Первые шаги в храме

|

Подборка новых отзывов на статьи и ответов на них была уже почти готова, однако реакция на две недавние статьи на сайте была настолько оживленной, что сразу стало ясно, какая тема так волнует наших читателей. Речь идет о колонке нашего постоянного автора Татьяны Федоровой Пред дверьми храма Твоего предстою… А дальше?, написанную как своеобразный отклик на беседу протоиерея Максима Козлова Что такое одиночество в храме . Некоторое время назад эту же проблему, проблему вхождения человека в храм, мы обсуждали с протоиереем Алексием Уминским: Если в общине нет проблем, значит, она умерла.



Приведу наиболее содержательные отзывы на статьи, а затем постараюсь обобщить самые важные мысли.  





  • Грубости в Церкви наверное не больше, чем нашей повседневной жизни, но она там воспринимается больнее. А написать об этом бывает сложно, так как все это граничит с осуждением… И гасишь свои сильные и больные переживания только в молитве. Анна


  • Когда мне было 15 лет, я впервые зашла в храм. Я не знала про правила одежды – я ничего не знала. Гнев, шипение и колкие слова некоторых женщин, честно говоря, довели меня до слез и на долгие 5 лет отодвинули моё воцерковление. Я всегда буду улыбаться любому человеку. Анастасия


  • А есть ли сейчас в России приходы? Приходы в подлинном смысле, соборные? Вряд ли. Группки, свои и не совсем свои – это уже не приход, а в лучшем случае клуб по “православным” интересам. Федор


  • Все-таки как же мне повезло, когда я начала ходить в храм, то никто на меня ни кричал, да и вообще подошли и предложили петь в хоре… Тогда у нас был небольшой и очень дружный приход. Но теперь, когда я живу в большом городе, то чувствую себя одинокой в храме. Дело не в замечаниях, а скорее в безразличии. А сколько у меня знакомых – хороших, умных людей, каждый из которых хотя бы раз в своей жизни делал шаг навстречу Церкви, и его оттолкнули… Грустно. Марина С.


  • Может, не всем подойдёт опыт Ефрема Сирина, но я вот расскажу о своём… Накинулась на меня в храме бабушка за жвачку. Как, мол, жуёшь в храме, где иконы! А я без задней мысли: жвачка сейчас не считается чем-то неприличным, а только средством гигиены. Набросилась бабушка на меня прямо при моём молодом человеке, и вышла я из храма, естественно, вся в слезах и мыслях о том, почему же мне так не везёт в жизни. Но очень быстро успокоилась и сообразила следующее.
    За жвачку так злобно кричать на меня, может, и не стоило. Но в целом я получила по заслугам, и вот почему. За некоторое время до эпизода со жвачкой я сидела в храме, ожидая того самого молодого человека, а чтобы время ожидания не проходило впустую, зашла в отдельный придел, где проходила взрослая воскресная школа. Периодически я смотрела через стекло, которым придел был отделён от остального храма, мне при этом казалось, что мой любимый уже закончил говорить со священником, и я выбегала из придела, но оказывалось, что они ещё не закончили, и я шла обратно. Священник, ведущий воскресные занятия, хмурился – я явно мешала ему сосредоточиться. Но дело даже не в этом. Эпизод со жвачкой я восприняла как вразумление от Бога – домой я шла с твёрдой мыслью о том, что БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ПРЕВРАЩУ ЦЕРКОВЬ В ДОМ СВИДАНИЙ.
      Это было указание на что-то, что надо исправить, порицание, может быть, какой-то утренней мысли, Божий ответ на что-то, совет свыше, а не просто злобная бабушка… Светлана



  • Совершенно согласна, что причина всех этих скорбей и испытаний лежит гораздо глубже. Ведь и Мария Египетская не сразу смогла войти в Храм, а только после того, как задумалась, почему все входят свободно, а ее толпа постоянно оттесняет от дверей Храма. Татьяна


  • Конечно, чтобы преодолеть препятствия, нужна решимость. Когда я захожу в “другой” храм, прихожане сразу напрягаются. Впрочем, когда захожу в магазин, охранники делают то же. Габариты тела делают свою работу.

    Про свое воцерковление (которое и сейчас в ранней стадии) могу рассказать массу приключений. Как сейчас оцениваю, большинство нестыковок было по моей собственной вине. Сначала я просто заходил “по делам” или как турист. И чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. Как на меня смотрят? Что говорят? Чем хотят обидеть? Через некоторое время я дозрел до крещения. Казалось бы, что проще? Я смог только с 3-го раза и все исключительно по собственной “одаренности”. Крестился, стал посещать “свой” храм (оказалось, это надо делать минимум раз в неделю). Примелькался, но за 5 лет до сих пор не вжился в приход.

      За 5 лет мне сделали замечания раз 5. 2 Раза за разговоры (я же все знаю и охотно делюсь опытом). 3 раза – батюшка. Он вообще у нас строгий. Видел, как выгоняли из храма двух девчонок в мини юбках. Но там оказалась другая ситуация. Какая-то местная “ведунья” стала посылать клиентов в храм поставить 6 свечей к определенным иконам, чтобы завершить свое действо. Ну и ходят девчонки со списком: покажите нам то-то и то-то и оставьте нас в покое.

      Вообще, храм у нас не “проходной”. Только на крещение люди ходят и шарахаются из угла в угол.
    Но вот сейчас весна. Много людей с сезонными обострениями. Бывает, нападают на священников. В прошлом году в нашем городе, к сожалению, произошло убийство.

    Так что, храм и приход – сложный организм. Я бываю набегами и вижу только малую долю. Надо, конечно, устремляться к Богу, а не в коллектив. И все получится. Олег



  • А мне и моей матери “везло” – нас ни разу не трогали, ни в своем, ни в чужом храме. Может, чувствуют, что нас лучше не трогать (особенно меня, видимо, боятся, как многие). Но вокруг много “неправильно” одетых женщин – и я тоже ни разу не видела, чтобы трогали.
    По-моему, не надо обижаться. Скажут – поблагодарить, что ли, мысленно, или вслух, что указали. Может, и правда неспроста. А обида – это всегда нездорово. Бог-то никого не обижает. Анна



  • Да, все так и бывает. Я тоже, пять лет с детьми ходила в один храм, знала в лицо прихожан (по именам – нет) и пыталась здороваться с ними, в ответ была тишина. Я не смогла прижиться там. Муж у меня в то время был не православным, в паломнические поездки мы не ездили, в воскресную школу детей не водила, потому что муж не пускал. Времена изменились, Господь привел нас в другую страну и дал мне служение старосты прихода. Теперь я оказалась на месте тех, кто следил за порядком в том питерском храме и выставлял меня во время Евхаристического канона в притвор с детьми. Сейчас (нашему приходу еще только год), вот что замечаю – поучать любят неофиты, которые только сами год назад пришли в храм. Потом приходится батюшке исправлять то, что они натворили своим рвением.
    А недавно в храм зашла девушка в первый раз (приход-то маленький, новичков сразу видим) и тут же пошла к Причастию, я не успела отреагировать, отвлеклась на детей и батюшка спросил у нее, когда и где она исповедовалась. Оказалось, что нигде. Батюшка попросил прощения и сказал, что не может причастить ее… Девушку как обухом по голове! Остаток службы она простояла и проплакала. Я подошла к ней, пожала ей руку и сказала, что в следующий раз она сможет причаститься. После службы я выяснила у нее, что она впервые пришла в храм, она ничего не знает о Причастии.



Я подарила ей молитвослов (у нее не было) и рассказала, как и когда можно придти на исповедь или на беседу со священником. Она поблагодарила и ушла. Грустно мне было смотреть ей в спину. Я ждала ее в следующее воскресенье, и в следующее за ним, и дальше … Она не приходит. Ну как мы могли ей сказать, что нельзя ей было в тот день к Причастию? Когда я услышала, что батюшка не позволяет ей подойти к чаше, мне до слез было жаль ее! Я знала, что ей очень больно! Но никто кроме нее, не может пройти этот путь к храму. Батюшка у нас строгий, но так как в тот раз он сказал той девушке – поверьте, совсем не строго, я-то уж знаю, каким он может быть строгим! Помоги ей Господи, найти свой путь к храму и пережить кажущуюся обиду! София






  • Я крестился на прошлой неделе. Через день пошел причащаться в другую церковь, близкую от дома. Войдя, обратился к прихожанке, принимающей поминальные записки и собирающей пожертвования за свечи. Она сказала, что мне нужно подойти под благословение священника, сказав людям, что я не на исповедь, а лишь за благословением. Но, конечно же, очередь была изрядная, хотя очень вежливая. Я пристроился в хвост, ожидая, пока окажусь в первых рядах.

    Я простоял, верно, минут двадцать, уже приблизился к батюшке, когда та женщина вышла из-за прилавка, подошла ко мне, взяла за руку и сама подвела к батюшке, сказав при этом остальным: «на благословение». Конечно, я чуть-чуть растерялся, а священник, узнав, что я крестился позавчера, улыбнулся и, как мне показалось, добрее, чем всем, кому улыбался в это утро. И тихо сказал: «поздравляю»!

    Причащал другой батюшка. Конечно, я и тут растерялся, а он, спросив, исповедовался ли я и, получив такой же ответ, так же улыбнулся и сказал: «замечательно!». И еще тише: «не забудьте запить».
    В Церкви я всего неделю. И все же, дерзну сказать: если бы везде было так!

    Храм, где меня так хорошо встретили и, в полном смысле слова взяли за руку – церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, Санкт-Петербург, Приморский проспект. Михаил



  • У нас в храме за 15 лет его существования никогда такого не было. У нас всё с точностью до наоборот. Нет деления на группы, ко всем относятся ровно, дети стоят у амвона, даже иногда сидят на ступеньках его, в притворе висят платки для всех желающих, можно даже из больших платков соорудить себе что-то вроде юбки и т. п.
    Слава Богу за всё!!! Виктория



  • В храм я пришла под опекой одной такой церковной тетушки. Меня сразу приняли “В свои”, через год я уже работала в церковной лавке. Сколько во мне тогда было самомнения о моей праведности, впала я в прелесть. И Господь вразумил. Служил у нас Великим постом командированный “строгий батюшка”.На исповеди он обличил меня и не хотел допускать до Причастия, только из-за того что я была беременна допустил. И я, грешная, шла к Причастию осуждая батюшку и держа на него обиду: как он мог сказать такое мне – праведнице из праведниц. Потом родился ребенок, в церковь мы попадали 1-2раза в месяц, только в конце службы, чтобы причастить детей. Сейчас дети подросли, в церковь ходим каждое воскресенье, но как только у меня начинается самомнение, дети так расшалятся, что цыкающие старушки выставляют нас в притвор. Слава Богу за все! Господь нас всегда вразумляет и смиряет. А с новичками действительно надо помягче, мы же христиане и наше первое дело – это любовь к ближнему. Елена


  • Когда мы будем ходить в Храм ради Бога и к Богу, то все эти проблемы отпадут сами собой как очень не существенные. Андрей.


Действительно, у каждого человека своя история прихода в общину. Своя обстановка в каждом храме: в одном нового прихожанина встретят тепло и радушно, в другом могут так сделать замечание, что человек еще долго будет обходить храм стороной.



Думается, что правы и те, кто говорит об открытом и радушном отношении к новым прихожанам, и те, кто говорит об оправданности строгого слова. И если первое относится к тем, кто уже ходит в храм, то второе – требует уважения к сложившимся в храме порядкам. Объясню подробнее свою мысль.



Приходя в храм, человек приходит к Богу. Но от того, как встретят его в храме, зависит во многом то, захочет ли человек в храме остаться. Протоиерей Глеб Каледа говорил, что лучшее средство антицерковной агитации – грехи верующих людей. Поэтому и грубость, бестактность, хамство надолго могут оттолкнуть человека от храма, и наоборот, доброта может стать главным свидетельством о вере. Об этом говорит нам Господь: “Потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою” (Ин. 13, 35).  



Мне очень повезло в свое время. В храм я заходила, скорее из интереса, из неосознанной внутренней потребности. Но потребность зайти в храм была, а четкого понимания смысла храма, смысла Православия у меня в 17 лет не было. Храм меня поразил вначале именно теплым отношением ко мне сотрудников. Человек привык, что в светской повседневной жизни нас не замечают в упор, вокруг царит обстановка «человек человеку бревно». И тут ты приходишь в храм и оказывается, что тебя помнят по имени, тебе улыбаются и к тебе неравнодушны. Просто так, не потому что от тебя что-то нужно получить, а потому что ты небезраличен людям как человек. Доброе отношение сотрудниц храма, их приветливое обращение, терпеливые ответы на вопросы заставляли меня приходить в храм снова и снова, задавать новые вопросы, спросить и о причастии, и об исповеди, и о службах. Мне не сказали ни слова ни за короткую юбку, ни за отсутствие платочка на голове: со временем это стало само собой разумеющимся.



Все равно, даже имея за плечами почти 10-летнюю церковную жизнь, иногда побаиваешься приходить на службы в новые храмы: беспричинное замечание, высказанное бестактно и грубовато все равно оставит тяжелый след в душе. Многие известные протоиереи горько сетуют, что сколько ни делай замечание таким вот «бабушкам у подсвечников», толку никакого: уже через несколько минут после выговора, испросив прощения, такие ревнители могут выгнать очередного новопришедшего.



В этой ситуации, пожалуй, мы не должны оставаться безмолвными свидетелями: приветливо ответить на вопросы, помочь человеку сориентироваться в храме можем все мы. Если мы не знаем ответ на какой-то вопрос, можно предложить человеку подойти к батюшке с этим вопросом. Если на наших глазах в храме кого-то обидели, можно подойти к человеку и с любовью, по-доброму ответить на его вопросы, все ему показать и рассказать.



Однако бывает и другая ситуация: люди пытаются подстроить храм под «свой устав», не принимая никаких возражений: каждый сотрудник храма может рассказать много историй о том, как, например, свечу хотят поставить именно после закрытия храма, вариант прийти на следующий день не рассматривается никаким образом. В отзывах читатели говорят о том, что вразумление или замечание может пойти на пользу. Действительно, если человек имеет опыт духовной жизни, то такое одергивание может быть толчком к размышлению о своей душе, грехах, к покаянию и смирению. И все же « Горе миру от соблазнов , ибо надобно придти соблазнам ; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит ” (Матф.18:6,7)». Мы должны учиться воспринимать любую критику с пользой для души, но обращаясь к другому человеку должны понимать, что любое замечание можно сделать так, что человек обидится и уйдет, а можно так, что поблагодарит. Можно грубо прошипеть о непристойном стиле одежды, а можно, приветливо улыбнувшись, сказать: «Девушка, за свечным ящиком можно взять платочек, хотите Вам принесу?».



И еще одну проблему верно подметили наши читатели, действительно, нужно возрождать общинную жизнь, действительно нужно чтобы прихожане храма могли стать одной большой семьей, помогать друг другу, поддерживать друг друга. Но важно следить, чтобы приходская жизнь не стала для нас «клубом по интересам», своеобразной компанией приятных людей, в традиции встреч которой просто входит посещение ряда церковных служб. Нужно всегда помнить, ради чего и во славу Кого собираемся мы в храме.



Слово ближнего может стать для нас верным проводником к церковной жизни. Может на многие годы отпугнуть. Может случиться так, что даже и встретившись с грубостью, человек останется в храме, возможно даже и лучше задумается о своей жизни. Может быть и так, что самое доброе отношение никак не повлияет на человека, и он не вернется в храм. Но, по слову поговорки, «делай, что должно, и будь, что будет»:   сделали нам замечание, скажем «Простите», встретили радушно, будем благодарны этому человеку. Главное, нужно помолиться и за тех, и за других. А Господь управит.



Дорогие читатели, расскажите нам о том, как строится приходская жизнь в ваших храмах. Что делается для того, чтобы помочь новым прихожанам войти в церковную жизни, как организована жизнь прихода. Давайте ответим на вопрос нашего читателя Федора: «Есть ли сейчас приходы в России, настоящие, соборные» и расскажем, что действительно немало у нас   приходов, где община – большая семья, собранная во имя Господа Иисуса Христа.



Ждем писем!







 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!