Патриарх Кирилл: Интеллигент – это тот, кто способен слышать и понимать другого

В контексте продолжающейся дискуссии об интеллигенции публикуем статью митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, ныне Патриарха Московского и всея Руси, памяти Е.А. Караманова – о том, что есть интеллигенция.

Читайте также:

Think globally, act locally, или о хаосе, коррупции и интеллигенции

Христос и интеллигенция: вчера и сегодня

Когда вспоминаешь Евгения Алексеевича <Карманова – А.К.>, когда задумываешься о его жизни и трудах и особенно пытаешься всмотреться в его личность, то с языка прямо слетает слово интеллигент. А когда такое слово слетает с языка, то как-то путаешься, потому что нет ничего более неопределенного в нашей общественной мысли, чем понятие интеллигент. Люди нередко спекулируют этим понятием, вкладывают в него совершенно различный смысл, и когда проводятся на эту тему разные ток-шоу на телевидении, то чего только тут не услышишь.

В массовом сознании понятие интеллигенция связывается с понятием протеста, некого диссидентства. Белинский – интеллигент, а Менделеев – Бог его знает – интеллигент или не интеллигент. Герцен – уж точно интеллигент, более интеллигентного интеллигента и представить невозможно, а вот если подумать, допустим, о докторе Гаазе, то вовсе и непонятно – интеллигент он или не интеллигент. Есть какой-то стереотип, может быть, случайно созданный, а может быть – специально созданный – трудно сказать, но понятие интеллигент очень часто связывается с понятием протеста, некой позы, предполагающей неприятие окружающего.

Евгений Алексеевич никакой среде прямо не сопротивлялся. Он не был классическим диссидентом, он не взбирался на баррикады, хотя по своему складу мысли, по своей культуре, по своему воспитанию он не принимал, конечно, всего того, что было в нашем обществе, и во многом страдал от него. Он долгие годы был «невыездным», хотя и работал в Отделе внешних церковных сношений. Ну, а вы все знаете, по крайней мере, люди среднего и старшего поколения, что означало в то время быть невыездным. Интеллигентность Евгения Алексеевича помогла мне уразуметь смысл этого понятия. Позвольте, я с вами поделюсь этими своими мыслями.

Для меня интеллигентный человек – это, конечно, не обязательно человек, имеющий хорошее образование. Я встречал в своей жизни очень интеллигентных простых людей. Для меня интеллигент – это тот, кто способен слышать и понимать другого, кто способен свою точку зрения ввести в соприкосновение с иной точной зрения в творческом диалоге. Человек представляется интеллигентным, когда он способен слышать другого, понимать другого и испытывать уважение к другому, даже при различии точек зрения. Лично я именно с этим аспектом во многом связываю понятие об интеллигентности. И в этом смысле совершенно оправдано и объяснимо, почему Евгений Алексеевич трудился в Отделе внешних церковных сношений. Большая часть нашей работы – это работа с инакомыслящими, работа с другими, не похожими на нас.

То, что сегодня происходит в обществе, а нередко и в Церкви – это чаще всего действия обратные тому, что мы называем интеллигентным действом. У нас чаще всего тотальное неприятие другого. Если человек задумывается о чем-то, пытается кого-то понять, достучаться до истины путем открытого диалога, то очень часто его обвиняют в самых смертных грехах: в предательстве православных интересов, отказе от своей традиции и т.д. Я не хочу вступать в полемику с такими людьми. Мне бы просто хотелось в этой связи рассказать о Евгении Алексеевиче как о человеке глубоко православном, укорененном в своей традиции.

Никто никогда не мог бросить ему обвинение в том, что он что-то или кого-то предал. Он отстаивал интересы своей Церкви всегда и везде, где он мог это делать. Но он делал это так, что никто и никогда не мог обвинить его в неуважении к собеседнику, даже в неуважении к противнику. Он был человеком диалога, человеком, способным передавать свою систему ценностей другим без того, чтобы подавлять, разрушать, оскорблять личность собеседника. Искусство диалога всегда связано со способностью чем-то пожертвовать, хотя бы, своим внутренним покоем. Когда мы вступаем в диалог с другими, то это требует огромного мужества, верности своей точке зрения, своей традиции и одновременно готовности слушать и понимать. А это трудно. Поэтому диалог есть дело сильных. И в этой связи я хотел бы сказать, что внешне хрупкий Евгений Алексеевич был внутренне сильным человеком, несгибаемым человеком, которого внешняя среда не могла согнуть или разрушить, хотя жизненный путь его был сложным. Даже его церковная, так сказать, карьера была непростой: он не двигался постоянно вверх по восходящей и многие обстоятельства этому мешали. Но даже в самых сложных жизненных ситуациях он всегда оставался самим собой. Вот почему вокруг него всегда были люди, которые сегодня могут сказать, что он был их учителем. Вокруг него создался круг русских православных интеллигентов. И это совершенно очевидно. В этот круг входили люди, которые позже стали иерархами, священниками, церковными писателями, учеными – это все те, кто знал Евгения Алексеевича, уважал его, ценил, кто был с ним связан и кто, в какой-то степени (один – в большей, другой – в меньшей) может назвать себя его учеником.

Хорошо, что сегодня проводится этот вечер, потому что память о таких людях не должна исчезать. Потому что их пример, их облик, их образ, их жизненный опыт, который запечатлен в том, что они написали или когда-то сказали, может сегодня во многом нам помочь. Когда в обществе нашем всё так вздыблено, изломано противоречиями, конфликтами, столкновениями, соблазнами, ложью, когда совершенно естественной является борьба компроматов, способная просто уничтожить человека ради достижения сиюминутных политических целей, тогда воспоминание о таких людях как Евгений Алексеевич может многим помочь остановиться, не зайти слишком далеко, понять, что сила – это не только способность подавлять других или одерживать над ними победу.

Будучи русским православным интеллигентом, с моей скромной точки зрения, с большой буквы интеллигентом, Евгений Алексеевич сегодня делает свое дело. Об этом говорят его публикации и те материалы, которые он в огромном количестве редактировал. Всё это несет на себе печать его интеллигентности, его интеллекта, его духовного опыта. И дай Бог, чтобы и вот этот сегодняшний вечер, со всем сказанным о Евгении Алексеевиче, помог нам в нашей повседневной жизни, в нашей борьбе, в наших трудах.

КИРИЛЛ,

Митрополит Смоленский и Калининградский

«ВОКРУГ НЕГО СОЗДАЛСЯ КРУГ РУССКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ ИНТЕЛЛИГЕНТОВ » : Ученые записки Российского Православного Университета ап. Иоанна Богослова. Вып. 6, М., 2000

Читайте также:

Think globally, act locally, или о хаосе, коррупции и интеллигенции

Христос и интеллигенция: вчера и сегодня

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Первоверховные? А остальные что – мало потрудились?

Петр и Павел вскарабкались вверх и нам машут: «Давайте! А мы – поможем!»

Почему жизнь Церкви можно менять

Традиция - это не застывшая лава, а живая река

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!