Патриарх Кирилл: штрихи к портрету

|

Патриарх Кирилл: штрихи к портрету

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: мы еще не знаем его как Патриарха, его эпоха в самом начале. Но мы знаем немало о его жизни и трудах, поэтому попробуем добавить к портрету Святейшего несколько важных и ярких штрихов.

Крест или галстук?

 

Воспитанному в вере с детства, Володе Гундяеву уже в школе пришлось дать настоящий взрослый ответ «о своем уповании». Один из лучших учеников, он не вступал в пионеры. «Меня пригласила директор школы для разговора. Я сказал: “Если вы согласны с тем, чтобы я, будучи пионером, в галстуке, ходил в Церковь, то я готов этот галстук повязать”. Она ответила, что не согласна с этим. “ В таком случае, – сказал Володя –   я не стану пионером ” . Тысяча детей в школе, один мальчик не в галстуке, и ведь это требовало постоянной готовности ответить – почему ты так поступил».

Маленький мальчик не побоялся исповедовать Христа распятого и воскресшего. Его дед, и его отец пострадали за веру: «Дед (отец моего отца) был человеком глубокой веры, сильный духом. В послереволюционные годы он оказался на Соловках, и был одним из первых соловчан. После этого судьба его сложилась трагически. Он около 30 лет провел в тюрьмах и ссылках, имея семью в 8 человек детей. Отец прошел путем деда – через Колыму…», – рассказывает Патриарх в одном из интервью.

Семья

 

О семье будущего Патриарха, может быть, и нет необходимости рассказывать многословно, то немногое, что знаем мы, красноречивее многих томов: его родители познакомились в хоре Казанского собора. За несколько дней до свадьбы отца арестовывают и отправляют на Колыму, потом блокада, фронт, институт, работа – и рукоположение. Для нас – это сухие строки биографии незнакомых людей. Прочитаем еще раз: арест за несколько дней до свадьбы, затем блокада, с 1943 – воевал в действующей армии, а затем – начинать жизнь сначала – поднимать семью, получать профессию и работать, а затем оставить едва лишь построенное свое положение в миру, чтобы в 1947 (!) году принять священный сан.

 

Но оказалось, что тяжелое время только начинается: «Как раз тогда в Ленинграде начался новый этап борьбы с церковью, – рассказывает в одном из интервью Елена Михайловна Гундяева, сестра Патриарха. – Чтобы одним махом расправиться со священничеством, финансовый комитет придумал неподъемный налог – 120 тысяч рублей. Сравните – тогда машина «Победа» стоила 16 тысяч рублей. Но если священник отказывался от служения, налог списывался… Естественно, ни о каком отказе от служения Богу у папы даже мысли не возникло. Мы продали все, что можно было продать, заняли деньги, и папа заплатил этот налог. Но потом он до конца жизни расплачивался с этими долгами».   По суду на зарплату отца Михаила, а затем и на всю мебель в его квартире был наложен арест. Денег для выплаты долга, конечно, не хватило, пришлось занимать по храмам, по друзьям и знакомым. «Как мы жили, не понимаю, – говорит Елена Михайловна. –   В детстве я выходила к подъездной двери, а на ручке всегда висела сетка-авоська с продуктами. Их приносили простые прихожане – люди очень скромного достатка. Чаще всего в ней была селедка и булка хлеба»…

 

В этой семье выросли дети, отдавшие жизнь Богу. Брат Патриарха – протоиерей Николай Гундяев, профессор Санкт-Петербургской духовной академии, настоятель Спасо-Преображенского собора в г. Санкт-Петербурге. Сестра – Елена Михайловна – директор православной гимназии.

Призвание

 

Тяжелое денежное положение семьи заставило Владимира с 8 класса жить отдельно: «Я не мог, чтобы родители обо мне все время материально заботились. Испросив у них благословение, я поступил работать в Ленинградскую комплексную геологическую экспедицию, продолжая учиться в вечерней школе».   В экспедиции он проработал с 1962 по 1965 год в качестве техника-картографа, закончил среднюю школу.

Служения Богу во священном сане Владимир Гундяев не искал сам, он был призван на церковное служение. Одним из любимых его предметов была физика, и он хотел продолжить учебу в университете. На вопрос о том, какой путь выбрать, владыка Никодим (Ротов) ответил ему: “Физиков очень много в нашей стране, священников мало. Поступай прямо в семинарию ” . Никогда, никогда я не жалел, что послушался»

Так, исполняя послушание, юноша приходит к церковному служению и монашеству, всю жизнь воплощая завет владыки духовника: «Конечно, человек остается человеком, и монашеская не самая простая, как и семейная жизнь. Все зависит от вашего стиля жизни. Владыка Никодим меня учил следующему: ты никогда не справишься со своими проблемами, если у тебя будет много свободного времени. Сделай так, чтобы у тебя никогда его не было. У самого Владыки не было и у меня с тех пор свободного времени нет».

Монах

 

Патриарх – одним из самых молодых из архиереев Русской церкви принял монашеских постриг: из 62 лет своей жизни уже 40 лет монах. В 22 года молодой человекпринимает решения оставить мир и до конца жизни служить Церкви.

С благодарностью он вспоминает данный ему тогда совет преподавателя Ленинградской Академии протоиерея Евгения Амбарцумова. Отец Евгений –- сын священномученика Владимира Амбарцумова один из мудрейший пастырей своего времени, заботливый отец большой семья (одна из его дочерей – матушка Мария Ильяшенко, супруга прот. Александра Ильяшенко и мать 12 детей): Когда отец Евгений узнал, что Володя подал прошение о постриге, спросил молодого человека: «Володя, ты отдаешь себе отчет, что ты сделал?   Ты же решил судьбу, не только за себя, двадцатидвухлетнего мальчика. Ты сказал «да» и за тридцати- и сорока- и пятидесятилетнего мужчину. И за шестидесятилетнего и семидесятилетнего старика. Ты за всех за них сказал “да”. А не может получиться так, что вот этот семидесяти-, шестидесятипятилетний потом плеваться на тебя будет?»   – «Не знаю. На это ответа у меня нет» – ответил будущий Патриарх. – «Тогда я просто провел черту и сказал – вот, это тот день, 27 марта 1969 года, когда я должен решить. Если я к этому времени не женюсь, принимаю монашество. И я не женился и принял монашество».

Ректор

 

Окончив Академию с отличием, будущий Патриарх остается преподавать и, как рассказывал он потом, мечтал всю жизнь посвятить науке и преподаванию. Когда архимандрита Кирилла назначают ректором Академии, ему 29 лет. Молодой юноша, возраста не самых взрослых студентов семинарии становится ее ректором и успешно руководит семинарией в течение 10 лет.

Затем его ждет отставка – перевод в Смоленск. Тогда Святейший Патриарх Алексий сказал ему: «Владыка, никто из нас не может понять, почему это произошло. С точки зрения человеческой логики этого не должно было бы быть, но это произошло. И только потом мы узнаем, зачем все это нужно было» – рассказывал митрополит Кирилл. Возможно, это была инициатива светских властей – это было время постоянного перевода талантливых священнослужителей с одного места служения на другое, возможно, это произошло не без участия будущего раскольничьего лжепатриарха Филарета, которому тогда не понравились идеи владыки Кирилла по проведению торжеств 1000-летия Крещения Руси. И владыка отправляется на новое служение. Он рассказывал потом, что не искал никогда высоких чинов и продвижения «Если бы я искал, то так и сказал бы, что я хотел всегда еще больше послужить Церкви, принести еще большую пользу». И как красиво и убедительно прозвучали бы эти слова! Но Святейший мечтал о научной   работе и именно от нее он был оторван переводом на новое место служения. Науку он не оставил – издано множество его книг, многие переведены на иностранные языки и широко известны за рубежом.

Проповедник

 

Патриарх Кирилл – самый блестящий оратор современности, умеющий найти точное и убедительное слово в самой неразрешимой ситуации. Православному человеку трудно состязаться в публичных диспутах, когда участниками нередко становятся люди едва ли умеющие вести диалог не в стиле базарной перепалки, когда нападают журналисты, умело отыскивающие болевые точки, мы теряемся и замолкаем. Слово Патриарха Кирилла всегда было словом власти, власти духовной, в любой программе, где он принимает участие, он умел расставить все акценты и точки, направив самые враждебные дискуссии к славе Церкви. Ни в СМИ, ни на различных общественных мероприятиях, ни в студенческой аудитории он не боится открыто и уверенно обличить порок, по-новому сказать о главном, находя слово для любой аудитории.

Патриарх много работает над текстами выступлений, вспоминается, случай, когда наша редакция ждала от пресс-службы текст одного приветственно слова владыки Кирилла, который мы хотели опубликовать вместе с аудиозаписью. Тогда нам объяснили, что Владыка почти всегда что-то меняет в своей заранее составленной речи, многое говорит по-новому, а затем выправляет текст, самостоятельно и тщательно редактируя его. Казалось бы, что удивительного, только даже опытный оратор может несколько недель писать доклад, а владыка Кирилл выступает несколько раз в неделю, иногда и каждый день. В такой обстановке сложно найти силы даже для простой записи содержания речи, а как долго   трудно бывает найти правильное сравнение, образ, собственно пафос речи, как трудно завтра не повторить того, что сказал сегодня, и что все слышали еще вчера, как много сил уходит на то, чтобы речь была содержательной!

«Слово Пастыря» – эта программа выходит более 15 лет, об ее миссионерском эффекте можно даже не говорить – слишком он очевиден.   В течение всех этих лет для многих верующих «слово Пастыря» стало дорогой к храму, к вере, к Богу. Важно, что Патриарх   Кирилл будет продолжать вести эту передачу – первый Патриарх, который ежедневно будет обращаться к пастве в регулярной программе СМИ.

Завершая очерк, хотелось бы сказать несколько слов к тем нашим читателям, кто с некоторым скепсисом относящихся к выбору Святейшим Патриархом митрополита Кирилла. Патриарх был избран Поместным Собором – всей Русской Православной Церковью. И так мы можем понять, что такое послушание Церкви. В одной книге автору этих строк встретились такие слова: «Послушание – это не когда твоя воля совпадает с благословением. Послушание – это когда что-то очень не хочется делать, а ты делаешь».   Таково решение Церкви, членами которой мы являемся и нам это решение нужно разделить и благодарно принять. Лучше всего это чувство описал служащий в Москве клирик одной из Поместных Церквей: «На Востоке говорят: муж моей матери – мой отец». Избранный Церковью Патриарх – наш Великий Господин и отец.

 

Это лишь несколько штрихов к портрету, о котором показалось так важно напомнить сегодня. Другие смогут рассказать больше, а больше всего о каждом из нас говорят наши дела. Дела митрополита Кирилла удостоили его избрания Патриархом всей Церковью. Теперь он несет тяжелый Крест Патриаршего служения. «Нет и не может быть в жизни Патриарха ничего личного, частного: он сам и вся его жизнь без остатка принадлежат Богу и Церкви, его сердце болит о народе Божием», сказал Патриарх Кирилл в день интронизации.   А мы ему должны помогать делами, а главное – искренней и горячей молитвой.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!