Пасха под разрывы мин (+Фото)

Сотрудник Отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви протоиерей Захария Керстюк – о ситуации в Ливии и о том, как прошла Пасхальная служба в этой закрытой стране.

В Ливии – хаос, анархия. То, что показывают по телевидению, говоря о стабилизации, не соответствует действительности. Никакой стабильности власти нет. На улицах нет даже полиции. Уже сегодня страна официально разделена на три части. В каждом городе – своя власть…

Страна разваливается. В некоторых местах идут конкретные боевые действия с применением тяжёлой артиллерии.

В Триполи ситуация днём внешне относительно спокойная, ночью – перестрелки. Просыпаешься по 10-20 раз. К выстрелам всё никак не могу привыкнуть.

Жизнь в ещё не так давно активно развивающейся стране, имеющей нормальную структуру социальной поддержки населения, с различными дотациями, выплатами, практически парализована. Многие государственные учреждения подверглись бомбардировкам НАТО.

Каждый живёт сам по себе, каждый пытается сам себя защитить, у каждого есть оружие. Маленькие дети на улицах с автоматами – не редкость.

Триполи контролируется несколькими группировками, которые сохраняют между собой видимость перемирия. Но что будет дальше, когда они начнут делить сферу влияния? Прогнозы неутешительные.

Полгода пришлось работать над вопросом возможности поездки в Ливию к нашим соотечественникам, находящимся в этой стране. Многие приехали сюда работать и, когда началась война, уже не смогли выехать.

Господь сподобил, и через людей из ООН удалось получить визу. Когда приехал в страну, первым делом принялся устанавливать контакты с соотечественниками и добиваться разрешение на совершение Пасхального богослужения. Что разрешение удастся получить, казалось невероятным, ведь представителям других христианских конфессий служить на Пасху не разрешили.

Но, по милости Божией, разрешение было получено.

На ночном Пасхальном богослужении было очень много людей. В том числе и маленькие дети – их не отправили, когда была эвакуация.

На ночную Пасхальную службу и на позднюю Литургию пришло более 200 человек. В основном это медики (90%), в меньшем количестве – дипломаты.

К медикам во время войны было очень хорошее отношение, у них была защита, потому они и не уехали. Многие рассказывали, что на всю больницу мог быть один хирург – украинец. А в день приходилось делать до сорока операций. Но, понятно, люди поехали сюда не от хорошей жизни.

А ливийцы были заняты революцией. Здесь погибло много народу: по неофициальным данным убито около 500 тысяч человек и около 300 тысяч раненых. По официальным данным НАТО убито 170 тысяч человек. Значит, где-то посередине – правда. Но для четырёхмиллионной страны даже 170 тысяч – очень большая цифра.

На самой ночной службе было около 70 человек. Возвращаться домой сразу после службы им было нельзя: комендантский час, перестрелки. И мы организовали им питание, возможность пересидеть опасное время.

Ночную Пасхальную Литургию мы служили под свист пуль, автоматные выстрелы, взрывы. Город заминирован, и автомобиль, подорвавшийся на мине, не редкость. Заминирован и аэропорт.

На фотографии, которую я сделал, – всего 63 человека. Многие отказывались фотографироваться, чтобы их лица не появились где-либо в Сети. Неоправданный страх. Так как те, кто согласились, наоборот, хотели таким образом показать своим родственникам, что с ними всё в порядке.

Евангелие у нас на службе читалось на десяти языках: на белорусском, украинском, церковнославянском, арабском, английском, немецком, французском, испанском (на службе был и испанец), сербском (сербы тоже участвовали в богослужении)…

Мы привезли людям крестики, молитвословы, – всё это разошлось в первые дни приезда.

Но не все люди смогли приехать на Пасхальную службу, и потому я сам езжу по городам – уже посетил пять городов. Люди собираются (они живут на территории клиник, госпиталей) за столом. Сначала мы служим либо вечернюю, либо Пасхальную Литургию. Потом – разговариваем, поём песни на украинском, на русском языках.

Встреча с пленными

Кроме того, мы очень долго вели переговоры на разрешение встречи с пленными соотечественниками. Это тоже практически казалось невозможным. Среди пленных – двое русских, три белоруса и больше двадцати украинцев.

Мы пытались убедить повстанцев разрешить встречу, говоря, что в мире существует противоречивая информация о происходящем в Ливии, и важно, чтобы встреча состоялась и все увидели: всё в порядке, к пленным относятся хорошо. Они буквально восприняли эту мысль, потому что не просто разрешили встречу, но и за неделю до неё улучшили условия содержания (как говорили сами пленные).

Нашли большой зал для встречи, приготовили даже какие-то подарки для пленных, нас тоже встретили вполне любезно. Пришёл главарь группировки, пригласили телеканалы – Аль Джазиру, другие…

Мне удалось принести с собой мобильный телефон и на свой страх и риск я стал давать его пленным, чтобы они могли пару минут поговорить со своими близкими. Я решил, что если начнут кричать, быстро спрячу телефон. Но люди звонили в течение часа, и всё обошлось.

Также удалось сделать снимки пленных, и родственники могут увидеть своих дорогих людей хотя бы на фотографии, убедиться, что с ними всё в порядке. Находящиеся в заключении написали родственникам послания и отдали мне, чтобы я передал их адресатам.

На вид пленные без каких-либо телесных повреждений, но глаза у них, конечно, уставшие: восемь месяцев плена дают о себе знать. Но – держатся, выглядят бодро. Я им раздал иконочки, молитвословы, пасхи, крашеные яйца.

Дал даже пасхальное яйцо главарю, он улыбнулся на это, а потом сказал: «Мы поздравляем Вас с Пасхой Христовой».

С местным населением мне по собственной инициативе общаться категорически нельзя. Это может быть расценено как агитация за веру, а за это здесь грозит смертная казнь.

Протоиерей Захария Керстюк обещает рассказать о ситуации в Ливии более подробно по возвращении из этой страны.

Подготовила Оксана Головко.

Читайте также:

Православие и мир
Протоиерей Захария Керстюк: В Ливии уважают христиан

Протоиерей Захария Керстюк

В стране бесплатная медицина, образование, двух человек из каждой семьи государство за свой счет учит в любой стране мира (от Лондона и Нью-Йорка до Москвы и Киева), нет квартплат, бесплатный свет, бесплатный для населения газ, добыча природных ресурсов распространяется равноправно на каждого жителя государства (это примерно по 400 $ каждый месяц).

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Светлана Алексиевич: Знайте, сегодня время одиночества

И никто не освободит человека от личной одинокой работы над своей жизнью

«Я никогда не забуду этот страх…» – 22 июня 1941 года

Воспоминания детей Великой Отечественной о начале войны

Миссионер из Новокузнецка: Сегодня на улицу с проповедью уже не пойдешь

Эпоха разговоров о вере закончилась, пора переходить к делам

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!