Папа Шенуда III: из деревни Салям к патриаршему престолу

|

В Каире на 89-м году жизни скончался Папа Шенуда III — Патриарх Коптской церкви. Предлагаем вашему вниманию его воспоминания о жизненном пути, составленные епископом храмов Старого Каира Анба(2) Иоанном и священником храма Пресвятой Богородицы и св. Дамианы Антонием Михаилом.

– Мы бы хотели попросить Ваше Святейшество рассказать нам вкратце о Вашем детстве, учебе в начальной и средней школе и в университете.

– Наверняка вы ничего особенного не почерпнете из опыта моего детства и первых лет школы… Но единственный урок, который можно извлечь – это пример того, как Бог заботится о детях, появившихся на свет в суровых условиях. Я родился в бедной деревне под названием Салям в губернаторстве Асьют(3) 3 августа 1923 г. Сразу после моего рождения моя мать заболела родильной горячкой, что явилось причиной ее ухода из этого мира. Возможно, она даже не покормила меня ни разу. Но обо мне позаботились деревенские женщины, и, таким образом, я питался молоком многих из них, пока не подрос.

Вначале я попал в школу при детском саде, где ничего не понимал, и никто не обращал на меня внимания. Каждый вечер перед сном отец спрашивал меня: «Назыр!(4) Ты выучил алфавит?» Я отвечал: «Нет, папа». Он говорил: «Ладно, спи». И я спал, и таким образом «проспал» целый год.

Это продолжалось до тех пор, пока мой старший брат, работавший служащим в Даманхуре(5), не забрал меня к себе, и тогда началась серьезная учеба в так называемом детском саду. Пробыл я там более года. Этот год считался подготовительным, а после этого я перешел в первый класс начальной школы, где мне сопутствовал успех.

Затем я переехал в Александрию, где закончил 2-й и 3-й классы. Это была народная школа, а не государственная, поскольку у меня не было свидетельства о рождении, которое дало бы мне шанс быть зачисленным в государственную школу. Будучи в 4-м классе, я отправился в Асьют. Это был удивительный год, который стал для нас поворотным моментом во многих отношениях.
В то время все было очень дешево… Я помню, как мы сняли целый 3-этажный дом за 50 пиастров(6) в месяц, и больше никто с нами не жил.

Самым важным событием того года было то, что я вместе со старшим братом Шауки Геййидом (ставшим впоследствии священником Бутрусом Геййидом) посещал службы митрополита Асьюта, которого сопровождал известнейший в то время проповедник архидиакон Искандер Ханна. Эти службы и проповеди производили на нас огромное впечатление и укрепляли нашу привязанность к Церкви.

В тот год ни я не получил аттестата начальной школы, ни брат Шауки – диплома, и целый год нашей жизни был потерян. Тогда старший брат Руфаил забрал нас к себе в г. Бенха(7), чтобы помочь нам с получением образования.

В тот год (4-й класс начальной школы) я удостоился главной премии воскресной школы («Позолоченное Евангелие») за чтение псалмов наизусть. Это был 19-й псалом «Небеса поведают славу Божию…»(8) – первый из выученных мной.

Тогда же брат Шауки принял твердое решение о поступлении в семинарию. Он был первым человеком в нашей семье, посвятившим себя Богу. Он действительно поступил в семинарию, а его отъезд туда состоялся чудесным образом. Брат дал обет пройти пешком, с чемоданом в руках, путь из г.Бенха в Каир, где находится семинария. Возможно, он не знал, что расстояние составляет 45-48 км. Пройдя 2-3 км и утомившись, он увидел рядом с собой экипаж, в котором сидела необычайно красивая, благолепного вида госпожа. Она спросила брата: «Сынок, тебе куда?» Тот ответил: «Я иду в семинарию в Каир». Она предложила: «Садись и поезжай с нами, расстояние ведь неблизкое». Он возразил: «Я дал обет пройти путь пешком». Госпожа сказала: «Я отвечаю за твой обет». Он сел в экипаж и через несколько мгновений оказался перед семинарией. Спустившись и взяв чемодан, он не обнаружил перед собой ни госпожи, ни экипажа… Брат убежден, что это была Пресвятая Дева.
С тех пор он стал необычайно усердным в учебе и всегда был первым. Иногда разрыв между ним и вторым по успеваемости составлял 100-120 баллов!

Я же так и не мог поступить ни в одну среднюю школу(9). В г.Бенха была лишь одна государственная средняя школа, но в нее меня не принимали из-за отсутствия свидетельства о рождении. Естественно, на моего отца было заведено дело, так как он не зарегистрировал меня после рождения. Меня внесли в реестр и отправили к врачу, чтобы тот определил мой возраст.

Мне было 11 лет или немногим более того. Я сказал врачу: «Послушайте, доктор, смотрите, не допустите ошибку». Тот удивился такому предупреждению от ребенка: «Какую еще ошибку?» Я сказал: «Человек ведь может родиться после смерти своего отца, если тот умер, оставив жену беременной?» Доктор ответил: «Может». Я добавил: «Но никто не может родиться после смерти своей матери». Тот засмеялся и подтвердил: «Ты прав». Я пояснил: «Моя мать скончалась от родильной горячки, а, как известно, эта болезнь поражает только рожениц. Посчитайте количество дней между моим рождением и ее смертью. Дата ее кончины известна, значит, я родился 3 августа 1923 г.» Таким образом, в документах была зафиксирована дата 3 августа 1923 г.

Самое неприятное – это то, что я провел два года без учебы, поскольку народных школ не было, а свидетельство о рождении я еще не получил. Это произошло, когда я был уже во 2-м классе средней школы (как говорит пословица, «день у правительства равен году» – в то время именно так и было), так что мне пришлось «просидеть» без школы какое-то время.

Получив аттестат начальной школы, я стал читать все книги, попадавшие мне в руки. Тогда мне было не более 12-13 лет. Я прочитал книгу Тахи Хусейна(10) «Лидеры мысли», роман «Сара» аль-Аккада(11), много книг о Шерлоке Холмсе, «карманные» романы… Читал и труды по социологии и медицине.

Тогда, еще в детском возрасте, моим единственным развлечением было чтение. Оно помогло мне выдвинуться среди одноклассников, когда я поступил в среднюю школу, так что я отличался уровнем мышления и эрудированности.

Затем мы переехали в Каир вслед за старшим братом, и я поступил в народную школу «Аль-Иман» в Шубре(12). Я всегда занимал первое место среди учеников. Помню, во 2-м классе средней школы я был первым, и интервал между мной и вторым учеником составлял 37 баллов. Между нами существовала сильная конкуренция. В то время учеба в средней школе занимала 5 лет.

Я начал составлять стихи еще во 2-м классе средней школы, который сейчас приравнен к 3-му классу подготовительной. Но я никогда не называл те творения поэзией, поскольку еще не изучал правила метрики, а считал их как бы рифмованной прозой. В 3-м классе средней школы меня потянуло изучать метрику. Я обнаружил в Национальной библиотеке книгу «Самый верный путь к обеим наукам аль-Халиля(13)» и ходил туда ежедневно по утрам, проводя все время до полудня над изучением этого труда. Затем шел домой и возвращался снова после обеда в библиотеку, чтобы продолжить изучение книги.

Хотя много говорят о сложностях арабской метрики, я освоил ее досконально благодаря своей увлеченности. По указанной книге я изучил арабскую систему стихосложения и рифмовки и погрузился в море поэзии с ее моделями и размерами. Я начал писать стихи и убедился, что они соответствуют правилам метрики.

Мои успехи в поэзии сыграли важную роль. Тогда моим учителем арабского языка был Махмуд М. Саад, который возглавлял профсоюзы рабочих. Он попросил меня написать гимн для рабочих. Я это сделал, слова были положены на музыку, и рабочие распевали его. Это было примерно в 1940 г., т.е. около 56 лет назад.

С Патриархом Кириллом

С Патриархом Кириллом

Моя увлеченность поэзией сказалась на учебе. Я по-прежнему был первым, но посвящал поэтическому творчеству больше времени, чем урокам.

Однажды в выпускном классе за день до экзамена я спросил одноклассника о последних пройденных математических теориях, и оказалось, что они «прошли» мимо меня. Я изучил их самостоятельно и получил по математике почти максимальный балл.

После этого я перешел на отделение естественных наук средней школы. Проучившись там полгода, я стал задумываться о своем будущем после окончания этого отделения и сказал сам себе: «Лучший путь – это стать врачом». Но я был совершенно непригоден для врачебной деятельности. Я не мог выносить вида раненого человека. Если дома кто-нибудь выдавливал прыщ, я тут же убегал на улицу. Максимум, что я мог вынести – это смотреть, как закапывают глаза.

Таким образом, убедившись, что я не смогу стать врачом, я попытался перейти на гуманитарное отделение. Старший брат был озадачен: «Где я найду тебе подходящую школу с гуманитарным отделением?» Я попросил за меня не беспокоиться. Он был уверен во мне благодаря тому, что я всегда был первым. Брат нашел для меня школу с гуманитарным уклоном (это была школа «Рагиб Мурган» в районе Фаггаля(14)). Перейдя в нее, я выделился среди одноклассников.

Кажется, я оказался в этой школе в декабре. В ней был учитель географии – высокий-превысокий. Когда он проходил по улицам Шубры, то возвышался над всеми прохожими. Первый его урок, на который я попал, был посвящен землетрясениям. Он был замечательным учителем и мог очень ловко нарисовать пальцами на доске карту мира. Объяснив тему и спросив учеников, он обернулся ко мне: «Конечно, новенький из естественно-научного отделения ничего не понял?» Я возразил: «Почему же не понял? Все, что Вы рассказывали, я понял». Он сказал: «Хорошо, перескажи, что ты понял». И я полностью резюмировал весь урок. После этого учитель каждый раз просил меня пересказать тему предыдущего урока и следить за новой темой.

Один из моих одноклассников работал параллельно с учебой. Видя свои успехи, я подумал: «Почему бы и мне не работать?» Я подал заявление и устроился на работу. Школа дала на это разрешение. Поступив в университет, я получил привилегию в виде бесплатного обучения. В то время высшее образование было платным, но отличники зачислялись без оплаты.

В университете я выбрал историческое отделение гуманитарного факультета. На 1-м курсе был первым по успеваемости, но это продолжалось недолго по независящим от меня причинам. В конечном итоге, мне сопутствовал успех, но я не стал первым в нашем выпуске, и даже не был отличником.

В университетские годы мое увлечение поэзией начало все более принимать духовное направление. Еще будучи студентом, я писал о любви к монашеству, о тоске по жизни с Богом и на другие духовные темы.

На последнем курсе университета я поступил в семинарию, и в то же время в колледж офицеров запаса. Таким образом, в течение года я учился в трех местах одновременно.

В 1947 г. я закончил гуманитарный факультет и офицерский колледж. Я был первым в школе пехоты. В семинарию меня принял в порядке исключения архидиакон Хабиб Гиргис(15), да упокоит Господь его душу. Ведь условием поступления на вечернее отделение было наличие университетского диплома.

Некоторые из семинаристов были недовольны моим зачислением, т.к. я не соответствовал условиям. Но я попросил их не беспокоиться, пообещав, что на экзамены приду только с дипломом. А поскольку вечерники сдавали экзамены в сентябре, то я, закончив в июне гуманитарный факультет, стал выпускником вуза, как и остальные.

В сентябре я сдал экзамены с наилучшими результатами среди студентов семинарии. Архидиакон Хабиб Гиргис часто говорил мне: «Ты нам нужен здесь». И после окончания семинарии в 1949 г. меня оставили в ней преподавать.

Вот и все, что можно было вкратце рассказать о моей учебе в школе, университете и семинарии.
Я всегда относился ко всему очень серьезно. В школе многие ученики обращались ко мне за советом и задавали много вопросов, поскольку мой уровень был не по возрасту.

Тогда я был стеснительным. Да, сейчас мне приходится выступать перед тысячной аудиторией, но до сих пор в моей жизни проявляются отголоски прежней стеснительности. В школе, например, если ко мне подходил тренер футбольной команды или руководитель секции по боксу рассказать новости, у меня не хватало решительности сказать им: «Хватит болтать». Поэтому приходилось выслушивать многое.

Однокурсники меня любили, и с преподавателями у меня всегда были хорошие отношения. В средней школе я был бессменным руководителем литературного кружка. В университете участвовал в концертах, походах и экскурсиях. Преподаватели были спокойны за любое организованное нами мероприятие, порядок и финансирование.

Будучи в колледже офицеров запаса, я был ответственным за питание студентов во время рамадана(16). Меня все любили, и отношения со всеми были прекрасные. Этот колледж я тоже окончил с наилучшими результатами, так что преуспел вдвойне.

Это краткий обзор моей светской, духовной и военной учебы.

– Ваше Святейшество, когда Вы начали работать и какие должности занимали? Были ли у Вас, как у любого молодого человека, определенные цели и устремления в тот период?

– После окончания университета я преподавал в государственных школах, совмещая эту работу с преподаванием на вечернем отделении семинарии. Затем я оставил работу в системе министерства образования, чтобы полностью посвятить все свое время преподаванию в семинарии.

У меня не было никакого стремления к светской карьере. Я посвятил себя Богу и преподаванию в семинарии. Помнится, однажды студенты устроили митинг, требуя улучшения условий в семинарии. Свой протест они выразили лозунгом: «Или ремонт, или закрытие!» Я находился в учительской во время студенческой забастовки, и один из коллег спросил меня: «И этой семинарии ты хочешь посвятить свою жизнь?» Я ответил: «Да, именно этой семинарии и стоит посвятить жизнь. Раз уж мы оказались в ней в сложный для нее период, мы должны ее поднять».

Относительно мирской карьеры я всегда говорил, что в случае увольнения кого-либо с любой светской должности сразу найдутся многие претенденты, и государство не будет в убытке. Но Церковь нуждается в преданных людях. Поэтому светская карьера не была моей целью и не занимала ни мои мысли, ни сердце.

Сноски

1 Книга представляет собой запись нескольких бесед с папой Шенудой в его резиденции при монастыре св. Псоя в Нитрийской пустыне (здесь и далее – прим.перев.).

2 Общий титул архиереев в Коптской Церкви.

3 Главный город Центрального Египта, центр одноименного губернаторства. Его значение для Коптской Церкви связано с тем, что, по преданию, он явился конечным пунктом путешествия Святого Семейства в Египет.

4 Мирское имя папы Шенуды – Назы́р Ге́ййид.

5 Центр губернаторства Бухейра в северо-западной части Дельты Нила.

6 1/100 египетского фунта.

7 Центр губернаторства Кальюбия севернее Каира.

8 Нумерация псалмов различается в зависимости от того, сделан ли перевод с еврейского (масоретского) текста Библии или с греческого перевода (Септуагинты).

9 Школьное образование в арабских странах включает три отдельных этапа: начальная школа, подготовительная и средняя.

10 «Декан» арабской литературы (1889-1973), министр образования Египта.

11 Египетский писатель и критик (1889-1964).

12 Крупнейший густонаселенный район на севере Каира.

13 Аль-Халиль ибн Ахмад аль-Фарахиди (VIII в.) – первый арабский ученый-филолог, основатель теории стихосложения, составитель первого арабского толкового словаря «Книга буквы ‘айн» и создатель основ арабского грамматического искусства.

14 Густонаселенный торговый район Каира, известный многочисленными книжными магазинами и старинными церквями.

15 Выдающаяся фигура в истории Коптской Церкви, основатель духовной семинарии в Каире (1893 г.) и системы воскресных школ (1900 г.), организатор движения против католической и протестантской экспансии в Египте в 1-й пол. ХХ в.

16 Месяц поста у мусульман, во время которого предписывается полное воздержание от еды и питья от рассвета до заката.

Читайте также:

Судьба коптов в Египте (ФОТО)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: