыть епитрахилью и сказать: «Отпускаются тебе грехи твои». Чтобы человек понял — нужно потрудиться над тем, чтобы преодолеть внутри себя этот грех.

Но здесь все индивидуально и каждый священник рассматривает каждую ситуацию…

Фото Александра Курочкина/eparhia-saratov.ru

Фото Александра Курочкина/eparhia-saratov.ru

Не спешить

Отлучение от причастия рассматривает конкретный священник. Но священники разные и могут ошибаться, и, случается, превышают данную им власть. Поэтому я всегда говорю, что если человек либо в первый раз идет на исповедь, либо не в первый, но случилось в его жизни что-то из ряда вон выходящее, он впал в какой-то очень, очень тяжелый грех и он понимает всю тяжесть, то не надо спешить и идти к первому попавшемуся священнику.

Если человек давно в Церкви и совершил тяжелый грех — пусть дождется духовника. Если не давно, надо найти такого священника, которому он может довериться. Для этого можно походить на службы в различные храмы, понаблюдать, как ведет себя священник, какие он говорит проповеди. В любом случае, он должен испытывать к этому священнику уже какое-то доверие.

Иногда говорят о том, что ты же не священнику исповедуешься, а Богу и поэтому какая тебе разница. Я думаю, что все-таки, прежде чем вверить свою душу священнику, надо подумать. Священник — участник таинства исповеди, прежде чем вверить ему свою душу, надо немного узнать о нем.

У меня были такие случаи, когда у человека была острая ситуация, он не мог дождаться и шел к первому попавшемуся священнику. Священник этот накладывал на него такую епитимью, что потом этот человек растерянно приходил ко мне и говорил: «Батюшка, вот я был в отпуске, вот это случилось. Я вот не дождался и пошел там в храм. И мне сказали то-то, то-то». Например, год не подходить к Чаше. И я чувствую, что ему сказали неправильно, что так — недопустимо.

Но я уже ничего поделать не могу: есть такое правило, что один священник не может отменять епитимью, наложенную другим священником. Так что тупиковая ситуация.

Я думаю, что 90 процентов всех трудных вопросов решалось бы, если бы человек был членом конкретной общины. Тем более Церковь изначально — это община. И если человек — член этой общины, если действительно он хорошо знает, что члены этой общины его братья и сестры, а священник для него действительно как отец, то тогда и все вопросы — решаемы. А так конечно, когда нет ни конкретного духовника, нет своей общины, то тут возможны всякие извращения и искажения духовной жизни.

Подготовила Оксана Головко

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю — новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем — пишите в редакцию, по адресуdiscuss.pravmir@gmail.com.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Отлучили от причастия? И кому от этого стало лучше?

Один священник, недавно рукоположенный, запретил пожилой женщине причащаться до самой смерти.

Протоиерей Александр Пономаренко: Я не дерзну отлучать прихожан от причастия

Если человек совершил грех и понимает, что это плохо, он – христианин, он не отпал от…

Отлучить от причастия? Какой в этом смысл?

Нельзя от Церкви отлучить человека, который еще не в Церкви, еще не приобщен к церковному общению

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: