Отцы Церкви о грехе зависти: 10 советов с комментариями

|
Зависть сопровождает человека всю его историю. Уже в четвертой главе книги Бытия, то есть сразу после описания изгнания Адама и Евы из рая, рассказывается о трагедии их первенцев. Каин завидует брату Авелю за то, что Бог принял жертву последнего и «не призрел» на его собственную. Продолжение известно: Каин не прислушивается к голосу Божьему, заманивает брата в поле и убивает. В наказание Господь обрекает преступника на изгнание. Что говорят отцы Церкви об этом поистине убийственном грехе?

1. Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст сравнивает завистника с навозным жуком, свиньей и даже демоном. По его утверждению, зависть – прямая вражда против Бога, благоволящего к тому или другому человеку. В этом смысле завистник даже хуже демонов: те вредят людям, завистник же желает зла себе подобным.

«Завидовать хуже, чем враждовать, – говорит святитель. – Враждующий, когда забывается причина, из-за которой произошла ссора, прекращает и вражду; завистливый же никогда не станет другом. Притом первый ведет открыто борьбу, а последний – скрытно; первый часто может указать достаточную причину вражды, а второй не может указать ни на что другое, кроме своего безумия и сатанинского расположения».

Пример из жизни. Два человека претендует на место с хорошей зарплатой и перспективой карьерного роста. Если духовные запросы у этих людей низкие, а материальные потребности высокие, то, скорее всего, между ними возникнет конкуренция, а на ее фоне – явно или неявно выраженный конфликт.

Со стороны того, кто получит вожделенную должность, конфликт будет исчерпан, как только он займет кресло. А вот «неудачник», если он вообще склонен к зависти, конфликт усугубит еще сильнее и непременно впадет в этот грех – даже когда он найдет другую работу, он будет помнить, что вот этот негодный человек занял ЕГО место.

Зависть действительно напоминает безумие в самом что ни на есть медицинском смысле: навязчивое состояние. Один из способов избавиться от навязчивого состояния – попытаться его рационализировать.

Тот же святой Иоанн Златоуст рекомендует для борьбы с этим недугом несложную логическую цепочку.

Человек успешен – значит, через него прославляется Бог. Если этот человек твой ближний – значит, через него успешен и ты, и через тебя тоже прославляется Бог. Если этот человек твой недруг – значит, нужно стремиться сделать своим другом его – уже ради того, что через него прославляется Бог.

2. Иоанн Кассиан Римлянин

Общее для всего Священного Предания мнение – именно из зависти ополчился змей на Еву. Именно зависть к уникальному статусу человека как образа и подобия Божьего заставила его приложить усилия к его низвержению. Более того, и праматерь Еву диавол провоцирует на зависть: «Будете как боги, знающие добро и зло». Вот зависть к этим несуществующим богам и толкает первую женщину на нарушение заповеди Божией. Так что, действительно, сатанинский порок.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин категорически утверждает, что своими силами зависть не побеждается. В ответ на добродетель завистник только озлобляется. Так, доброжелательность и услужливость Иосифа еще больше ожесточила его одиннадцать братьев. Когда он шел, чтобы накормить их в поле, они приняли решение убить брата – идея продать его в рабство стала уже смягчением их первоначального намерения…

Ветхозаветная история повторяется во все времена, пусть и без уголовщины. Во многих подростковых коллективах найдутся ребята, которые отличника, разъясняющего недалеким одноклассникам сложные задачи, обзовут «ботаном» – и хорошо если не подложат жвачку, а то и кнопку, на стул…

Отчаиваться не стоит. Преподобный Иоанн Кассиан дает универсальный совет: молиться.

«Чтобы василиск (дьявол) одним уязвлением только этого зла (зависти) не истребил всего того, что в нас есть живого, что как бы воодушевляется жизненным действием Святого Духа, постоянно будем испрашивать помощи Божией, для которой нет ничего невозможного».

3. Василий Великий

Молитва – труд никак не менее тяжелый, чем, например, упражнения в посте. Далеко не всем он дается без должной тренировки, а битва с завистью необходима здесь и сейчас. Что делать?

Святитель Василий Великий дает два очень простых совета. Первый: осознать, что завидовать вообще нечему. Богатство, слава, почет и уважение – абсолютно земные вещи, которыми к тому же надо научиться правильно пользоваться.

«Недостойны еще нашего соревнования – богатый ради его богатства, властитель ради величия его сана, мудрый ради обилия в слове. Это – орудия добродетели для тех, которые пользуются ими хорошо, но в самом себе не заключают блаженства… А кто таков, кто не поражается мирским как чем-то великим, к тому никогда не может приблизиться зависть».

Второй совет – «сублимировать» свою зависть в творческое преображение самого себя, достижение многих добродетелей. Правда, эта рекомендация подходит для борьбы с особым видом зависти, связанном с честолюбием:

«Если непременно желаешь славы, хочешь быть виднее многих и не терпишь быть вторым (ибо и это бывает поводом к зависти), то честолюбие твое, подобно какому-то потоку, направь к приобретению добродетели. Ни под каким видом не желай разбогатеть всяким способом и заслуживать одобрение чем-либо мирским. Ибо это не в твоей воле. Но будь справедлив, целомудрен, благоразумен, мужествен, терпелив в страданиях за благочестие».

Если даже не касаться высоких добродетелей, то совет более чем практичен. Предположим, два молодых человека увлекаются игрой на гитаре. Один становится в своем городе рок-звездой, а другой так и играет на трех аккордах в переходе. Для второго проще всего начать завидовать успешному приятелю – сложнее, во-первых, прикинуть риски (Курт Кобейн, Джим Моррисон и Джимми Хендрикс были колоссально талантливы и бешено популярны, что не защитило их от уродливой и страшной смерти, а только стимулировали трагический конец), а во-вторых, выучить дополнительные аккорды и выйти за пределы полюбившегося перехода.

Постепенное, завязанное на тренировке и самодисциплине возрастание в профессионализме, может, и не вознесет на Олимп, но позволит развиваться, играть и сочинять музыку в свое удовольствие.

4. Феофан Затворник

Если противостоять завистнику добрым отношением довольно затруднительно, о чем прямо свидетельствует Священное Писание (приведенный выше пример Иосифа и его братьев, царь Саул, который продолжает завидовать Давиду и гнать его невзирая на его смирение…), то сам завистник может и должен преодолевать свою страсть через «не хочу» – именно изменением поведения по отношению к своей «жертве». Как бы тяжело ни было.

«Доброхоты, у которых чувства симпатии и сострадания преобладает над эгоистическими, не страдают от зависти. Это указывает путь к погашению зависти, и всякому мучимому ею. Надо спешить возбудить доброхотство, особенно к тому, которому завидуешь, и обнаружить это делом, – тотчас зависть и стихнет. Несколько повторений в том же роде, и с Божией помощью, она совсем уляжется», – утверждает святитель Феофан Затворник.

Иными словами, когда сострадание и сочувствие ближнему войдет в привычку, места зависти не останется.

Почти хрестоматийный пример: одинокая молодая леди, съедаемая завистью к успешным «кумушкам», вдруг узнает, что у ее благополучной, замужней и богатой подруги муж – наркоман, и все благополучие показное. Если процесс зависти еще запущен не слишком сильно, завистница (возможно, вначале и не без злорадства) устремляется на помощь подруге… и в процессе совместного обзвона наркологических клиник, дружеских бесед и взаимных слез на кухне так проникается горем ближней, что о зависти больше и не вспоминает. Сострадание горю оказывается выше зависти к успеху.

5. Максим Исповедник

8Между прочим, у этого совета есть и другая сторона: по возможности, не надо давать повода к зависти. Если не хочешь, чтобы тебе завидовали, не кичись своим успехом, богатством, умом и счастьем.

«Не иначе можно успокоить его, разве скрывая то от него. Если же то для многих полезно, а ему печаль причиняет: то которую пренебречь сторону? Надобно стать на стороне полезного для многих; но по возможности не понебречь и о нем и не давать себе увлекаться коварством страсти, подавая помощь не страсти, а страждующему от оной», – рекомендует подход с рассуждением преподобный Максим Исповедник.

Он также отмечает, что самому избавляться от этой страсти следует по заповеди Апостола: «радоваться с радующимися и плакати с плачущими» (Рим.12:15).

Первое сложнее. Пожалеть несчастного – естественное движение души. Порадоваться чужому счастью – действие сознательное и продиктованное искренней любовью, когда к ближнему относишься по-настоящему как к самому себе. Только автор знаменитых «Сотниц о любви» мог дать такой совет.

Правда, иногда примеры его исполнения встречаются и в жизни. Одинокая женщина в стесненных жилищных условиях долго переживает, что у нее нет детей, работает с усыновителями, начинает радоваться за счастливых детишек и их новых родителей… А потом вдруг неожиданно обстоятельства складываются в ее пользу, и ей удается усыновить своего ребенка.

6. Григорий Богослов

Как мы видим, Отцы Церкви дают однообразные советы по борьбе с завистью: молись, радуйся за ближнего, возрастай в добродетели. Мастер-классов по преодолению зависти никто из учителей Церкви не проводит. Именно потому, что рождение этой страсти можно проследить из Библии, именно потому что она очевидно неизвинительная как прямое порождение диавола, основное оружие против нее – обличение.

Святитель Григорий Богослов считал, что зависть, как ни странно, не лишена справедливости – уже в этой жизни она наказывает грешника.

Отцы говорят, что у завистника становится иссохшим лицо, он дурно выглядит… В нашей жизни завистника легко узнать по поджатым губам и морщинам. Он недоволен жизнью, он всегда ворчит (в особенности на объект своей страсти). Скажу больше: многие заболевания, имеющие психосоматический характер, от панкреатита до астмы, обостряются именно у завистника. «Несправедливо, что другой успешнее меня!» – эта мысль поедает несчастного, не только его душу, но и тело.

Это дурная справедливость, адская. Одно только это должно отвращать человека от столь пагубной страсти.

«О, когда бы истребилась между людьми зависть, эта язва для одержимых ею, этот яд для страждущих от нее, эта одна из самых несправедливых и вместе справедливых страстей, – страсть несправедливая, потому что возмущает покой всех добрых, и справедливая, потому что сушит питающих ее!» – восклицает святитель Григорий.

7. Ефрем Сирин

В основе зависти лежит так называемый «агональный дух» – способность личности находиться в постоянной борьбе, соревновательности, соперничестве, агрессии. Агональность была характерной чертой античной культуры (оттуда большое количество игр и соревнований) и в совсем примитивной форме присутствует в современной жизни: соревноваться можно и в том, у кого круче айфон или моднее одежда.

Слово «агональность» – однокоренное к αγωνία (борьба). Этим словом мы называем предсмертное состояние, попытку организма бороться за выживание, последние судорожные вздохи. Это не совпадение – борьба за жизнь есть прямое следствие наличия в мире смерти. А смерть внесена в мир грехом и диаволом. Парадоксальным образом борьба, в природе являющаяся проявлением жизни, в мире человеческом сама по себе являет собой смерть.

Особенно это очевидно, когда некто «соревнуется» не в реальных жизненных ценностях, а во внешнем, выражающемся в примитивном «хочу быть круче». Так человек становится родней диаволу – одного с ним «агонального» духа.

«А кто уязвляется завистью и соперничеством, тот жалок, потому что он соучастник диавола, которым вошла в мир смерть (Прем. 2:24), – напоминает преподобный Ефрем Сирин. – В ком зависть и соперничество, тот всем противник, ибо не хочет, чтобы предпочтен был ему другой».

Тот же святой подчеркивает: завистник уже побежден, его мучает любая чужая радость, тогда как счастливец, избежавший этой страсти, рад успеху другого.

Пусть не покажется никому сравнение со смертью притянутым. Достаточно посмотреть даже не по сторонам, а внутрь себя.

«Почему у соседа новая квартира и машина, а я вкалываю с утра до ночи – и у меня ничего?» – негодует действительно работящий человек – и за этими мыслями не успевает жить. Вместо того чтобы потратить выходной на встречу с мамой, друзьями, любимой девушкой (не говоря уж о том, чтобы в церковь сходить) – он берет работу на дом, вкалывает еще больше, но ни квартиры, ни машины у него не появляется, а зависть ест все сильнее…

8. Илия (Минятий)

Страсть эта рискует преследовать до смерти – либо завистника, либо его жертвы. В обоих случаях смерть избавлением не является. Завистник, отошедший в вечность в этом грехе, за него и будет осужден, а Каин обречен на изгнание и презрение. Святитель Илия Минятий рассказывает драматичную историю оклеветанной завистниками царицы Евдокии, супруги императора Феодосия: несправедливо обвиненная в супружеской измене, она была изгнана и отправлена в ссылку, а ее друг Павлиниан – казнен.

«И никто от этого не получил никакого для себя удовольствия», – подводит мрачный итог святитель Илия.

Святитель обращает внимание: завистник вообще не видит блага. Любой положительный пример его раздражает. Завистливые очи, «если и видят (доброе), наполняются слезами и стараются не видеть, как бы сами невольно закрываясь». Но при этом и спрятаться от них нельзя – завистник следит за своей жертвой, не может оторваться от нее, хотя самому было бы легче, если бы переключил внимание на другой объект.

Действительно, навязчивое состояние.

9. Паисий Святогорец

Старец Паисий Святогорец еще официально не прославлен Церковью, но его труды и советы уже прочно вошли в сокровищницу Священного Предания. Для современного человека его рекомендации могут оказаться наиболее полезными.

Старец считал, что зависть просто смешна и преодолевается элементарным здравым смыслом.

«Человеку нужно чуть-чуть поработать головой, чтобы преодолеть зависть. Не требуется великих подвигов, потому что зависть – это душевная страсть».

Действительно, не нужно быть Эйнштейном, чтобы понимать: от того, что тебя съедает тоска по чужому «мерседесу», в твоем гараже не появится даже «тойота». Особенно если гаража у тебя тоже нет. Угонять чужой «мерседес» не только грешно, но и уголовно наказуемо, поэтому надо не завидовать, а работать. А если зарплата маленькая – довольствоваться велосипедом. Зато будут ноги здоровые.

Но самое главное, на что обращает внимание старец Паисий – зависть есть грех против одной из десяти заповедей. Даже самый нецерковный человек к Декалогу испытывает уважение если не на природном, то на культурном уровне. Убивать – преступно, молиться идолам – глупо, уводить супруга из семьи — аморально, воровать — отвратительно… Так вот, завидовать – тоже дурно.

«Если Бог сказал: «Не пожелай… всего, елика суть ближняго твоего», то как мы можем желать чего-то, что принадлежит другому? Что же, даже основных заповедей не будем соблюдать? Тогда наша жизнь превратится в ад».

10. Протопресвитер Александр Шмеман

Отец Александр Шмеман тоже еще не прославлен как святой, и вряд ли его канонизация будет делом ближайшего времени – это, однако, не мешает многим и многим христианам прислушиваться к его мнению по многим вопросам.

Выше мы говорили об агональности – свойственной европейской культуре черте, соревновательности, лежащей в основе в том числе и страсти зависти. Отец Александр Шмеман идет дальше: любое сравнение, с его точки зрения, есть источник зла. Сравнение одного в пользу другого предполагает, что все должно быть «по справедливости», вернее – все и все должны быть равны.

«Сравнением никогда и ничего не достигается, оно источник зла, то есть зависти (почему я не как он), далее – злобы и, наконец, восстания и разделения. Но это и есть точная генеалогия дьявола. Тут ни в одном пункте, ни в одной стадии – нет положительного, все отрицательно от начала до конца. И в этом смысле наша культура «демонична», ибо в основе ее лежит сравнение».

Сравнение и зависть упраздняют различия.

«Так как сравнение всегда, математически приводит к опыту, знанию неравенства, то оно всегда приводит и к протесту, – продолжает богослов. – Равенство утверждается как недолжность никаких различий, а поскольку они есть – к борьбе с ними, то есть к насильственному уравнению и, что еще страшнее, к отрицанию их как самой сущности жизни».

Есть такой анекдот: внучка декабриста в 1917 году слышит шум на улице и отправляет горничную узнать, что происходит.

– Там революция, сударыня.

– О! Революция – это прекрасно! Мой дедушка тоже хотел сделать революцию! Выясни, чего же хотят протестующие?

– Они хотят, чтобы не было больше богатых.

– Как странно! Мой дедушка хотел, чтобы не было бедных.

При всем абсурде, анекдот вполне жизненный. Доведенная до предела зависть хочет не счастья себе, а несчастья другому. Чтоб ему было так же худо, как мне. Чтоб он жил на одну зарплату. Поэтому сам принцип равенства и уравнивания Шмеман называет демоническим.

«В мире и нет, и не может быть равенства, что он создан любовью, а не принципами. И жаждет мир любви, а не равенства, и ничто – мы знаем это – не убивает так любви, не заменяет ее так ненавистью, как именно это постоянно навязываемое миру как цель и «ценность» равенство».

Короче говоря, завидовать некому. Ты никогда не будешь таким, как он. И это прекрасно.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Когда зависть зашкаливает

Считать зависть грехом второстепенным – жестокая ошибка. Это грех высшей пробы

Зависть – русский грех

Если он станет фермером, и дело пойдет хорошо, я ведь ему трактор сожгу!

«Черная» зависть и «белая»: есть ли разница?

Нельзя радоваться за человека и одновременно завидовать ему. Тут или одно, или другое