Пережить развод, или Мое большое маленькое чудо

|

Молитва о замужестве

Я так рада, что в нашей Церкви есть святые… Такие особые люди, которые с одной стороны – такие же как и мы. Со своими трудностями и радостями, со своими характерами и судьбами. Их так много, что без труда можно встретить жизнеописания каких-то таких святых, чей жизненный путь близок и понятен именно тебе. Среди них есть и пустынники, и молчальники, и монахи, и семейные, богословы и безграмотные, богатые и бедные, есть даже пьяницы, блудники и разбойники. Кто-то через всю свою жизнь нёс особую Божественную богоизбранность, кто-то, наоборот, к концу жизни пришёл к вере и пытался вымолить себе прощение. Я не представляю, как можно жить без святых заступников.

Если Бог – Отец, то святые – наши старшие братья и сёстры, с которых можно брать пример и с которыми можно поговорить обо всём на свете. Иногда в жизни бывают такие сложные ситуации, что уже самому не верится, что их можно решить. И просишь любимого святого: «Ты там попроси уж Бога, пожалуйста. И пусть будет по твоей вере. А то моих сил уже нет. Моя вера кончилась».

Я не раз сталкивалась с такими заковыристыми проблемами, которые по молитвам святых разрешались почти сами собой, да ещё как-нибудь так, что сама с роду бы не додумалась. Часто случалось, что помощь приходила оттуда, откуда ждать её даже в голову не приходило…

Так было и с моим замужеством. Сейчас я перебираю в голове все вехи этой чудесной истории и сама удивляюсь, сколько совпадений приходилось на один квадратный сантиметр моей жизни. Да и совпадения ли?

Сейчас я серьёзно уверена, что второй раз я вышла замуж только благодаря милости Божьей по святым молитвам блаженной Матроны Московской.

Матушка – истинный образец смирения и кротости, житейской мудрости и такого полного упования на Бога, что остаётся только удивляться. А ведь она – наша современница. Мои бабушка с дедушкой уже были вполне себе сознательными личностями, когда Матронушка ещё несла свой подвиг на нашей многострадальной земле. И сейчас, после своей физической кончины, матушка не перестаёт вымаливать у Бога утешение всем к ней притекающим и призывающим её в своих молитвах.

Эта история началась несколько лет назад. Тогда я жила рядом с храмом Ризоположения, что на Донской улице. Храм, который Блаженная Матрона так любила, что даже завещала отпевать её именно там.

Я отлично помню этот майский вечер, ровно 2 года назад. За ужином мой муж неожиданно сказал, что он долго думал, и пришёл к выводу, что нам надо развестись. Вот так вот, совершенно как гром среди ясного неба. Развестись! Уму непостижимо. Просто шок. Я отказывалась верить своим ушам, глазам, здравому смыслу. Такого не может быть, потому что не может быть никогда.

Он продолжал что-то говорить, что давно уже не любит, что остались одни обязательства, что нет будущего. Я сидела в полузабытьи, смотрела вокруг и… Кажется, единственная мысль, которая тогда пронеслась в голове: надо идти в Покровский монастырь и молиться. Больше никаких мыслей не было. Только туман и непонимание, в котором я и просидела сутки, глядя в стену и очень редко моргая.

Помню, я заехала на работу, где мне без вопросов дали отгулов сколько нужно, и отправилась в Покровский монастырь к Матронушке. Конечно, тогда я хотела только одного: чтобы ОН вернулся. Чтобы прийти домой и увидеть, что всё как прежде. Или проснуться и понять, что это был всего лишь сон. Именно с этой мыслью я ехала туда первый раз.

Да. Надо сказать, что я за 2 года своей жизни в Москве так и не удосужилась доехать до Покровского монастыря. Я всё как-то собиралась, собиралась, да всё так бы и собиралась, если бы не крах личной жизни.

В тот день у Матронушки было очень спокойно и тихо. Совсем небольшая очередь, а ещё – деревья, птички, цветочки, тишина и хорошая погода. Я была каким-то чужеродным элементом со своей кровоточащей душой на этом торжестве жизни. Помню, я читала акафист, а вместо этого внутри был комок нервов, открытая рана, каждое слово попадало туда и обжигало, и отдавалось болью. «Радуйся, честного супружества охранение!» Быть может, всё ещё будет?

Перед ракой с мощами матушки меня наконец-то прорвало. Впервые за эти дни я разрыдалась. Слёзы – в три ручья, сопровождаемые душераздирающим воем и безутешными всхлипами. Я рыдала, и не могла остановиться, а вместе с рёвом выходил весь ужас последних дней.

Добрая девочка, которая выдавала посетителям лепесточки цветов, посмотрела на меня и молча достала откуда-то из коробки полноценный и настоящий цветочек. Может, захотела меня утешить. Но она даже не догадывалась, каким чудом для меня стал этот цветок.

Такой хрупкий, нежный и красивый. Именно с таким изображена Пресвятая Богородица на моей любимой иконе «Неувядаемый Цвет». Давным-давно мне её подарила бабушка с наставлением – молиться Богородице о женихе. Но тогда эта молитва для меня была уже не актуальна. А вот сейчас…

Когда я набралась сил и рассказала папе о том, что его дочку бросили, папа первым делом велел ехать к Матронушке и искать там утешения. Для меня его слова оказались чем-то вроде Божьего откровения. Надо знать моего папу, чтобы оценить происходящее. Я, если честно, вообще не думала, что он знает о существовании блаженной старицы. А он не только знал, но и был уверен, что именно там его чаду надо искать поддержки.

А ведь я тогда осталась совсем одна в чужом городе. Все мои родственники были далеко. Но, слава Богу, вокруг всегда были друзья. И многие молитвы возносились за меня. Я их тогда чувствовала буквально физически. Представьте, что в душе полнейшее смятение, боль, тоска, нежелание жить, какие-то дурные мысли, которые носятся в голове со скоростью света. Нереальный сумбур! И вдруг, как будто кто-то тучи надо мной развёл, и появилось солнце. И стало спокойно. Я безумно ждала этих моментов, когда можно было перевести дух, потому что впереди ждало очередное забытье.

Я приходила в Покровский монастырь, сидела на лавочке, читала книги, наблюдала за людьми, смотрела на спешащих куда-то матушек, любовалась детишками. Мне казалось, что я попадала в мир нормальных людей. А за пределами обители творился настоящий бедлам. Прежде всего – с моей многострадальной головой.

Тогда я всё ещё надеялась, что муж может вернуться. Я была готова всё простить, принять, и жить дальше. Но, у Бога на меня были совсем другие планы.

Прошло лето, за ним осень, настала зима. А вместе с ней пришло осознание того, что моя семейная жизнь кончилась. Одним ноябрьским днём я достигла точки невозврата. А значит, нужно было учиться жить заново. Менять план действий.

Вот тогда-то я вспомнила про бабушкино наставление и стала молиться о новом муже.

За время вынужденного одиночества я долго размышляла о своём пути. И поняла, что я – человек семейный. И без семьи моё спасение представлялось мне буквально невозможным. Потому прежде всего хотелось встретить человека, который тоже смотрит на семью как на место спасения. Помнится, я даже описала, какого я хочу встретить супруга. Писала всё от чистого сердца и параллельно сокрушалась, что такого на свете, должно быть, и не существует. Но понимала, что права на ошибку больше нет. Что больше нельзя идти на компромиссы с самой собой. Я слишком хорошо понимала, что такое «не мой человек».

Я ездила в метро, ходила по многолюдным улицам и думала: где же ты прячешься, мой  человек? Что ты сейчас делаешь? Какие вопросы тебе приходится сейчас решать? Может, ты сейчас тоже где-то меня ищешь?

Я смотрела на семейные пары в метро, и думала о том, что они уже встретили друг друга. А я – ещё нет. Я понимала, что встретиться в таком огромном городе – это такое чудо! И часто не верилось, что такая встреча может произойти.

Однажды я пожаловалась подруге, что больше всего боюсь, что до конца жизни буду одна. Она мне ответила, весело смеясь: «Неужели ты думаешь, что Господь желает своим чадам зла? Да всё будет хорошо!» И я поверила.

Конечно, я не сидела сложа руки. Я общалась, знакомилась, я училась любить Бога, ближних и саму себя. Я читала, разбиралась, я больше всего не хотела повторения этой трагедии. И я понимала, что я буду одна до тех пор, пока не проведу работу над ошибками.

Конечно, я молилась о муже. Чаще всего эта молитва была таким воплем моих бессонных ночей:  «Господи, сделай же что-нибудь! Я так больше не могу». И если бы не лики святых, смотревших на меня с икон, если бы не ощущение их присутствия, если бы не их святые молитвы, я бы точно не выбралась, не пережила, сломалась бы и сдалась.

Однажды, обычным летним днём, мне пришло письмо от незнакомого молодого человека. Он прочитал на просторах интернета моё эссе про трудности развода, и просто так написал. Решил узнать, как у меня дела. Совершенно случайно завязалась беседа, в результате которой сей хороший человек вызвался мне помочь с ремонтом на новой квартире.

Как раз тогда я сняла новую квартиру на Таганке, недалеко от Покровского монастыря. Но новое жильё нуждалось в косметическом ремонте. И одна я никак не могла справиться.

Хороший человек оказался ещё и ответственным. Он мне помогал ездить по строительным магазинам, выбирать обои, шпаклевать, клеить, менять розетки. То есть в реальности он всё это делал сам, а я только развлекала его своими беседами, да еду готовила. Ремонт шёл еле-еле, дом был старый, и постоянно вылезали новые подводные камни.

Если бы не этот ремонт, кто знает, как бы сложилась наша дальнейшая судьба. Мы не строили друг на друга никаких планов, у нас были свои компании, свой сложившийся круг общения… Хотя, какой-то внутренний голос постоянно мне говорил, что этого молодого человека нельзя просто так отпустить. Он ещё зачем-то должен пригодиться.

Летом я наконец-то оформила развод и получила официальную бумагу, что я теперь вовсе ничья не жена, а совсем даже свободная девушка. На память о предыдущем браке осталось обручальное кольцо, которое я давно ещё решила отдать Матронушке.

Однажды, тёплым сентябрьским днём, я решила сходить в Покровский, поклониться мощам блаженной старицы, и исполнить наконец-то данное обещание. Мой новый друг также решил пойти со мной. Оказалось, что он тоже почитает блаженную Матрону и даже молится ей об устроении своей жизни.

Уже перед ракой с мощами св. Матроны я достала из сумки своё кольцо, посмотрела на него и вспомнила, как мы с бывшим мужем его покупали, вспомнила венчание и радость родимого батюшки, и его слова: «Чтобы на всю жизнь!» Я вспомнила, как радовалась, глядя на это колечко. Перед глазами пронеслась вся моя замужняя жизнь, и стало так печально, как на похоронах. Я провожала эпоху. Я расплакалась, и опять не могла успокоиться. Только слёзы были уже совсем другие. Печаль моя светла. Хороший человек утешал меня, как мог, и я тогда подумала: «Какой добрый и отзывчивый парень. Господи, пошли ему хорошую жену, он её заслужил».

Прошёл месяц, другой. Наконец-то ремонт подходил к концу… И однажды мы внезапно поняли, как мы друг к другу привязались. Что то, что мы так долго искали, уже давно в нашей жизни, стоит только протянуть руку.

Для меня каждый день из этих двух лет наполнен чудесами: встречи, разговоры, молитвы, путешествия. Кажется, именно тогда я начала узнавать этот прекрасный мир. Кажется, именно тогда я начала учиться радоваться. И незаметно для самой себя я превратилась в «мы».

Теперь мы вместе ходим в Покровский монастырь и благодарим матушку, что помогла нам встретить и обрести друг друга.

Святая Блаженная мати Матроно, моли Бога о нас!

Читайте также:

Святая Матрона Московская. На Таганскую, просить и плакать

Моя Матронушка

Акафист святым Петру и Февронии

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Антониев монастырь: чужой в стране чужих

Камень, на котором приплыл Антоний, сейчас лежит на паперти собора Рождества

Хромая вера, или Как не пойти ко дну

Христос не прекращает бедствия сразу, не усмиряет бури, а подает помощь, избавляя от гибели

Почему нужно обязательно радоваться за других

Если любить ближнего с радостью, от всего сердца, то нет ни зависти, ни обиды – ничего