Отобрать ребенка за час – почему в Англии это невозможно

Тайны усыновления не существует. Средний возраст приемных родителей – 55 лет. Даже тяжелые подростки-сироты учатся в обычных школах. Изъятие детей из семьи не происходит неожиданно. Провинившимся родителям помогают найти ресурсы, чтобы справиться с проблемой. Рассказывает Варвара Пензова, директор благотворительного фонда «Дети наши», после стажировки в Лондоне.

Как фильм изменил работу с сиротами

Великобритания – это страна, где родилась теория привязанности, принципиально меняющая подход к воспитанию детей, это место, где впервые было проанализировано влияние детдомовского воспитания на детей, где в 1969 году был снят знаменитый документальный фильм «Джон».

В фильме маленький мальчик, живущий в обычной семье, вдруг попадает в учреждение. На наших глазах за 14 дней пребывания там он очень сильно меняется, закрывается от общения, уходит в себя. На основании этих исследований серьезно изменилась вся система работы с детьми-сиротами и кризисными семьями по всей стране, и потом – во всем мире.

Я работаю в российском благотворительном фонде «Дети наши» и не являюсь экспертом по британской системе работы с кризисными семьями и детьми-сиротами. В декабре я побывала на стажировке, организованной фондом Тимченко, и хочу поделиться тем, что увидела в лондонских детских домах и фостерных агентствах. Это может дать нам пищу для размышления.

Варвара Пензова

Варвара Пензова

Отличие № 1: Не наказать родителей, а помочь им

В британской системе опеки очень важный принцип – выявление проблемы на ранней стадии, когда ее легче всего решить.

Например, когда ребенок только начинает прогуливать школу или когда становится известно, что в семье случилась какая-то трагедия.

Все службы, которые тем или иным образом взаимодействуют с детьми, научены различать признаки насилия над ребенком или неблагополучия в семье. В случае их обнаружения эта информация сообщается социальным службам, после чего социальный педагог собирает данные о том, что происходит с этой семьей.

Допустим, ребенка из школы не забрала мама. Учитель об этом сообщает в социальную службу и по полицейскому акту ребенка без надзора на 72 часа могут изъять – он попадает на это время в замещающую семью, которая готова принимать детей в таких экстренных случаях. Дальше педагог разбирается, что случилось. Допустим, есть объективные причины, помешавшие маме встретить ребенка: она попала в аварию, находится в больнице. Тогда выясняется, кто может позаботиться о ребенке, пока мамы нет. Либо мама вернулась, ребенка отдали – проблема разрешена.

Если же выясняется, что это связано с пренебрежением родительскими обязанностями – мама в загул ушла, например – то собирается более подробная информация о происходящем в семье, о том, как это сказывается на детях, какие ресурсы есть у семьи, чтобы с этим справиться.

Собирается целая комиссия, которая принимает дальнейшие решения. Очень важное, на мой взгляд, отличие, в том, что задача комиссии – не настучать по голове безответственным родителям, а помочь им увидеть проблему и увидеть свои ресурсы для ее решения.

С родителями работает психолог, социальный педагог, представители медицины и полиции. Их задача – вдохновить родителя на изменение ситуации своими силами. Допустим, если график работы мамы не позволяет вовремя забирать ребенка из школы, то ей помогают найти кого-то в ее окружении, кто сможет ее подменять. Задача – не винить и наказывать родителя, а предложить ему помощь.

Или, например, ребенок-подросток, и родителям не хватает компетенции, чтобы справляться с трудным подростковым возрастом. Их приглашают на специальные курсы, чтобы они узнали больше об этом возрасте и смогли наладить отношения с сыном или дочерью.

Помощь может быть и денежная: оформление социальных пособий или содействие в поиске работы. Есть целый список профессий, на которые люди переучиваются, что способствует их благополучной социализации. Дальше они могут самостоятельно ухаживать за своим ребенком и обеспечивать его всем необходимым.

dd2

Отличие № 2: Главное, чтобы ребенок остался в семье

Все усилия направлены на то, чтобы помочь семье сохранить ребенка и научиться самим за ним ухаживать и его воспитывать.

Нам рассказали одну потрясающую историю – про семью, где помимо прочих проблем у мамы были ментальные проблемы. Уже троих детей этой пары пришлось изъять из семьи: проблемы не удалось разрешить, и для безопасности детей они были переданы на фостерное воспитание, в приемные семьи. И вот родился четвертый малыш. Семья всем своим поведением показывает, что они готовы за ним ухаживать, что теперь все будет по-другому.

Но мама, к сожалению, не в состоянии делать это сама. В течение полугода в дневное время с семьей находился социальный работник, помогая вести хозяйство, ухаживать за малышом. На ночь ребенка забирали в приемную семью. Специалисты наблюдают в таких случаях за динамикой: на разрешение ситуации дается полгода, и если есть хоть какие-то положительные подвижки, то работать с семьей продолжают. Если нет – родители не выполняют свою часть обязательств и не меняют свое поведение – то принимается решение об изъятии ребенка.

Так вот в этой семье через полгода папа принял решение расстаться с мамой, но не отдавать ребенка в учреждение, а взять на себя его воспитание. Какое-то время социальный работник помогал папе справляться, и через несколько месяцев тот уже был в состоянии жить и ухаживать за малышом самостоятельно. Полгода работы социальных служб – и ребенок растет в семье с родным отцом.

Главный постулат системы: большинство семей способны самостоятельно ухаживать за своими детьми, если им немного помочь.

Отличие № 3: Никаких «гетто» для сирот и детей с особенностями развития!

Большое отличие от системы, принятой в нашей стране, в том, что в Великобритании никто не стремится создавать закрытые учреждений для детей с определенными особенностями. Коррекционные школы в стране есть, но их количество сокращается. Все направлено на интеграцию людей с особенностями в обычную жизнь.

Задача всей системы – максимально их подготовить к жизни в обычном мире. Это касается и трудных подростков, с асоциальным поведением. Даже самых сложных подростков в детдоме, где мы были – зачастую с криминальным прошлым, с какими-то тяжелыми психологическими проблемами – учат жить, учиться и работать в обществе.

Отличие № 4: Изъятие ребенка не становится для семьи шоком

Если в семье проблемы, и после полугодового сопровождения психологами и другими специалистами положительной динамики нет, дело передается в суд. Очень важно, что, когда доходит до суда по изъятию ребенка, то ни для семьи, ни для самого ребенка это не становится шоком, сюрпризом и неожиданностью.

Потому что на каждом этапе работы с семьей обсуждают действия и ответственность каждого вовлеченного и варианты последствий в том или ином случае. И это важное отличие от нашей системы.

Часто бывает, что, приходя в неблагополучную семью, сотрудник нашей опеки из благих побуждений говорит ребенку, например: «Мы сейчас поедем с тобой в больницу, доктор тебя посмотрит. Это ненадолго!» – в то время, как она сама уже прекрасно знает, что ребенка изымают. Что ближайшие несколько месяцев он проведет в приюте.

Если представители опеки сами не знают, чем это для ребенка закончится, надо все равно даже об этом сказать честно, на доступном ему уровне. Сейчас такие алгоритмы у нас уже прорабатываются. Конечно, когда изъятие ребенка из семьи связано с непосредственной угрозой его жизни, времени на долгую работу и подготовку просто нет. Но в такой ситуации, я думаю, специалисты тоже должны быть готовы честно отвечать на вопросы ребенка. Главное – не врать. Ложь во благо, насколько я поняла, в британской системе неприемлема.

 

Отличие № 5: Учитывается мнение детей… и младенцев

Очень важно, что решение о подходах в работе с семьей принимает и потом регулярно обсуждает, корректирует и пересматривает команда специалистов, а не один человек, что позволяет избежать субъективности.

Что еще интересно: при оценке ситуации и принятии решения учитывается желание детей, выраженное вербально или невербально (если это младенец или ребенок, который не умеет говорить). Специалист смотрит на то, как он взаимодействует с родными, как реагируют на них: ловит ли взгляд взрослого, улыбается, тянется ли к родителям, или пугается, прячется, избегает взгляда, или даже полностью равнодушен.

baby-1081334_960_720

 

Отличие № 6: Биологический родитель, которого не было в жизни ребенка, не может его забрать

Здесь вспоминается история с украденным из роддома Матвеем Ивановым в Дедовске – он же был найден в январе этого года: его украла и воспитывала женщина, потерявшая своего собственного ребенка. Неизвестно, чем закончится это дело.

Но в Британии, например, принцип соблюдения интересов ребенка и важности постоянства его окружения означает, что биологический родитель, который полностью отсутствовал в жизни ребенка, не имеет никаких преимущественных прав на возврат его к себе.

Например, родитель находился в тюрьме, на контакт с ребенком не выходил, им не интересовался, ребенок все 3 года своей жизни воспитывался в приемной семье. В такой ситуации биологический родитель не имеет преимущественных прав на свое дитя, он не может вернуть его себе только на том основании, что он отец. Потому что у ребенка уже –  сложившееся окружение, отношения, с какой стати передавать его фактически чужому человеку?

Отличие № 7: Большинство изъятых детей возвращаются в родную семью

2/3 случаев, которыми занимаются социальные работники, заканчиваются возвратом детей в родную семью. Они отмечают, что работа с семьей эффективней всего в первые 3-6 месяцев после открытия случая. Но работа может длиться и дольше, если необходимо.

Очень радостно, что эти данные перекликаются с теми выводами, которые мы сделали по итогам работы в Смоленской области. Наши психологи и социальные педагоги работают с детьми, которые уже находятся в детдоме постоянно, но даже в этом случае есть успешные истории возврата детей в кровные семьи. И чем меньше ребенок находится в учреждении, тем больше шанс вернуть его.

А это значит, что если идти в приюты и реабилитационные центры, куда дети попадают временно, или в службу поддержки семьи, куда родители обращаются в ситуации кризиса, то шанс сохранить семьи будет еще выше.

Отличие № 8: Родительских прав не лишают!

Если все-таки семья не справляется, то созывается специальный суд (участвующие в нем судьи тоже проходят переподготовку и занимаются исключительно подобными вопросами), и там может быть принято решение установить госнадзор за ребенком и переместить его на воспитание в другую семью.

Биологических родителей прав не лишают. Просто на какое-то время государственное право превалирует над родительским.

То есть лишить родительских прав нельзя. Нет такого понятия! Может быть установлен государственный надзор над семьей. Но родитель всегда остается родителем. Исключение: случай усыновления – тогда родительские права полностью переходят к другой семье.  

Отличие № 9: Три четверти сирот воспитываются в приемных семьях

В Британии, если семья не может воспитывать ребенка, в первую очередь, ищутся его родственники, даже соседи, учителя, семьи близких школьных друзей – перебирается весь привычный круг общения ребенка. Если устроить к знакомым невозможно, то подбирается приемная семья.

В последнее время и усыновление считается крайне нежелательной формой устройства ребенка, потому что нарушает его права – разрывает его связь с кровной семьей.

Более 75 процентов детей, которые не живут со своими родителями, воспитываются в приемных семьях. Однако кровная семья не полностью исчезает из жизни ребенка: если общение с семьей возможно, если оно безопасно для ребенка, то происходит в ограниченном варианте.

В России пока большинство таких детей живут в учреждениях – это основная форма устройства детей-сирот у нас. И, как правило, общение с родными, к сожалению, прерывается.

Наш фонд как раз занимается воссоединением детей-сирот с их родственниками, потому что без этого проблему с сиротами никак не решить. Наш опыт работы с детьми в детдоме показывает, что органы опеки часто не делают ничего, чтобы найти родных, хотя они есть и могли бы поддерживать с детьми контакт.

16358093_10210267620120327_1839580714_o

Отличие № 10: В одну семью – не более трех приемных детей

Главное требование к приемной семье – наличие свободной комнаты. У приемного ребенка должна быть своя комната. При этом в одной семье не может быть размещено одновременно более трех приемных детей, даже если условия позволяют.

Один из приоритетов – по возможности не разделять братьев и сестер. А что делать, если их четверо? Устроить в семью можно только троих… Каждый случай рассматривается индивидуально. Бывает, что приоритеты вступают между собой в конфликт. Допустим, у одного из них потребности, которые невозможно обеспечить вне Лондона.

А в Лондоне семей, готовых принять несколько детей, немного – нет столько свободных комнат. Оценивают, что важнее: оставить брата и сестру вместе или разделить, чтобы обеспечить особые потребности одного из них – например, специальную школу. Приоритет определяет муниципалитет.

Назначается социальный педагог – куратор случая. И если детей несколько, значит, и кураторов несколько – по каждому ребенку. Рассматривается случай каждого ребенка в отдельности, потому что даже в одной семье дети могут иметь большую разницу в возрасте и не особенно общаться или, допустим, одни дети жили с бабушкой и дедушкой, другие – с папой и мамой, и тоже не очень знакомы.

Рассматриваются потребности конкретного ребенка. Именно социальная служба определяет, какие услуги ему нужны: может, ему нужен логопед, или психолог, или какое-то специальное медицинское наблюдение. Поэтому при поиске замещающей семьи государство ищет возможность максимального удовлетворения этих потребностей. В том числе, стараются максимально сохранить – если это безопасно для ребенка – его окружение: чтобы он остался жить в том же районе города, где жил, ходил в ту же школу, чтобы, помимо смены ухаживающих за ним взрослых, его жизнь минимально изменилась.

Фото: londonfamilyphotography.co.uk

Фото: londonfamilyphotography.co.uk

Отличие № 11: Проверяют и сопровождают приемную семью одни люди

В Британии существуют государственные и негосударственные агентства по подготовке и сопровождению приемных родителей – фостерные агентства. Очень важно, что функции по подготовке и сопровождению объединяются в одном месте!

Это значит, что те люди, которые готовят семью к новому статусу и оценивают ее ресурсы, сопровождают эту семью, когда к ней попадают дети-сироты, они же и отвечают за качество размещения (длительность пребывания детей в семье, их благополучие в ней и пр.). То есть люди изначально имеют представление о семье, установлен с ней контакт, есть понимание, что от кого можно ожидать, они эмоционально друг на друга ориентированы. Получается, что они оценивают и готовят семью к приему детей и несут ответственность за качество этой оценки и подготовки!

В то время как у нас школы приемных родителей – это пока некий отдельный институт, выдающий бумажку о прохождении. По формальному признаку наличия этой бумажки органы опеки дают добро на усыновление ребенка, не будучи даже толком знакомы с этой семьей.

Отличие № 12: Документы и справки собирает агентство

Каждая семья, у которой есть свободная комната и необходимые условия, может обратиться в фостерное агентство и стать усыновителями. Первое очное знакомство с представителями органов опеки происходит на территории потенциальной приемной семьи. Это дает возможность и семье чувствовать себя спокойно и уверенно, и специалисту –  получить гораздо больше информации о том, как они живут.

Дальше наступает этап сбора документов – он осуществляется не семьей, а представителями агентства.

Специалист обращается за справками и в полицию, и по месту работы, и в поликлинику, и собирает отзывы соседей, друзей, родственников. А семья просто ждет – процесс занимает до 8 месяцев.

Потом они проходят базовый курс обучения – 8 или 10 блоков. Но в общем, приемные семьи учатся постоянно. Допустим, ты взял 7-летнего малыша, но проходит время – и он уже подросток: перед тобой встают другие вопросы и проблемы.

Приемные семьи находятся в постоянном контакте с агентством. Социальный работник посещает семью не реже 14 раз в год, из них 12 – по согласованию с семьей, и 2 раза – без предупреждения. Это стандартизированный подход.

Приемный родитель ведет дневник о жизни ребенка. Допустим: «Пришел из школы; заболел; сегодня хорошо общался с соседскими детьми» – и он еженедельно заверяется соцработником. То есть контакт семьи и социального работника – очень плотный!

fosternaya-semya

Отличие № 13: Средний возраст приемных родителей – 55 лет

Средний возраст приемных родителей – 55 лет.

Ограничений по максимальному возрасту нет.

Нам рассказывали об одной пожилой даме, сотруднице агентства, через которую прошло более 100 детей. Понятно, что на длительный срок маленьких детей у нее не размещают, но она – родитель, который может принять детей в экстренных случаях на краткосрочное размещение.

Отличие № 14: Усыновителям только голубоглазых, здоровых детей с хорошей генетикой – отказ

У нас стоит очередь из усыновителей, желающих взять домой голубоглазых, здоровых младенцев из благополучной семьи – то есть без “плохой генетики”. В Англии, если семья ставит подобные условия на собеседовании, им говорят:

«Вы знаете, потребности в воспитании таких детей у нас закрыты. Основной контингент – подростки, дети мигрантов, асоциальные дети. Поэтому если вы четко нацелены на голубоглазых девочек, извините – мы вам помочь не сможем».

Их даже не берутся учить – таких родителей просто не берут в эту систему. Те же, кого берут, готовы закрывать реальные потребности, а не удовлетворять свое желание воспитывать определенный тип детей.

То, каких именно детей отдадут в ту или иную приемную семью, определяется по итогам обучения и взаимодействия семьи со специалистом. Допустим, родители хотят взять подростка, но в ходе бесед выясняется, что они – эмоционально неустойчивые люди и не смогут противостоять каким-то агрессивным проявлениям, которые бывают в подростковом возрасте. Значит, у них будут размещать малышей. Или, например, семья не против взять ребенка с особенностями, но их дом для него не приспособлен – там нет лифта или нет пандуса. Им, конечно, такого ребенка не дадут на воспитание.

По каждой семье есть профайл. Есть база, где указана их «профессиональная квалификация» – какого типа детей и на какой срок они готовы принимать. Например, существует экстренный тип размещения: когда ребенка изъяли из неблагополучной семьи, он в состоянии стресса, и надо постараться его успокоить и быть готовыми к тому, что он не пойдет на контакт. Или же это краткосрочное изъятие из семьи – пока родители решают какие-то проблемы – на 1-2 месяца: в таком случае ты должен быть готов к тому, что не можешь к нему крепко привязываться, что его придется возвращать родителям.

Задача агентства – эти категории для каждой семьи определить. То есть, получается, не ребенок подбирается под семью, а семья – под ребенка! Каждый кейс социального работника – это кейс ребенка, а не семьи.

Отличие № 15: Нет никакой тайны усыновления

Нет никакой тайны усыновления, это считается неприемлемым, и работа направлена на то, чтобы не оставить у ребенка  ни единого шанса вырасти без знания, что он был усыновлен.

Поэтому об этом говорится с самого начала, ребенок растет с этой информацией, не воспринимая ее как некий шок. Об этом с ним постоянно говорят, по-разному, в зависимости от возраста, но для него это никогда не является новостью.

Там исключена ситуация, когда в подростковом возрасте человек вдруг случайно узнает, что он не родной, и что всю жизнь близкие люди ему врали. Последствия такой новости – психологическую травму и разрыв с родными – очень трудно потом преодолеть. А когда ребенок растет со знанием, что он не родной, травмы не происходит, и это не мешает эмоциональной близости с приемными родителями.

Отличие № 16: Выплаты на ребенка покрывают все расходы на него

Приемные родители получают зарплату и деньги на содержание ребенка. Но при этом у фостерных семей обязательно должен быть альтернативный источник дохода, то есть они не должны зависеть от выплат на ребенка.

Еженедельные выплаты идут от муниципалитета – с места выявления неблагополучной семьи. Соцработник вместе с семьей составляет финансовый план управления детскими деньгами – рассчитывает, сколько пойдет ребенку на карманные расходы, а сколько они должны откладывать как его сбережения на будущее. Деньги на содержание ребенка полностью покрывают расходы семьи на него, задача плана – показать, как ими можно управлять, не ограничивая ребенка, но и не задействуя альтернативный доход приемного родителя. Чеки никто не требует!

Но в общении, которое происходит не реже раза в месяц, социальный работник смотрит, как одет ребенок, как выглядит его комната, что он ест. Если что-то специалиста настораживает, он может увеличить количество посещений семьи, прийти без согласования с семьей, например, в обеденное время – посмотреть, чем кормят ребенка, или во время совместных семейных мероприятий – посмотреть, как они общаются, какие эмоции у них по отношению друг к другу.

Насколько я поняла, претензии: «Ага, вы берете детей в семью не по любви, а за деньги!» – в Британии тоже слышны. Но специалисты на них отвечают: «Мы отбираем приемных родителей, мы их контролируем, мы – те же, кто их учил: мы знаем этих людей. И потом, есть большое количество более простых способов заработать деньги, чем ухаживать за брошенными, сложными детьми».

У нас в стране, по причине разделении функций проверки семьи и ее сопровождения, возможно злоупотребление: когда семья из деревни, не имея иного источника дохода, берет на воспитание детей-сирот. И в то же время негативное отношение (причем часто от своей же опеки!) – «взяли из-за денег» – преследует множество прекрасных семей, которые сердце и душу вкладывают в воспитание приемных детей.

tsentr-dlya-detey-i-krizisnyih-semey3

Отличие № 17: Приемная семья не может переехать без разрешения опеки

Любая приемная семья – в найме. Она не обладает всей полнотой прав на ребенка и не может принимать за него ряд решений.

Эта норма сейчас пересматривается, корректируется в Британии, потому что из-за этого возникают некоторые проблемы. Например, выяснилось, что приемные семьи должны слишком многое согласовывать с муниципалитетом, что ухудшает положение детей.

Класс едет в поездку, и приемный родитель должен обратиться в муниципалитет за разрешением отправить ребенка вместе с классом. Пока идут согласования, все уже уехали! Или родитель не может отпустить приемного ребенка на ночевку к другу. Сейчас британцы пересматривают эту ситуацию, чтоб у приемных мамы и папы было больше свободы, и такие ограничения не ухудшали положение приемных детей относительно кровных.

Поскольку семья в найме, вопрос переезда в другой город тоже согласовывается с муниципалитетом. Предпочтительно, чтоб семья переезжала с ребенком, конечно, но, если в новом городе условий для обеспечения его потребностей нет, может последовать отказ. Семья должна пройти проверку в фостерном агентстве на новом месте, вся информация о них передается туда. И муниципалитет обязательно должен дать свое согласие на переезд.

family-63376_960_720

Отличие №18: Семьи для малолетних родителей готовят специально

В фостерные семьи могут быть устроены родители, которые по каким-то причинам не могут полностью самостоятельно ухаживать за ребенком. Например, малолетние родители: 15-летняя девочка-сирота и ее новорожденный ребенок.

У нас в Смоленской области были такие случаи. В одном случае недавно родившая девочка из детдома вместе с парнем, отцом ребенка, попали в приемную семью, но не прижились там – видимо, им было сложно перестроиться на семейный уклад после стольких лет в детдоме. А в другом случае девочка из учреждения живет вместе со своим малышом в приемной семье.

Но у нас такие ситуации рассматриваются как особый случай, из ряда вон выходящий, а там – возможность такого устройства учитывается, оценивается, готовы ли те или другие приемные родители принять вот таких подростков. То есть у нас – сначала происходит случай, а потом под него ищется семья, а у них семьи готовят к таким случаям.

Отличие № 19: Помочь трудному ребенку влиться в обычную жизнь

Если ребенок не приживается в приемной семье, если у него настолько сложные психологические особенности или нарушения, что никакие усилия социальных служб не помогают, его помещают в учреждение. По-нашему – детский дом. Но это не какое-то учреждение вдали от города.

Это обычный дом на обычной улице, без каких-либо опознавательных знаков – он никак не выделяется. Там проживает до 6 (!) детей подросткового возраста, которым уже выпало пройти достаточно тяжелый жизненный путь: кто-то из них участвовал в преступлениях, был участником бандформирований, кто-то был вовлечен в наркоторговлю, кто-то занимался членовредительством – сам себе наносил телесные повреждения, есть дети, подвергшиеся сексуальному насилию и эксплуатации, дети, которые часто убегают из приемных семей и имеют проблемы с законом.

Главная задача этого детдома – помочь таким ребятам поверить в себя.

От них отказались родные и приемные, у них – низкая самооценка, они чувствуют себя никчемными. Специалисты в детдоме работают, чтобы такие дети приняли себя такими, какие они есть, приняли обстоятельства своей жизни и все, что в ней произошло, научились справляться со своими эмоциями, управлять своей жизнью, поведением, деньгами, научились правильно выбирать друзей и, главное, влились в обычную жизнь.

В особо тяжелых случаях ребенок занимается в детдоме с репетиторами, но для того, чтобы потом все равно выйти учиться там, где все учатся, получить профессию там, где ее получают все, научиться жить в реальном мире, а не в искусственно созданном для него пространстве. При детдоме нет никаких спецшкол, дети ходят в обычные учебные заведения.

Отличие № 20: Убирать ли в комнате – выбор ребенка

Важное условие воспитание тяжелых подростков даже в учреждении – уважение к их границам и свободе.

Хотя трудные подростки, имеющие судимость, носят специальный полицейский браслет, чтобы контролировать их передвижения. Однако личная свобода – уважается.

Так комната ребенка – это его пространство, куда взрослый не может войти без стука. У нас часто директор детского дома ведет проверяющих или волонтеров по всем комнатам: «Знакомьтесь, дети!», и так происходит несколько раз в неделю. Тут же – нам даже не предложили зайти, со стуком или без. Никаких попыток вторгнуться в их личное пространство нет!

Детям дают карманные деньги, но если они нарушают правила, то могут тратить их только под присмотром. Размер карманных денег зависит от их поведения: допустим, никто не заставляет детей убираться в их комнате, но все знают – если ты не убираешь комнату, размер карманных денег будет меньше. То есть вместо наказания – выбор.

На 4 детей – 12 воспитателей, причем двое из них находится с детьми ночью, а днем три. В нашем подшефном детском доме роль воспитателя очень часто выполняет видеокамера, что убивает смысл домашних условий, которые там же пытаются создать. У нас часто формальный подход.

В 2015 году появилось Постановление Правительства № 481 РФ «О деятельности организаций для детей-сирот», и оно, в частности, подразумевает создание в учреждении условий, приближенных к семейным. Но это уважение к личному пространству ребенка – пока еще в зачаточном состоянии.

tsentr-dlya-detey-i-krizisnyih-semey1

Пребывание в детдоме должно перестать быть нормой

Считается, что наша система опеки где-то на 50 лет отстает в развитии от британской. Но было отрадно узнать, что это не совсем так. Сама британская система начала меняться относительно недавно – так называемый закон о детях (Children’s act) вступил в силу только в 1989 году, то есть меньше 30 лет назад.

Сегодня наша страна начинает двигаться в том же направлении, но работа часто начинается в момент, когда ребенок уже попал в учреждение, а не в момент, когда в семье только начался какой-то кризис.

Постановление № 481, которое появилось в 2015 году, по сути меняет роль детдома в жизни ребенка, позиционирует его как временное устройство, которое еще и должно минимально отличаться от семейного пребывания. Но главная цель в том, чтобы пребывание в детдоме перестало быть и восприниматься как нормальная, стабильная ситуация.

У нас уже появилось понимание пользы жизни ребенка в семье, а не в учреждении, мы уже пришли к теме сохранения кровной семьи. Но идеологически и повсеместно это еще не принято: по-прежнему считается, что коллективное воспитание иногда лучше, чем семейное, что хороший детский дом лучше, чем бедная семья.

У нас, к сожалению, функции органов опеки сводятся к контролю – оказания помощи и поддержки фактически нет. А приемная семья, воспитывая ребенка, сталкивается с огромным количеством вопросов, которые перерастают в сложности – им не к кому с этим пойти, чтобы не получить по голове, не добиться повышенного внимания к ним органов опеки и изъятия ребенка, а получить помощь. Результаты работы нашего клуба приемных семей в Сафоново говорит о том, что очень часто достаточно психологической поддержки, чтоб у семьи появились силы на преодоление проблемы.  

Подготовила Валерия Михайлова

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«Если за тобой придут, связывай простыни и лезь из окна»

Что сказать ребенку, когда в дверь стучат сотрудники опеки

Держите карман шире: на что живут приемные семьи

Вся правда о доходах и расходах московских приемных родителей

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: