Памяти поэтессы Елены Шварц

|

11 марта – вторая годовщина смерти Елены Шварц.

Елена Андреевна Шварц (1948 – 2010) – петербургский поэт; не сомневаясь, уточню – великий и редкостный поэт. Ее (как и других прекрасных поэтов этого поколения, принадлежавших «второй культуре», то есть не публиковавшихся в СССР, – Виктора Кривулина, Александра Величанского) «широкий читатель» у нас знает совсем мало.

Это горько – и, я бы сказала, стыдно. Стихи Шварц переведены на все, вероятно, европейские языки, ее изучают в Сорбонне и Оксфорде. Она написала много – четыре тома ее сочинений изданы в 2008 году в «Пушкинском фонде».

Это богатый и совершенно своеобразный мир. Елена Шварц относилась к поэзии как к служению (почти забытая в скептической современности позиция).

Елена Шварц

Елена Шварц

На миг вместивший мира боль и славу –

Так она видела дело поэта. Все ее сочинения и ее жизнь были обращены к Творцу, и образцом поэта был для нее Псалмопевец Давид («Танцующий Давид» – называлась ее первая, изданная в Америке книга). Школьницей, в начале 60-ых, в пионерско-комсомольской стране она писала:

Старый новгородский храм.
Поп размахивает кадилом.
И я сама становлюсь как храм,
Я наполняюсь огнем и дымом,
Дымом сладким, сладчайшим…

(привожу эти стихи по памяти и, возможно, неточно: они нигде не печатались, и я их запомнила со слуха).

Читателям Правмира я хочу предложить два небольших стихотворения Елены Шварц, из поздних. Если для кого-то это первое чтение – ему можно позавидовать: его ждут циклы, поэмы, стихотворные драмы, огромное мирозданье, пронзенное болью и красотой.

(Моя развернутая статья о Елене Шварц будет опубликована в ближайшем номере «Вестника РХД»)

* * *

О темной и глупой, бессмертной любви
На русском, на звездном, на смертном, на кровном
Скажу, и тотчас зазвенят позвонки
Дурацким бубенчиком в муке любовной
К себе и к Другому,
К кому – все равно –
Томится и зреет, как первое в жизни желанье,
И если взрастить на горчичное только зерно –
Как раненый лев, упадет пред тобой мирозданье.
декабрь 2002

* * *

Тебе, Творец, Тебе, Тебе,
Тебе, земли вдовцу,
Тебе – огню или воде,
Птенцу или Отцу –
С кем говорю я в длинном сне,
Шепчу или кричу:
Не знаю, как другим, а мне –
Сей мир не по плечу.
Тебе, с кем мы всегда вдвоём,
Разбившись и звеня,
Скажу – укрой своим крылом,
Укрой крылом меня.
2004

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Пушкинская грусть о быстротечной жизни

Несмотря на академический ореол, Пушкин не превратился в медную статую

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!