Ответ на некоторые реплики о морали, политике и вмешательстве в личную жизнь

В интернете появились возмущённые комментарии к статье протоиерея Андрея Ткачёва «Новая мораль — болезнь без противоядия». Публикуем ответ отца Андрея на эти реплики.

Народу сильно почесали за ушком, утверждая, что vox populi это именно vox dei и не иначе. Уловим голоса некоторых инструментов в симфонии народного хора и услышим: Не надо нас пугать.

Не нам надо читать морали.

Не надо лезть никому в личную жизнь.

Не надо рассказывать сказки.

Не надо вам заниматься политикой.

Браво. Креативная позиция. Теперь по пунктам да по полочкам.

Самые драгоценные места Ветхого Завета это угрозы. Песнь Моисея во Второзаконии, весь Иеремия плюс его плач, избранные псалмы, иногда полные проклятий, добрая половина Исайи, малые пророки. Угрозы Господа Иисуса заставляли ассоциировать Его личность именно с грозными пророками. И на вопрос «Кого Мя глаголют человецы быти?» ученики назвали именно Иеремию да Илию, который на иконах часто с ножом изображается.

Автор пугающего Апокалипсиса — апостол любви Иоанн. Так что «не надо нас пугать», дескать, пуганые мы, это и в его сторону голосок. Не надо нас пугать, это значит — закройте Библию и никогда ее не открывайте. Это большевизм, господа. Самый махровый, потому что самый примитивный.

Мораль, говорите, не читать. То есть — без морали обойдемся. Но мораль — это не просто нудное назидание. Это — нравственные выводы из осмысленной повседневности. Не читать мораль и не писать мораль, не говорить о морали вслух — это значит не пропускать повседневность через совесть, а только через желудок, да через уши неслышащие и глаза невидящие.

Так мы часто и живем. Это правда. Каюсь. Но возвести эту позорно-животную практику в принцип означает признать, что жизнь червяка — это прямой и простой путь от рта к анусу, а жизнь человека — то же самое, лишь с некоторыми усложнениями по пути. Вы как хотите, а я не согласен. Зане верую и исповедую все, что до образа и подобия, и дарвинистом не являюсь. Причем — убежденно. Мораль нужно находить, записывать, прочитывать вслух и обсуждать в собраниях. Чем мы и продолжим заниматься.

О том, что не надо лезть никому в личную жизнь, скажите, пожалуйста, Иоанну Крестителю. Поскольку, если вы правы, то он напрасно умер. Надо было ему не трогать Ирода с его адюльтером и Иродиаду с ее половой и властной ненасытностью? Жил бы себе и давал жить другим, не так ли? Продолжал бы есть в пустынях акриды и мед дикий, да вещать возвышенные вещи народу, жадному до духовных развлечений. Но больший из всех рожденных женами считал, что не так надо.

Он имел, правда, ту нравственную чистоту, которая позволяла ему всем вообще говорить жесткую правду, а мы этой чистоты не имеем. Но отсутствие чистоты — это трудность, а не принципиальный запрет. Кстати, развозюкали же нравственные «таракашки» новость о неких часах по всему информационному пространству. Значит — можно. В смысле — лезть в частную собственность и жизнь, соответственно.

Что до сказочников, то они так же нужны, как слепой Гомер с песней про Илион и калики перехожие с псалмами об Иерусалиме. Нет без них ни культуры, ни литературы. Да и народ без этих носителей устных сокровищ превращается в сомнительное население, в электорат, носящийся по распродажам, в растение без глубоких корней, то бишь — в плесень и лишайник. И если есть «певец в стане русских воинов», то есть надежда, что войско возглавит Суворов.

А если войско через плееры слушает рэп, то победы не ждите. Ждите чужеземных насильников на улицах своих городов. Так что сказка нужна. Сказку нужно изучать в школе на уроках Родной литературы. И кто такие кельты без бардов? Арабы — без «Тысячи и одной ночи»? Римская литература — без Апулея? Мы сами — без Трех богатырей, Снегурочки и «Золотой рыбки»? Почешите темя на досуге и поклонитесь сказке.

Что до политики, то политика — это все, окружающее нас, кроме природы. Так Аристотель высказывался, а вы не умнее его. И я не умнее. Платон умнее, но его с нами нет сейчас. Дерзните, например, сказать, что большой футбол – это не политика. Вам совесть язык свяжет. Ведь там не только миллионы ртов в одну глотку «Гол!» орут. Там еще столько денег крутится! А миллиарды вне политики никогда не существуют. Спорим? Там еще людей покупают и продают, как скакунов на восточном базаре. Там армии футбольных хулиганов неизвестно кем крышуются и неизвестно, на что способны.

Так что если вы против политики — выступите за запрет всяких разговоров о большом футболе, ибо все эти разговоры глубоко политичны, и циничны, и корыстны. А если вы согласны с тем, что это невозможно, позвольте и Церкви сказать пару слов об устройстве государства, о внешней и внутренней политике, о распределении доходов, о качестве публичной информации. Короче, будьте последовательны. Позволяя себе говорить о Церкви, что мол такая она и такая, позвольте и ей сказать вам, что просто вы давно на весах не стояли. А если станете на точные весы, узнаете, что вы не перышко, а мешок. С картошкой. С картошкой. Не тревожьтесь.

Мы должны слушать критику, но поста не оставлять. Сего ради мы будем ругать тех, кто расслабился и утешать тех, кто не в меру испугался. Мы будем учиться говорить ученым языком с теми, у кого ума палата, но сказки будем рассказывать простым и наивным. Каковых большинство всюду и везде. Мы будем стараться напоминать о том, что естественные права в человеческом обществе ограничены моралью. То есть, пукнуть — это вообще дело кишечника, но испортить воздух в обществе — это свинство и даст ист моральный вопрос. Надеюсь, я сейчас ни в чью частную жизнь не влез?

Могу и Бердяева процитировать. «Отсутствие хлеба у меня есть моя житейская проблема. А отсутствие хлеба у ближнего — это моя моральная проблема». Это тоже надо напоминать. От качества наших пуганий и утешений, от сладости наших сказок и мудрых оценок политических реалий жизнь будет напрямую зависеть. Она будет либо красочная, как полотна импрессионистов, либо пошлая и минималистичная, как рожа, намалеванная на заборе. Так что не надо нам на роток платок набрасывать. Лучше, в качестве христианина, со своего ротка платочек снимите и идите к нам на помощь.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Александр Недоступ: Главное для медика – уметь сострадать

Рассказ кардиолога, начавшего дефибрилляцию в СССР и делавшего экспертизу смерти И. Сталина

Ребенок кричал “Спасите” 15 минут – никто не подошел

Что делать, если вам кажется, что вы - свидетель похищения

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: