Печальные факты предсоборного процесса

|
Андрей Золотов, редактор по Европе издания Russia Direct - специально для "Правмира".
Андрей Золотов

Андрей Золотов

Менее чем через две недели, в праздник Святой Пятидесятницы, епископы четырнадцати общепризнанных Поместных Православных Церквей должны были явить друг другу и миру свое единство во Христе, вместе служа Божественную Литургию, а на протяжении последующей недели совещаясь и принимая документы об общем видении своей Церкви и ее служения в современном мире на Великом и Святом Всеправославном Соборе на острове Крит.

Но на сегодня об этих высоких словах приходится, к сожалению, забыть. Собор, подготовка к которому велась, с перерывами, на протяжении более пятидесяти лет, оказался на грани срыва.

Бомба взорвалась 1 июня, когда Священный Синод Болгарской Церкви выдвинул шесть возражений по повестке дня и регламенту Собора и принял единогласное решение: Собор надо отложить, а в нынешнем его виде болгарская делегация на Собор не поедет.

Через день, в минувшую пятницу, собрался Священный Синод Московского Патриархата, из решений которого стало известно, что возражения есть не только у Болгарской Церкви. Священноначалие Грузинской, Сербской и Элладской Церквей, а также Афонские монастыри, заявили о желании внести поправки в документы и регламент Собора.

Особо сложное положение возникло в связи с конфликтом между Антиохийским и Иерусалимским Патриархатами из-за церковной юрисдикции в Катаре. Константинопольский Патриархат заявил, что совместная комиссия по решению этой проблемы будет создана лишь после Собора, на что базирующийся в Сирии и Ливане Антиохийский Патриархат ответил, что такое решение «сводит на нет цель проведения Собора, который призван стать выражением православного единства», и «ставит под угрозу» проведение Собора в намеченные даты, говорится в журналах московского Синода.

В этих условиях Синод Русской Православной Церкви, признав, что, поскольку решения на Соборе должны приниматься консенсусом всех Поместных Церквей и неучастие в нем даже одной из них «составляет непреодолимое препятствие» для его проведения, предложил Патриарху Константинопольскому Варфоломею немедленно созвать общеправославное совещание не позднее 10 июня для разрешения возникших противоречий. Это выглядело как поиск компромисса, желание спасти соборное дело: на всеправославное совещание могли приехать и болгарские, и арабские (антиохийские) архиереи.

Прошло еще два дня, и в понедельник стало известно о решении Синода Вселенского Патриархата это предложение, как и возражения других Православных Церквей, проигнорировать. Позиции братских Церквей были восприняты на Фанаре «с удивлением и недоумением», говорится в сообщении генерального секретариата Вселенского Патриархата, а пересмотр запланированного соборного процесса «выходит за пределы всех институциональных рамок». Поправки должны вноситься предстоятелями уже в процессе самого Собора, говорится в решении.

«Как Церковь, несущая основную ответственность за поддержание единства Православия, Вселенский Патриархат призывает всех оказаться на высоте обстоятельств и в установленные ранее сроки принять участие в работе Святого и Великого Собора, согласно всеправославным решениям, подписанным как Предстоятелями на их Собраниях, так и уполномоченными представителями Церквей на протяжении долгого процесса предсоборной подготовки,» заявил Константинопольский Синод.

Таким образом, Константинопольский Патриархат, апеллируя к букве принятых ранее решений, с высоты своего первенства решил Собор «продавить». Это у него вряд ли получится. Болгарская Церковь уже весьма решительно заявила, что в запланированные сроки на Собор не поедет, и даже подтвердила, что отменила резервацию предоставленного делегации правительственного самолета.

Антиохийская Церковь, ощущающая себя в условиях террора исламистов церковью-мученицей и обоснованно рассчитывавшая на особую солидарность своих братьев-христиан, вероятнее всего, также воспримет решение Фанара как оплеуху и откажется от участия в Соборе. В этой ситуации Московский Патриархат, предпринявший попытку найти механизм для сглаживания возникших противоречий и получивший от ворот поворот, видимо, также будет вынужден отказаться от поездки на Крит.

Сложно анализировать ситуацию, которая развивается день ото дня. Очень хочется надеяться на чудо, которое позволит священноначалию преодолеть выявившиеся распри и все же служить вместе в день Святой Троицы. Однако несколько печальных выводов можно сделать уже сегодня.

Первый такой вывод лежит на поверхности: попытка явить себе и миру единство Вселенского Православия выявила, наоборот, его глубокую разобщенность. Реальность оказалась как никогда далека от идеала пребывающей в любви семьи Поместных Православных Церквей.

Принято считать, что главная беда православного церковного устройства в мировом измерении – это соперничество между первым по чести Константинопольским Патриархатом и крупнейшим в православном мире Московским. По этой логике, созываемый Вселенским Патриархом Варфоломеем Великий и Святой Собор должен утвердить его первенство и влияние в православном мире, что противоречило бы интересам Москвы. В православной блогосфере встречались прогнозы, что Москва будет действовать на срыв Собора, а решение Болгарской Церкви не ехать на собор объяснялось «рукой Москвы». Однако в последние дни несколько компетентных специалистов, которых нельзя заподозрить в предвзятости, объяснили противоречия между Софией и Константинополем прежде всего спорами из-за некоторых святынь.

В то же время позиция Московского Патриархата, заявленная его Синодом, носила ярко выраженный примирительный характер. А Константинополь не захотел эту позицию услышать. Сегодня можно с уверенностью сказать, что не только Патриарх Варфоломей, но и Патриарх Кирилл вложили столько личного капитала в проект Всеправославного Собора, что они, каждый по-своему, будут до последнего добиваться его осуществления.

Особенностью нынешнего внутрицерковного конфликта является то, что в нем практически отсутствуют государственные интересы. За исключением решенного вопроса о переносе места проведения Собора из Стамбула на Крит, ставшего следствием обострения российско-турецких отношений, трудно найти другие глобальные или местные государственно-политические факторы в нынешнем клубке противоречий. Все это вопросы церковной политики, которые участники процесса не смогут списать на давление тех или иных правительств или политических сил. Разве что в перспективе государства будут испытывать больший соблазн использовать в своих целях выявившие свою разобщенность в национальных рамках Церкви.

Печально, что в преддверие Собора основная дискуссия носит не богословский, а церковно-политический характер. Но еще печальнее то, что крах проекта Всеправославного Собора усилит изоляционистские и реакционные тенденции, которые и так присутствуют в Православной Церкви, и отнюдь не только в России. Многочисленные противники соборного процесса и межцерковного сотрудничества, сектанты и алармисты, выступающие под знаменем анти-экуменизма и страха «антихристова Восьмого вселенского собора» почувствуют себя победителями. А большинство верующих, которые вполне комфортабельного чувствуют себя в рамках отеческой веры и национальных церковных сообществ, будут вполне довольны тем, что их привычная провинциальная церковность не будет потревожена нелегким осознанием себя частью Вселенской Христовой Церкви. Если эту ситуацию все же удастся преодолеть, то можно будет говорить о действии Святого Духа.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Зачем нужен Всеправославный Собор и почему он не должен никого смущать (+видео)

Как бы отреагировал православный интернет, если бы некрещеный император созвал первый Вселенский Собор сегодня?

Всеправославный Собор: мнения и ожидания

Участники конференции в Москве обсудили документы предстоящего Собора