Парк, кладбище и танцы на костях предков

|

Департамент образования планирует провести реконструкцию Детского парка № 1 на Новослободской улице, построенного на месте кладбища Скорбященского монастыря. Под парком сохранилось 99% могил, но при реконструкции планируется возвести эстраду, для чего необходимо будет строить фундамент и возить тяжелую технику, которая может провалиться в сохранившиеся склепы.

Представители общественного движения «Архнадзор» написали письмо в Мосгордуму с просьбой остановить реконструкцию детского парка № 1 на Новослободской улице и провести исследование земли и перезахоронение останков.

Прокомментировать ситуацию мы попросили протоиерея Александра Ильяшенко, председателя редакционного совета портала «Православие и мир», настоятеля храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, на территории которого расположено кладбище, и Наталью Самовер, координатора движения «Архнадзор».

Протоиерей Александр Ильяшенко,

настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, на территории которого расположено кладбище:

Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко

Кому нужна реконструкция парка – жителям, детям или чиновникам, которые участвуют в конкурсах и получают прибыль, открыто или даже скрыто?

Может ли кто-нибудь указать хоть одного жителя, который сказал, что ему не нравится, как выглядит парк? Мне кажется, что этот проект – видимость деятельности, которую создают чиновники. Их не интересует нравственный, исторический, культурный аспект вопроса, они не знают, кто там похоронен, какие это были выдающиеся личности. Зачем там что-то менять?

Зачем же тратить деньги на никому не нужную деятельность, не лучше ли их тратить на то, чтобы построить новые дома? Когда я в советское время получал квартиру, то мне как-то сказали, что, мол, у города нет средств на строительство домов для таких семей, как моя. Квартиру я все-таки получил. Мои друзья получали квартиру несколько позже нас.

Оказалось, что они попали на прием к этому же чиновнику, и он им сказал, не зная, что мы хорошо знакомы, что есть многодетная семья, которая живет в еще более стесненных условиях и не жалуется, а вы можете и подождать. Сейчас такая же ситуация: домов для семей не строят в достаточном количестве, очереди многолетние, а огромные народные деньги тратят неизвестно на что. Я возмущен этим фактом.

Староста нашего храма Владимир Простов подробно изучил архивные документы, касающиеся кладбища, и наш приход поддерживает требования общественности о необходимости проведения на территории кладбища археологических работ. Это должны быть масштабные раскопки с целью идентификации останков, поиска надгробий, каковые исследования заложат основу для восстановления, насколько возможно, в историческом виде, памятника – кладбища Скорбященского монастыря.

Детям, конечно, тоже нужна детская площадка, чтобы было, где играть. Думаю, этот вопрос можно решить, во-первых, построив детскую площадку на том месте, на котором она была до 1930-х годов, когда кладбище еще сохранялось, во-вторых, ее можно несколько расширить при абсолютно обязательном условии проведения, как уже сказано, археологических раскопок, и при условии перенесения и перезахоронения останков в другом месте.

С точки зрения Церкви, играть на территории кладбища – грех. На кладбище похоронены наши предки, мы должны их уважать и не можем позволить, чтобы наши дети играли на могилах предков. У тех, кто отрекается от своих предков и не бережет их память, нет будущего.

Кроме того, я полагаю, что если департамент образования, в оперативном управлении которого находится Детский парк № 1 на месте кладбища, дискредитировал себя скандальным проектом, то было бы хорошим решением передать парк департаменту культуры. Реконструкция и научные исследования должны вестись гласно с учетом интересов жителей, а значит, с их участием в лице общественности.

Наталья Самовер,

координатор движения «Архнадзор»:

Наталья Самовер

Наталья Самовер

Эстрада на месте храма

С парком № 1 произошла типичная для советского времени ситуация – он был разбит на месте уничтоженного кладбища Скорбященского женского монастыря, где находятся останки около тысячи человек.

Парк разбит на месте захоронений, сейчас планируется его реконструкция, в частности, строительство эстрады запланировано прямо на месте разрушенного кладбищенского храма Трех святителей. Его сохранившаяся цокольная часть хорошо видна, она возвышается над поверхностью земли в виде квадратного холма, покрытого дерном.

Могила литературного критика Юрия Николаевича Говорухи-Отрока (1853-1896), памятник по проекту Виктора Васнецова

Могила литературного критика Юрия Николаевича Говорухи-Отрока (1853-1896), памятник по проекту Виктора Васнецова

Есть исторические фотографии, на которых видно, что вокруг храма плотно размещались захоронения, поэтому есть опасность, что когда строительная техника подъедет, чтобы монтировать эстраду, тяжелые машины начнут проваливаться в склепы, как это произошло год назад во время реконструкции Семеновского парка, разбитого на месте исторического Семеновского кладбища.

Вторая проблема, связанная с этим местом, состоит в том, что территория Скорбященского монастыря не считается объектом культурного наследия, то есть Департамент культурного наследия не защищает эту территорию.

Поэтому защитить территорию, имеющую историческое и религиозное значение, может только само общество, которому остается только вызвать к городским властям, обращая их внимание на то, что это необычный парк, и с ним нужно обходиться осторожно.

Сегодня в Детском парке № 1 сосредоточено много кружков, секций, там устроены детские и спортивные площадки, и все это находится в ведении городского Департамента образования. Однако история этого места явно выпала из сферы внимания его хозяев.

Как разрешить конфликт на Новослободской

Самое главное, что нужно сделать прямо сейчас, это принять меры, чтобы сохранить захоронения. Любым земляным работам должна предшествовать археологическая разведка. До начала любого строительства или даже просто мощения дорожек необходимо провести археологическое исследование участка, эксгумировать останки, которые будут найдены, перезахоронить их, и только тогда сооружать на этом месте требуемый объект. Недопустимо ставить развлекательные объекты или детские площадки на человеческих костях!

А от строительства стационарной эстрады на месте кладбищенского храма я бы вообще отказалась. Нужно поискать другой способ проведения мероприятий в парке.

Очевидно, что речь не может идти о полном восстановлении кладбища, ведь утеряна топография захоронений. Детский парк должен остаться детским парком, однако необходимо восстановить память места. Сейчас об этом заботится только приход храма Всемилостивого Спаса, который расположен в одном из бывших монастырских зданий. Там ведутся краеведческие исследования, на ограде размещены баннеры с иллюстрированным рассказом об истории Скорбященского монастыря и его некрополя.

Эту инициативу общины должна, на мой взгляд, поддержать городская власть, установив на территории парка памятный знак. Что касается воссоздания храма Трех святителей, то это сложный вопрос, который обязательно надо обсуждать с экспертами и представителями разных сторон, вовлеченных в этот процесс.

Кто и зачем устроил танцы на костях?

Это тяжкое наследие советской власти. В 1920-30-х годах кладбища сознательно превращались в гульбища, чтобы лишить людей исторической памяти. Тогда уничтожение исторических могил было основано на атеистической и антиисторической идеологии. Строители коммунистической утопии стремились отбросить прошлое и начать историю с нуля.

Полуразрушенное надгробие знаменитого адвоката Федора Никифоровича Плевако (1842 - 1908 гг.) с западной стороны от кладбищенского храма Трех святителей. Останки Плевако были перенесены на Ваганьковское кладбище, а остальные захоронения остались в земле вокруг храма. Сейчас там газон и дорожки.

Полуразрушенное надгробие знаменитого адвоката Федора Никифоровича Плевако (1842 - 1908 гг.) с западной стороны от кладбищенского храма Трех святителей. Останки Плевако были перенесены на Ваганьковское кладбище, а остальные захоронения остались в земле вокруг храма. Сейчас там газон и дорожки.

Сейчас этот процесс продолжается по инерции и, к сожалению, надо признать, что советская власть добилась своего: ее нынешние преемники, не помнят о прошлом тех объектов, которыми они сейчас управляют, и многие горожане даже не подозревают о том, откуда взялись рядом с их домами зеленые скверы и парки.

Я думаю, что наш долг – прервать эту позорную преемственность. Эту проблему нужно осознать и нужно работать, для того чтобы преодолеть советское наследие как больной преодолевает последствия тяжелой болезни. Сделать это вполне в силах нынешних москвичей и городских властей.

«Архнадзор» обратился в Мосгордуму с просьбой провести слушания, по проблеме ликвидированных исторических кладбищ, которые превращены в рекреационные зоны. В таких слушаниях должны принять участие представители разных городских ведомств, так или иначе связанных с эксплуатацией таких объектов, – и Мосгорпарка, и Мосзеленхоза, и Мосгорнаследия, и Департамента образования, и Департамента физической культуры и спорта, и др. И конечно, представители Русской Православной церкви и краеведы.

Необходимо выявить такие территории по всему городу и выработать этическую позицию города по отношению к ним, решить, что можно делать там, а что нельзя, и какие меры должен принять город для того, чтобы избежать повторного осквернения захоронений наших предков во время работ по реконструкции и благоустройству этих территорий.

Все территории, где когда-то располагались кладбища, должны быть отмечены памятными знаками. Это очень важный акт покаяния за преступление, совершенное много десятилетий назад.

В Москве есть положительный пример решения такой задачи – мемориальный парк на месте бывшего Братского кладбища на Соколе. Создание такого парка – это морально приемлемый способ сохранения памяти о людях, которые были захоронены на этом месте.

Подготовил Александр Филиппов

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Сохранить чистоту и страдать – или предать себя?

Психолог и священник – об одинокой женщине, сохранившей себя в чистоте

На экзамене нельзя, а в храме можно?

Почему родители считают, что в церкви можно все

Крестом своих рук ограждая живых

Не только 300 миллионов рублей - вклад верующих в победу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: