Песнь песней Соломона

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007
|
Песнь песней Соломона

1:1–2

Пусть целует, пусть он целует меня,

Хмельнее вина твои ласки,

Благовонья твои прекрасны,

Имя тебе — туракское масло.

– Не за это ли девушки любят тебя?

1:3–4

Влеки за собой, бежим же!

Ввёл меня царь в свой дом,

Будем радоваться с тобой,

Будем славить утехи, что слаще вина!

– Не случайно они влюблены в тебя.

1:5–6

Я черна, как палатки Кедара,

Хороша, как шатры Соломона,

Девушки иерусалимские,

Не смотрите, что я смугла,

Подглядело за мною солнышко,

Братья родные строги со мной,

Стеречь велят виноградники —

Виноградник свой не сохранила.

1:7–9

Скажи мне, любовь души моей,

Где ты ходишь со стадом,

Где отдыхаешь с ним в полдень?

Или блуждать мне по пастбищам,

На которых пасут твои друзья?

А тебе невдомёк, красивейшая из всех?

Тогда выходи по следам овец,

И паси козляток своих

У шалашей пастушьих.

1:10–12

С кобылицей в колеснице фараона

Я сравнил бы тебя, любовь моя —

Свисают на щёки подвески,

На шее твоей ожерелья…

Золотые подвески с крапинками

Серебряными тебе сделаем.

1:13–14

Пока царь на ложе своём,

Аромат источает мой нард.

Мой любимый — горсточка мирры,

Между грудей моих спит.

Дорогой мой — кисточка хны,

В садах виноградных Эйн-геди.

1:15–17

Как прекрасна, любовь моя,

Как прекрасна ты:

Глаза твои — две голубки.

Как прекрасен, любовь моя,

Как нежен ты.

Мурава — нам постель,

Кедры — балки нашего дома,

Стены нам — кипарисы.

2:1–3

Я саронская роза,

Лилия из долин.

Как лилия средь терновника,

Так милая между девушек.

Как яблоня среди леса,

Любимый мой меж друзей.

В тени её я хотела б сидеть,

Сладки на вкус её яблоки.

2:4–6

Он пьянит меня, как вино,

Его взгляд на меня — любовь,

Яблоком подкрепите меня,

Лепёшкою накормите меня,

Любовью я больна.

Правой рукой он обнял меня,

А на левой его — голова моя.

2:7

Заклинаю вас, иерусалимских девушек,

Полевыми сернами и ланями,

До тех пор, пока любовь не пожелает,

Не будите и не пробуждайте её сами.

2:8–9

Милого голос! — вот он идёт,

Прыгает по горам,

Скачет, бежит по холмам.

Мой любимый словно олень,

Как молодая газель,

Вот стоит за нашей стеной,

Заглядывает через проём,

Подсматривает через пролом.

2:10–13

Говорит мне милый мой: Подымайся!

Выходи, любимая, красивая моя, собирайся!

Глянь: зима миновала,

Дожди отошли,

Цветы показались из-под земли,

Время для пенья настало,

Воркованье разносится по стране,

Смоква пустила почки,

Виноградные завязи благоухают.

Выходи, любимая, красивая моя, подымайся!

2:14

Покажись, голубка моя, из расщелины в скалах,

Голосок подай мне свой из укрытия,

Ибо звуки голоса твоего приятны,

А вид твой — очарованье.

2:15

Ловите-ка нам лисят,

Маленьких лисенят,

Что портят нам виноградники,

Неспелый наш виноград.

2:16–17

Милый — мой, а я — его,

Он пасёт среди цветов…

Пока не повеяло днём

И не рассеялась тень,

Возвращайся, любимый мой,

Спеши назад, словно олень,

Как молодая газель,

По горам, по долам.

3:1–4

На постели ночами искала того,

Кого я люблю всей душою,

Искала и не нашла.

Поднимусь, обойду-ка город,

По улицам, по площадям

Буду искать того,

Кого я люблю всей душою,

Искала и не нашла.

Стражи меня повстречали,

Дозор городской: не видали вы,

Кого я люблю всей душою?

Едва от них отошла,

Тотчас нашла того,

Кого я люблю всей душою,

Схватила, не отпущу,

Пока не введу его в дом,

В дом материнский свой,

В покои родной моей матери.

3:5

Заклинаю вас, иерусалимских девушек,

Полевыми сернами и ланями,

До тех пор, пока любовь не пожелает,

Не будите и не пробуждайте её сами.

3:6

Кто это там от пустыни,

Подобно дымным столпам,

Поднимается в облаке ладана,

Мирры и всех благовоний

Привезённых купцом?

3:7–8

Вот соломоново ложе — вокруг него

Шестьдесят силачей,

Из числа самых крепких в Израиле,

Все владеют мечом,

Обучены все войне,

У каждого меч на бедре

Против страха ночного.

3:9–10

Паланкин себе сделал царь Соломон из ливанского дерева,

Столбики сделал из серебра,

Подстилка его шита золотом,

Покров его — пурпур, а изнутри

Устлан любовью девушек иерусалимских.

3:11

Выбегайте, сионские девушки, поглядите

На царя Соломона, увенчанного венцом!

Им увенчала мать его в день его свадьбы,

В день радости сердца его.

4:1–5

Как прекрасна, любовь моя, как прекрасна ты,

Глаза твои — две голубки — выглядывают из-под фаты.

Твои волосы — стадо козлят, скользящих по склонам

Гильада.

Твои зубы — стриженных стадо, идущих с купанья овец,

Каждая двойню рождает, бесплодной нет среди них.

Твои губы багряны, и рот твой приятен.

Граната разлом — твои щёки из-под фаты.

Твоя шея — возносится, словно башня Давида,

Увешанная щитами, тысячью ратных щитов.

Две груди — как два оленёнка, двойняшки косули,

Что пасутся среди цветов.

4:6–7

Пока не повеяло днём

И не рассеялась тень

Пойду-ка на гору, где ладан,

На мирровый холм.

Вся ты прекрасна, любовь моя, —

Нет у тебя недостатка.

4:8

Со мной от Ливана, невеста,

Со мной от Ливана, приди,

Взгляни с вершин Амана,

С вершины Сенира-Хермона,

От логова львиного,

От леопардовых гор.

4:9–11

Ты пленила меня, невеста, сестра моя,

Пленила одним только взглядом,

Одною лишь ниточкой бус.

Как приятны ласки твои, невеста, сестра моя,

Как хороши твои ласки, сколь слаще вина.

Ароматы твои прекраснее всех благовоний.

Сотовый мед источают, невеста, губы твои.

Мед с молоком под твоим языком.

А запах от платьев — как воздух Ливана.

4:12–15

Сад затворённый — невеста, сестра моя,

Ключ заключённый, родник запечатанный,

На потоках твоих дивный сад —

Плод сладчайший граната,

Хна, с нею нард, с нардом шафран,

Аир и корица, все деревья, дающие ладан,

Мирра с алоэ, и весь наилучший бальзам.

А орошает сады — источник проточный воды,

Струящейся от Ливана.

4:16

Поднимись, приходи

От севера, с юга,

Вей на мой сад, ветерок!

Пусть польются его ароматы…

Пусть войдёт мой возлюбленный в сад свой

И отведает сладкий плод.

5:1

Вошел я, невеста, сестра моя, в сад свой —

Попробовал на язык мирры, бальзам,

Съел соты и мед, молока испил и вина…

Ешьте, милые! Пейте, возлюбленные, допьяна!

5:2–3

Сплю я — сердце моё не спит.

Голос милого! — он стучится:

Отвори мне, родная моя, дорогая,

Голубка моя непорочная:

Моя голова мокра от росы,

От росинок ночных мои локоны.

Сняла я рубаху — не одевать же!

Омыла я ноги мои — не марать же!

5:4–5

Милый мой руку просунул сквозь щель,

Взволновалась во мне вся утроба,

Встала открыть дружку дорогому дверь,

А с рук моих мирра сочится, с пальцев моих —

Мирры настой на замочную дужку.

5:6–7

Милому я отворила,

А он исчез, удалился,

Только он скрылся,

Ослабла во мне душа,

Искала его — не нашла,

Звала его — нет ответа.

Стражи меня повстречали,

Дозор городской — избили,

Побили, стащили с меня

Стражники стен покров мой.

5:8

Заклинаю вас, иерусалимских девушек,

Если повстречаете любовь мою,

Что тогда вы скажете ему?

Скажите, что любовью я больна.

5:9

Чем друг твой лучше других, красивейшая из всех,

Чем друг твой лучше других, что так заклинаешь нас?

5:10–15

Мой любимый светел, румян,

Между тысяч других он приметен.

Голова его — чистое золото,

Кудри — соцветия пальм, как ворон, они черны.

Глаза его — голубочки на синих стремнинах воды,

Купаются в молоке, садятся на бережке.

Щеки — гряда ароматов, поросли благовоний.

Губы — как алые лилии, мирры сочатся настоем.

Руки — браслеты из золота, унизанные рубинами.

Живот — слоновая кость, украшенная сапфирами.

Ноги — колонны мраморные на опорах червонного золота.

Видом он как Ливан, как кедр собой он прекрасен.

5:16

Нёбо — услада,

Весь он — отрада.

Вот мой милый,

Вот мой любимый,

Девушки иерусалимские!

6:1

Куда же ушёл твой милый, красивейшая из всех,

Куда же свернул твой родной, мы будем искать с тобой.

6:2–3

Мой родной спустился в свой сад

К грядам благовонных трав,

Чтобы в садах побродить,

Лилий себе нарвать.

Милый — мой, а я — его,

Он пасёт среди цветов.

6:4–7

Ты красива, любовь моя, как Тирца,

Хороша, как Иерусалим,

Грозна, подобно грозе.

Отведи от меня глаза, что наводят на меня страх.

Твои волосы — стадо козлят, скользящих по склонам

Гильада.

Твои зубы — стриженных стадо, идущих с купанья овец,

Каждая двойню рождает, бесплодной нет среди них.

Граната разлом — твои щёки из-под фаты.

6:8–9

Шесть десятков цариц,

Восемь десятков наложниц,

И девушкам нет числа.

Но только одна она

Голубка моя непорочная,

Единственная у матери,

Родительницы краса.

Увидали её подружки — и поздравляют её,

Наложницы и царицы — и восхваляют её.

6:10

Кто это светится, будто заря,

Прекрасная, словно луна,

Ясная, точно солнце,

Грозная, как гроза.

6:11–12

Я спустилась в ореховый сад

Лишь взглянуть на побеги в лощине,

Посмотреть, зацвела ли лоза,

Не распустился гранат ли…

И сама не пойму:

Усадила меня вдруг душа моя

В колесницы Амминадива.

7:1

Вернись, вернись, Суламифь!

Вернись, дай взглянуть на тебя!

Разглядеть ли вам Суламифь,

В двойном хоровода кругу?

7:2–6

Как прекрасны в сандалиях ноги твои, величавая,

Твоих бёдер изгиб — точно обруч работы умельца,

Пуп твой — кубок чеканный, да не убудет в нём браги,

Твой живот — словно в лилиях ворох зёрен пшеницы,

Две груди — как два оленёнка, двойняшки косули,

Твоя шея — башня слоновой кости,

А глаза — озерца у ворот Бат-Раббим, что в Хешбоне,

Нос твой — башня ливанская, с видом на земли Дамаска,

Голова твоя — словно Кармель,

Завитушки главы твоей — пурпур,

Запутался царь в ловушке.

7:7–11

Как ты красива, любовь моя,

Сколь нежна ты, дочь наслаждений,

С пальмою стан твой схож,

С гроздью лозы — твои груди.

Я сказал: на пальму залезу,

Ухвачусь за стебли соцветий,

Как виноградные гроздья

Пусть твои груди будут.

Дыханье твоё — запах яблонь цветущих,

Нёбо твоё — вино наилучшее:

Прямо к милому другу струится,

По губам его алым сочится.

Я к нему, ко мне он стремится.

7:12–13

Приходи, мой любимый, мы выйдем в поля, заночуем

в деревне,

Рано утром проснёмся, в садах виноградных посмотрим:

Зацвела ли лоза (может, завязь пошла), деревья граната

в цветеньи ль?

Там тебе подарю свои ласки.

7:14

Мандрагоры благоухают,

Плодов: свежих, сушёных — сладких,

У дверей наших я припасла

Для тебя, мой любимый.

8:1–3

О, если б ты был мне как брат,

У груди моей матери вскормленный,

Я целовала б тебя, на улице встретив,

Никто бы не укорил.

Повела бы тебя, привела

В дом моей родной матери,

Ты бы меня учил,

Я б напоила тебя

Вином пряным и соком граната.

Правой рукой он обнял меня,

А на левой его — голова моя.

8:4

Заклинаю вас, иерусалимских девушек,

К чему вам пробуждать, зачем будить

Любовь, пока сама не пожелает?

8:5

Кто это там, прильнув к милому другу, идёт от пустыни?

Я тебя под яблонькой пробудила,

Там тебя твоя матушка породила,

Родила тебя там родимая твоя.

8:6–7

Как печать на сердце своё ты поставь меня, как печать

на руку свою,

Потому что любовь сильна как смерть, ревность как ад

тяжела.

Вспышки любви — искры огня, это пламя от Яхве.

Множество вод не сможет любовь угасить, и реки её

не потопят.

Если кто станет давать за любовь всё богатство своё —

будет посрамлен.

8:8–10

Сестричка у нас мала,

Грудей нет у неё пока,

Что нам делать с сестричкой нашей,

Когда будут свататься к ней?

Если она стена — прикрепим к ней серебряный щит!

Если она врата — к ним приладим кедровый засов!

Я — стена и груди мои как башни,

Потому в глазах его — я мила.

8:11–12

У Соломона был виноградник в Бааль-Хамоне,

Он вручил виноградник свой сторожам,

Каждый принёс плодов на тысячу серебром,

А мой виноградник весь передо мной!

Тысяча — тебе, Соломон,

Стерегущим плоды его — двести.

8:13–14

Обитающая в садах —

Друзья приготовились слушать —

Подай мне свой голосок!

Родной мой, будь словно олень,

Как молодая газель,

Несись по душистым горам!

Перевод с древнееврейского

протоиерея Леонида Грилихеса

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: