Перелом как витальный диагноз

|

О сборнике статей о справедливости традиции

У нас стало модным жаловаться на идеологический вакуум. На мыльные пузыри трендов и деконструкцию сакральности вместо устойчивой ценностной платформы под ногами. Сетовать на массовую дезориентацию населения вследствие корыстолюбия элит, оккупации ими понятия общих благ и пренебрежения чувством ответственности перед народом. Уважающий себя интеллектуал-гуманитарий не преминет сказать в процессе задушевного разговора о судьбах нации: «Разочаровали!.. Отсутствие ясного понимания направления нашего общего пути — что, как не это, в первую очередь вменять им в вину?.. Общество устало жить ожиданиями ответа на вопрос: что до сих пор держит всех нас вместе? И куда делать следующий шаг — в пределах своего Отечества?».

Елена Жосул

Елена Жосул

Очевидно, что жалобы небезосновательны; едва ли сейчас, вот конкретно сейчас, на переломе 13-го, найдется в российском интеллектуальном классе достаточное число людей, безоговорочно довольных тем, что происходит в стране в сфере общественной идеологии. За исключением, пожалуй, тех, кто напрямую кормится от процесса заказного производства политтехнологических концепций и партийно-псевдопартийных программ.

Что же мы имеем — рынок идей?.. Но в каком виде? в виде нахальной монополистической номенклатурной акулы, зубами административного ресурса сгрызающей рыб другого идейно-политического класса и окраса? которые ведь — что акулу-то зазря винить — и сами по себе недостаточно изворотливы, чтобы явить такую достойную альтернативу, которая номенклатурной рыбёхе окажется не по зубам?.. Но главный вопрос — в самом ли деле все пестрые обитатели политического аквариума мыслят и формулируют в интересах всей нации? Действительно ли предлагаемые ими программы способны консолидировать общество? либо все же они отвечают узкокорпоративным намерениям конкретной группы-интересанта?

Так или иначе, процесс производства идей, адекватных общенациональным интересам, и, что немаловажно, их оформления в виде действенных политических проектов развивается у нас за последние годы ни шатко, ни валко. Артикуляция этого тезиса сегодня — сама по себе, как было отмечено выше, эдакий салонный тренд. Однако, как хорошо известно, постоянная констатация некоторого наличного неблагополучия в итоге застолбится в подсознании — свинцовой верой в неизбежное неблагополучие до конца дней. Постоянная диагностика заболевания вместо лечения недуга кого угодно превратит в мрачного хронического ипохондрика. Идеологический вакуум надо заполнять кислородом — чтобы с неизбежностью опять научиться легкому дыханию. Тем более важны цельные попытки осмысления проблем, которые сегодня бытуют в общественной культуре.

Недавно в Москве был издан сборник статей под названием «Перелом». Семь авторов, в той или иной степени известных, различных по политическим и мировоззренческим убеждениям (Е.Белжеларский, М.Кантор, И.Потапов, В.Третьяков, М.Тюренков, С.Черняховский, А.Щипков), представляют на суд общества статьи в защиту «справедливости традиции» (таков подзаголовок сборника). Тематика публикаций довольно широка — от религиозно-философских социальных концепций и современного искусства до реформирования партийной системы в России и мутаций отечественной интеллигенции.

Вообще говоря, тема традиции сегодня — плацдарм для самых различных философических спекуляций. Кто только в течение последнего десятилетия ни пасся на этом поле, какие только сумасбродные конструкции во имя Традиции (именно так, благоговея, с заглавной буквы!) ни выстраивал. В результате смысл понятия для многих — оказался размыт, термин — также для многих анекдотичен. Некоторые (отнюдь не модернисты) морщатся — «только ни слова про традицию!». В этом отношении «переломовцы» никак не перегибают палку. Традиция защищаема ими не напрямую, но опосредованно, через указание на недостаточность либо перегибы в современной культуре — политической, идеологической, художественной — наносящие урон целостности национального сознания.

Ведь, как бы то ни было, традиция, преемственность — то, в чем нуждается общественное большинство. Общество, уставшее от корневых пертурбаций, хочет перемен — но с четким пониманием того, что общее русло остается прежним. Должны расчищаться берега от застойного ила, но очередное изменение направления рек приведет к новой экологической катастрофе. Пресловутая стабильность — жажда ее выражается в том числе и в электоральном выборе большинства выборщиков последнего десятилетия. Люди выбирают то, что в их сознании в наибольшей степени ассоциируется с упорядоченностью. За неимением иных возможностей. Но этот выбор отнюдь не снимает с повестки дня массу болезненных вопросов. Эта очевидная внешняя стабильность-традиция — не сфальсифицирована ли она? Действительно ли она опирается на базисные духовно-этические нормы российского общества? Не является ли эта опора декларативной?.. Это — круг вопросов, которые прямо либо косвенно актуализирует новый сборник.

Название сборника у некоторых может вызывать определенные вопросы. Пожалуй, это один из немногих моментов, с которым возникает желание поспорить. Составители утверждают, что именно сегодня «виден долгожданный перелом» в процессе разрушения нашей национальной этики, длившемся с XVII века (Смута). Перелом этот соединит два исконных нравственных начала русского общества — традицию и справедливость, и на выходе из него будет возможно воссоздание «традиционного русского типа гражданского сознания».

Но… так ли очевиден этот перелом именно сегодня? Перелом, конкретизировать который хотят участники сборника, — это долгожданный положительный сдвиг, кризис в процессе тяжелой болезни, результатом которого становится выздоровление либо кончина. Есть ли в самом деле основания смотреть на нашу текущую действительность так оптимистично? Видеть в ней оздоровительный криз? Пожалуй, такой перелом — ожидаем, он требует самоотверженной подготовки. Он нудится, и нужницы восхищают е. Он требует напряжения самых разноплановых интеллектуальных сил, их способности договариваться друг с другом поверх разногласий. Договариваться во имя общих целей и святынь, которые важнее, чем изысканные особенности собственной идеологической концепции, столь дорогой сердцу.

Разве сегодня в нашем обществе есть достаточное количество признаков такого консенсуса? Скорее, изданный сборник — провозвестник, симптом будущих перемен, дождаться и заработать которые нам еще предстоит.

В названии «Перелома», возможно, помимо воли самих составителей, читается и иной, дополнительный, смысл. Перелом как увечье, травма жизненного хребта. Невнимание к травме приведет к неправильно срощенной кости и неисправимому уродству. Признаки этого уродства, в частности, описаны М.Кантором в статье сборника «Перспективы авангарда». Кантор говорит о «безóбразном неодегенеративном искусстве» как о художественном фоне современного западного демократического общества. Такое авангардное искусство — эстетическое зеркало, отражающее переломы ценностного скелета западного мира. Вот эта сознательная врачебная ошибка, с целью вывести новый вид человека самых честных свобод без правил, ошибка, в свое время необдуманно повторенная доморощенными социальными инженерами, еще может быть исправлена, на что составители сборника и указывают.

Одно из достоинств «Перелома», неожиданное для читателя, настроенного лишь на корпус теоретико-философских аналитических публикаций, — наличие в нем не только диагностики проблем, но и практических решений. Так, В.Третьяков описывает модель сословно-профессиональной демократии как альтернативу формальной и донельзя формализованной в думском варианте российской многопартийности. Идея партийного представительства, по мнению автора, на практике оказалась насыщенна массой издержек (причем не только в России) и не решает основной задачи — выражения реальных интересов социальных групп.

О необходимости нравственного государства рассуждает И.Потапов, прорисовывая первые приблизительные контуры «блюстительного органа власти». Само слово «блюстительный» в сочетании со словом «власть» способно вызвать негативные ассоциации — кондовая цензура, попрание творческих свобод. Но если вспомнить, какие продукты нездорового подсознания зачастую оборачиваются их производителями в овечью шкуру творческой свободы, рассуждения не покажутся такими уж инквизиторскими.

М.Тюренков обосновывает необходимость развития концепции православного солидаризма, в том числе — при активном участии Русской Православной Церкви. Сложно спорить с тем, что у Церкви есть сегодня значительный интеллектуальный потенциал и обширное поле для углубленного развития своей социальной концепции. Развитие же Церковью нормативной базы своей социальной деятельности, выверенные ответы на массу открытых вопросов в области и общественно-политических, и социально-, и биоэтических отношений позволят ей играть более ощутимую роль в общественном диалоге.

Кто-то скептически покачает головой: «зачем нужны подобные умозрительные рассуждения?». Но роль философов в государстве, в свое время определенная Платоном («а царями надо всем этим должны быть наиболее отличившиеся в философии»), не может быть затерта со временем. Она может принимать лишь различные исторические формы. Во все эпохи когорты мудрецов производили смыслы, внедрявшиеся затем в жизнь социума. Так и сегодня «системные» и «антисистемные» социальные технологи моделируют концепции различного рода. Весь вопрос лишь в том, отвечают ли эти концепции запросам общественного большинства, либо цель их в консервации либо подрыве — причем даже не действующего строя, а позиций политической элиты, в данный конкретный момент удерживающей власть.

В этом отношении практически все статьи сборника «Перелом» «прошиты» единой нитью — их предложения являются предложениями для большинства, а не для отдельных социологических страт. Даже обнаруживаемая в тех или иных местах сборника критика либерализма — это критика не либерализма как такового, а его тоталитарных выражений. Когда права и возможности большинства тем или иным образом узурпируются частной прослойкой.

В этой связи хочется продолжить мысль — и частично поспорить с инициатором и редактором «Перелома» А.Щипковым в его завершающей статье «Смерть интеллигенции». Интеллигенция, по мнению автора, умерла «вслед за крестьянством и пролетариатом». Место же ее занял «креативный класс» — сообщество потребленцев с неким набором интеллектуальных и политических претензий, заботящееся в конечном счете о личном — счете, интересе, статусе. Однако было бы несправедливо объявлять протестных «креативщиков» единственными абсолютными наследниками русской интеллигентской традиции. Иначе куда в данной линейной системе координат встраивать «Перелом», авторов «Перелома», их единомышленников и то сообщество, которое имеет шансы образоваться вокруг идей сборника? Стоит ли выводить их за рамки понятия интеллигенции, если определение это и было в прошлом серьезно скомпрометировано, о чем справедливо пишет Александр Щипков?

Думается, сегодняшняя и будущая интеллигенция — разномастна как никогда. Всю ее нельзя облачить в саван из белых ленточек и отправить в исторический загашник. Вопрос в том, насколько сильной в отстаивании своих идей окажется та самая интеллигентская общность, на которую ориентируется «Перелом», — уважающая национальные ценности, полноценную традицию и справедливость для всех, а не для избранных. И сможет ли она реабилитировать во многом выхолостившийся термин.

Сборник «Перелом» можно приобрести в книжном магазине «Москва» на Тверской улице, дом 8.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Бабушки и пьяные: кто помогает слепому

Сквозняки и стук женских каблуков – маяки в мире полной темноты

Городок для своих

Концепция миниполиса как попытка вылечить советский город

“Я сказала, что у меня диабет, и на том конце провода замолчали”

Как Артек отказал лучшей школьнице из Иркутска в путевке

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!