Песнотворчество преподобного Феодора Студита в Триоди Постной

Опубликовано в альманахе «Альфа и Омега», № 19, 1998
Песнотворчество преподобного Феодора Студита в Триоди Постной

** 1
В дни Великого Поста и подготовительных к нему седмиц со страниц Постной Триоди встает образ составителя этой великой богослужебной книги преподобного Феодора Студита. Со всей силой достигают души кающегося и его сокровенных помыслов строки преподобного Феодора.

К тому времени, когда преподобный Феодор принял монашество и изучал творения святых Отцов, последование Великого Поста — Триодь Постная — еще далеко не представляла законченного произведения. В ней находились трипеснцы преподобного Андрея Критского на первые дни Страстной Седмицы, дву- и трипеснцы преподобного Космы Маиумского и стихиры преподобного Иоанна Дамаскина. Весь же строй этой богослужебной книги продуман преподобным Феодором, для нее написаны стихиры, каноны и трипеснцы, и вместе со своим братом Иосифом, епископом Солунским, он признается “составителем Триоди” 2.

Жизнь и творения преподобного Феодора Студита

Преподобный Феодор родился в 759 г. от богатых и благочестивых родителей. Отец его был приближен ко двору, однако при наступлении иконоборческой ереси родители оставили мир и приняли иночество. Преподобный Феодор воспитывался в книжном научении и, по слову святителя Димитрия Ростовского, “еллинстей премудрости учася, бысть ритор прекрасен и философ изряден, и препирашеся с злочестивыми о благочестивой вере” 3. Преосвященный Филарет пишет, ссылаясь на свидетельство самого святого, что Феодор был женат, но на 22 году жизни он и его супруга Анна “посвятили себя иноческой жизни” 4. Преподобный со своим дядей преподобным Платоном удалился в Саккуден (или Саккудион), уединенное место под Константинополем, где был основан монастырь, в котором он подвизался в строгом подвижничестве, изучая Священное Писание, творения святых Отцов и особенно труды святителя Василия Великого. Преподобный Феодор, “в мягкости и покои воспитанный”, вдавал себя в монастыре в великие физические труды, не гнушался никаких низких работ и был всем слугою. К тому же он старательно занимался исповеданием и откровением своих дел и помышлений своему духовному отцу, преподобному Платону. По желанию последнего, он был поставлен во пресвитера патриархом Тарасием, после чего умножал свои труды в монастыре. Примерно через 14 лет после своего поступления в обитель преподобный Феодор должен был — против своей воли — принять управление монастырем. Он проявил себя последовательным и строгим начальником, “уча словом и делом, и исправляя во иноцех развращенные уставы” 5.

Вскоре преподобный Феодор, нелицеприятный критик императора, претерпевает ссылку в Солунь, но через год возвращается и поставляется императрицей Ириной начальником Студиева монастыря в Константинополе. Здесь во всем объеме проявились способности преподобного Феодора как руководителя. Заброшенный монастырь был восстановлен, Преподобный ввел точный порядок во всех областях монастырской жизни, собрал к себе в монастырь более тысячи братий, завел около монастыря училище для детей и сам постоянно занимался как литературными трудами, так и всякой тяжелой и черной работой. Так Преподобный подвизался с 798 по 809 г., когда опять был послан в заточение. Вернувшись из ссылки в 814 г. при императоре Льве Армянине, он становится неустрашимым исповедником иконопочитания, за что и претерпевает жестокое изгнание. Болотистые места, гнилые темницы, кровавые пытки и истязания в Метопе и Боните были уделом преподобного Феодора до 819 г. Почти умирающего от ран и голода, его перевели в Смирнскую темницу, где нанесли ему еще 100 ударов. В 820 г. исповедники иконопочитания были освобождены, но преподобный Феодор не остался в Константинополе, а удалился в уединенное место — Акрит, где и пребывал до своей кончины. Отошел Преподобный ко Господу 11 ноября 826 г. на 68-м году жизни со словами псалма на устах: “во век не забуду оправданий Твоих” (Пс 118:93; ц.-слав.) 6. Божественными оправданиями (повелениями 7) были для Преподобного все горькие муки его исповеднической жизни. Святитель Димитрий Ростовский излагает его житие почти исключительно как исповедника Христова, мало касаясь его трудов как учителя иноков и церковного гимнографа. Основательный анализ этих трудов Преподобного дает преосвященный Филарет, архиепископ Черниговский, и другие исследователи.

Сочинения преподобного исповедника весьма многочисленны. Преосвященный Филарет Черниговский различает среди них 1. сочинения догматические (книги и письма против иконоборцев); 2. увещания (руководства, как вести жизнь христианскую); 3. священные песни и 4. устав. Кроме этих произведений архиепископ Филарет упоминает эпиграммы и ямбические стихи 8.

Наибольшее значение для разбора песнотворческой деятельности преподобного Феодора представляют его руководства для монахов, так называемые катехизисы Большой и Малый. В них содержатся указания для монахов, трудящихся на различных послушаниях, увещания, приуроченные к праздникам и различным периодам церковного года, прежде всего ко Святой Четыредесятнице 9. Связь последних с трипеснцами Постной Триоди, написанными преподобным Феодором особенно очевидна.

С. С. Аверинцев останавливается при характеристике “колос­сального наследия” преподобного Феодора Студита на “ямби­ческих стихотворениях, посвященных монастырской жизни”, которые отличаются “простотой и непосредственностью”. Он приводит свой перевод стихов к монастырскому повару:

О чадо, как не удостоить повара
Венца за прилежанье целодневное?
Смиренный труд — а слава в нем небесная,
Грязна рука у повара — душа чиста,
Огонь ли жжет — геенны огнь не будет жечь.
Спеши на кухню, бодрый и послушливый,
Чуть свет огонь раздуешь, перемоешь все,
Накормишь братью, а послужишь Господу.
Да не забудь приправить труд молитвою,
И воссияешь славою Иакова,
В усердьи и смиреньи провожая жизнь 10.

О жизненной силе этих наставлений свидетельствует ученик Преподобного, Михаил, слова которого передает преосвященный Филарет Черниговский: “Сколько в том и другом катихизисе небесной, благодатной мудрости — известно каждому <…> Я убежден для себя, что ни из какой другой книги не почерпал столько света и столько сокрушения, как из Оглашений отца нашего”. Преосвященный Филарет добавляет, что “все наставления оглашений довольно кратки <…> но они сильны искренностию” 11.

Переходя к перечислению гимнографических трудов преподобного Феодора Студита, необходимо указать, что кроме его творений в Постной Триоди, давших Преподобному имя ее составителя, в Минее встречаются также стихиры, надписанные именем Студита. Преосвященный Филарет считает, что эти стихиры, по всей вероятности, относятся к трудам Феодора, так как он писал больше других студитских отцов. Преподобному Феодору Студиту приписывают также 75 степенных гимнов-песней на погребение Спасителя к стихам 118 псалма. В службе же печатной Постной Триоди их столько, сколько стихов псалма, то есть 176. Преосвященный Филарет Черниговский считает, что указания эти имеют основание тем более, что именно студийским монахом Феоктистом в подражание песням на погребение Спасителя написаны песни на погребение Богоматери. Преосвященный Филарет упоминает также “канон умилительный” преподобного Феодора “для пения в нощи” 12. Но основным песнотворческим деланием преподобного Феодора Студита было составление песен на Святую Четыредесятницу, а также редактирование трудов тех отцов, которые писали свои произведения для дней Великого Поста.

В обстоятельном исследовании Постной Триоди И. А. Карабинова показано, что триодные песнопения составлялись братьями Феодором и Иосифом между 813 и 820 гг., когда они находились в церкви святого Романа в Константинополе 13. Вместе с тем И. А. Карабинов допускает, что трипеснцы могли быть составлены преподобным Феодором и в монастыре Саккудион после избрания его игуменом, между 794 и 815 гг. 14. По мнению исследователя, значение трудов преподобного Феодора Студита при составлении Постной Триоди столь велико, что история этой богослужебной книги должна иметь такую периодизацию:

I период — до преподобного Феодора Студита;
II период — деятельность преподобного Феодора Студита и продолжателей его труда, песнописцев IX в.;
III период — с Х по ХV в. 15.

Архиепископ Черниговский Филарет придает большое значение тому, что святые братья Феодор и Иосиф приводили в порядок песни Триоди, составленные до них. Они дополнили Великий Канон Андрея Критского, отчетливо разделив его на песни и присоединив к нему тропари в честь святых Андрея и Марии Египетской 16. И. А. Карабинов также согласен с тем, что окончание песен Великого Канона, их троичны и богородичны, принадлежит преподобному Феодору 17.

К трудам преподобного Феодора в Постной Триоди относятся каноны, стихиры и трипеснцы. Назовем прежде всего каноны Преподобного:

1. на субботу мясопустную (о усопших) со стихирами;
2. на субботу сырную (прославление памяти преподобных отцев, в подвизе просиявших) со стихирами;
3. Канон на неделю мясопустную (на второе пришествие Христово);
4. Канон на 3-ю неделю Великого Поста, Кресту Христову;

  1. Канон на Неделю Православия. Он, однако, не напечатан в Триоди. По-видимому, это тот канон, который пел преподобный Феодор в 814 г. во время совершения им крестного хода. Преосвященный Филарет указывает, что, возможно, его пел и святой патриарх Мефодий на восстановлении иконопочитания, в день Торжества Православия 18. Все каноны преподобного Феодора Студита имеют стихиры.

Исследователи Постной Триоди установили, что каноны преподобного Феодора на неделю мясопустную и неделю крестопоклонную претерпели изменения: в них опущена 2-я песнь, а в начале каждой песни этих канонов опущены два тропаря, прославляющие Воскресение Христово. Канон в субботу сырную, напротив, имеет некоторые добавления. В Триоди Постной преподобному Феодору принадлежат также 35 трипеснцев (по И. А. Карабинову — 30); четыре четверопеснца (на субботы 2-й, 3-й, 4-й, 5-й седмиц Великого Поста), 30 подобных стихир и 30 седальнов 19. Эти песнотворческие произведения преподобного Феодора Студита составляют живую ткань богослужений Святой Четыредесятницы и предоставляют возможность разбора отдельных богословских положений.

Трипеснцы преподобного Феодора Студита

Начиная разбирать труды преподобного Феодора, бесценное слагаемое, вкладываемое святою Церковью в сосуд ее великопостного богослужения, следует прежде всего изучить состав постовых трипеснцев, а также канонов, читаемых в подготовительные седмицы к Великому Посту. В этих песнопениях Преподобный открывается как великий авва монахов, но одновременно — и как любящий духовный отец всех грядущих к покаянию, всех христиан, ищущих обновления души. Крепки, ясны, тверды слова преподобного отца, когда он сначала убеждает верующих войти в постное поприще, а затем помогает каждому идти этим путем, уговаривает, поддерживает, ободряет.

“Любезно, людие, пост облобызаим, — восклицает Преподобный в самогласной стихире на утро сырного вторника, — приспе бо духовных подвигов начало <…> спостраждем, яко раби Христови, да и спрославимся, яко чада Божия” 20. “Не поста начало настоящий святый день вернии ведуще, — пишет его брат преподобный Иосиф в трипеснце среды сырной, развивая идею преподобного Феодора, — но вход глаголюще и пришествие к преддверию постному” 21. Необходимо поддержать христианина, входящего в постное делание, не испугать его строгостию воздержания, а постепенно подготовить его и тем ободрить, утешить.

Исповедуя Великий Пост весною души, преподобный Феодор ублажает подготовительную Сырную седмицу, называя ее предочистительной. “Весну возвещающая приближися сия, ныне предъочистительная седмица всечестная священных постов” 22. А поститься христианину подобает “не брашны токмо, но и деяньми”, и начинать пост следует “теплым помышлением” 23, “не во вражде и брани, не в зависти и рвении, не во тщеславии и лести сокровенней” 24. Здесь мы видим Преподобного, износящего опыт своей внутренней жизни, познавшего в своем монашеском делании борьбу с сокровенными недолжными движениями сердца. Их он открывает всем христианам, всем “верным”, указуя правильный, непадательный путь к здравию духовному.

Заключить же труд покаяния следует в любви и милости, и потому в следующем тропаре того же трипеснца преподобный Феодор пишет: “Милующии, рече, нищия, Спасу взаим дают разумно. О радости неуподобимыя! Подает бо богатно воздаяния добрых во вся веки” 25. И это по опыту знал Преподобный, так как, трудясь в монастыре, испытывая и проходя на деле все трудные и черные работы, он ведал и радость утешения от Бога после исполнения всех тяжелых послушаний для членов своего великого братства. А сейчас, в песнопениях церковных душа его, его опыт внутренней жизни открыт всем людям, входящим в постное поприще, всем дорогим его сердцу “верным”, которых он не устает всесторонне отечески поддерживать и укреплять.

Изложенные мысли будут многократно повторяться любящею душою великого аввы и духовного отца человеков на протяжении всех подготовительных дней к Великому Посту, чтобы жизнь сердца христианина созидалась на подлинных основаниях; с ними он войдет и в дни Святой Четыредесятницы, разнообразя свои выражения и образы. В вечер прощеного воскресенья отрадно услышать стихиру преподобного Феодора на Господи воззвах, где так отчетлива забота подвижника о людях. “Постное время светло начнем, — убеждает преподобный отец, — к подвигом духовным себе подложивше, очистим душу, очистим плоть, постимся якоже в снедех от всякия страсти, добродетельми наслаждающеся духа”. В конце стихиры песнописец обращает свой мысленный взор к грядущим страстям Христовым и к святой Пасхе 26.

Тот же светлый тон сохраняется, когда пост уже наступил. В трипеснце понедельника первой седмицы Преподобный возглашает: “Светло усрящим поста вход, вернии, и да не сетуим, но омыим лица наша бесстрастия водою” 27. А дальше Преподобный спешит предупредить, что важен и первый день наступившего поста; он старается поддержать, подбодрить человека. “День един убо, рече, житие всех земных, — богословствует Преподобный, — труждающимся от любве четыредесять суть дней поста, яже совершим светло” 28. И воистину отрадно на душе постящемуся, когда он чувствует, что Преподобный подкрепляет его, все помнит, все замечает, бодрствует и не изнемогает.

Преподобный Феодор поддерживает постящихся и на второй день. Уже в седальне вторника первой седмицы он пишет: “Гос­поди, спасительное воздержание двоеденствующе вопием Ти: умили сердца нас рабов Твоих” 29. В своих строках преподобный отец никогда не отделяет себя от прочих христиан, о которых держит слово, он говорит: “умили сердца нас, рабов Твоих” 30. Течение поста и дальше будет все время под неустанным вниманием преподобного Феодора. В стихирах, седальнах, тропарях трипеснцев он все время по-отечески бдителен, готов вовремя помочь, поддержать, ободрить постящегося. В стихире вечера первого воскресенья он пишет: “Постов ныне двоеседмичие светло начнем” 31, — и подтверждает в седальне понедельника: “Господи, направи ны, пост повторяющия” 32, — и еще отчетливее поддерживает свою основную идею в стихире на Господи воззвах: “Даровавый нам во святое поприще вторыя седмицы внити, Сам сподоби, Господи, и к будущему благотещи” 33.

В трипеснцах этих дней, все время поддерживая в постящихся внимание к проходящему перед ними постному поприщу, он не забывает дать им слово духовной поддержки, что необходимо человеку, соблюдающему нерассеянность своего внимательного делания. Так, в понедельник, напоминая братии о начале “вто­рой седмицы светотворных постов” 34, во вторник этой седмицы он убеждает с любовию о внутреннем делании: “Истинным постом постимся Господеви <…> языка, ярости, и лжи и всякия иныя страсти очуждимся” 35.

Позднее с ходом Великого Поста напоминания о сроках его станут реже, так как “верные” психологически уже вошли в постный подвиг, но третья седмица — еще вся во внимании Преподобного. “Поста наченше седмицу третию, — восклицает он, — Троицу честную восхвалим, вернии, прочее радостно преходяще” 36. Богословием Святой Троицы, Которую он непрестанно восхваляет в заключительных тропарях своих трипеснцев, преподобный Феодор особенно поддерживает церковных людей в эту седмицу Великого Поста. “Троице <…> честная, — восклицает он в понедельник этой недели, — пост в седмицах триех совершающия сохрани целы и неосужденны” 37.

Здесь же и духовное напоминание о смысле поста: “Ныне в седмицах триех <…> очистившеся, братие, в гору молитв достигнем” 38. Во вторник на утрени Преподобный не устает напоминать о необходимости внутреннего делания. “Постов пресветлую благодать приемше, добродетельми облистаимся, тихая лица, тихия и обычаи показующе душевного устроения” 39. Эти и подобные увещания необходимы человеку, держащемуся за постное делание, уже немного и изнемогающему, ему необходимо напоминание, ради чего он несет постное истощание. Отрадно, что Преподобный предлагает все время смотреть внутрь себя, следить за дыханием своего внутреннего человека.

Но преподобный Феодор идет и дальше. Ему мало только напоминать постящемуся о духовной жизни, ему необходимо уверить младшего брата, сказать ему опытное слово поддержки, внушить ему надежду и радость. Поэтому ниже он восклицает: “Да никтоже нас унынием и леностию обложится, о братие! Время делания, час торжества; кто премудр убо во един день приобрести вся веки?” 40.

Когда мы говорили о том, что образ преподобного Феодора Студита становится особенно впечатляющим и отчетливым, когда он предстает перед нами как составитель Постной Триоди, мы имели в виду главным образом ту неуклонную воспитующую линию Преподобного, которую мы постарались проследить, приводя выдержки из его трипеснцев. Изо дня в день он внимательно строит последование Постной Триоди, воистину как бы ткет одну прочную ткань, ведет одну-единственную нить, поддерживающую в людях постный подвиг. Эта нить будет идти до самой Страстной седмицы, заканчиваясь только в дни 6-й седмицы Ваий.

Отмеченная нами нить мыслей преподобного Феодора Студита о последовательности дней и недель Великого Поста имеет продолжение и позднее упомянутой третьей седмицы. В понедельник 4-й седмицы он полон мыслями о грядущем Воскресении Христовом, почему и убеждает “пост преполовивше, дерзаим духом на грядущее юношески, благотекуще с Богом, братие” 41. В вечер недели преподобный Феодор вещает: “Преполо­вивше сей священный пощения путь, к будущему радостию потецем” и, предлагая помазать души “благотворения елеем”, опять направляет мысль постящихся к Страстям Христовым, к тому, чтобы “предварити и страшное и святое Воскресение” 42.

На 5-й неделе — только упоминание о предварении седмицы “предсияющую светло Лазарево от мертвых востание страшное”, и дальше опять устремление преподобной души Феодора к Страстям Христовым “ко пристанищу Страстей Христовых достигнути помолимся” 43. Шестая седмица обозначена только в своем начале: “Шестую от честных постов седмицу усердно начинающе, Господеви предпразднственное пение ваий принесем, вернии” 44, а затем уже идет счет дней умершего Лазаря. “Двое­денствует Лазарь во гробе, — размышляет Преподобный, — сущия от века видит умершия, тамо зрит страхи странныя” 45, и душа преподобного Феодора устремляется ко Христу, благословляя Его вход во Иерусалим.

Эти выдержки из великопостных творений преподобного Феодора, где становятся особенно отчетливыми его заботы о спасении души человеческой, имеют ближайшее отношение к одному из сказаний о нем, которое приводится во многих списках его жития и подробно изложено в Четьях-Минеях святителя Димитрия Ростовского.

Некий благочестивый муж, живший “во острове Сардийстем”, говорится в этом сказании, имел обычай прочитывать молебные песни преподобного Феодора Студита. Однажды к этому мужу пришли некии иноки, которые недоброжелательно отозвались о трудах Преподобного, и муж этот “не пояше трипеснцев онаго (преподобного Феодора) на утреннем пении”. Тогда “единая нощи преподобный отец Феодор явися ему, мал возрастом, якоже бе жив, блед лицем, плешив главою”. Вслед него шли иноки, державшие в руках жезлы, “глаголаше отец (этому мужу) почто неверием отвергл еси моя творения, яже прежде любил и почитал еси; почто сего не рассудил еси, яко аще бы не видела Церковь Божия в них пользы, не бы их прияла; не ухищренным бо лжесловием, ни витийством речи составлена суть, но по всему здравая и смиренная имут словеса, могущая сокрушити сердце и умилити душу: сладка бо суть и полезна истинно хотящим спастися”. Муж был наказан иноками, пришедшими с преподобным Феодором. По пробуждению от сна он различил на теле своем следы наказаний, понял свою ошибку, удалил “зловерных иноков” из своего дома и опять стал неукоснительно воспевать трипеснцы преподобного Феодора на своей молитве.

Сказание это очень поучительно; его приводит в своем обзоре песнопевцев и преосвященный Филарет Черниговский. Из него видно, какое место занимают в Богослужении Церкви трипеснцы преподобного Феодора Студита. Ибо воистину, как это очевидно из приведенных выше цитат, все они “сладка суть и полезна истинно хотящим спастися”, так как имеют “здравая и смиренная словеса, могущая сокрушити сердце и умилити душу”.

Близко к творениям преподобного Феодора, в которых раскрывается изложенная выше тема его душепопечительной любви, стоят и строки его канона в субботу мясопустную, когда Святая Церковь поминает всех прежде усопших отцов и братий. Здесь преподобный Феодор не столько авва кающихся, сколько многопопечительный отец всех человеков, когда-либо живших христиан, умерших при тех или иных обстоятельствах. Живая любовь к человеку подсказывает Преподобному возможные причины и обстоятельства кончины, почему, от первой песни и до последней, он с глубокой любовью вникает в судьбы людские, связывая их с судьбами Божиими.

“Глубиною судеб Твоих, Христе, — пишет преподобный Феодор уже в 1-й песни, — Ты предопределил еси коегождо кончину жизни, предел и образ” 46. В следующих песнях дается уточнение многообразных причин кончины человеков, во все эти причины вникает душа Преподобного; в любви своей духовной он как бы сооблекается в смерть каждого верного и с ним соумирает. “Усопшия в море, или на земли, или в реках, источницех, или езерех, или в ровенницех <…> вся упокой” 47, — пишет Преподобный. Дальше он поминает “напрасно (внезап­но) восхищенныя, попаляемыя от молнии, и измерзшия мразом, и всякою раною” 48, или тех, кто “в горе, на пути, на местех пустых” оставили житие, “монахи же и бельцы, юноши и старцы” 49, или тех, кто “от печали и радости прешедшыя ненадежно (неожиданно) <…> в благоденствии пострадавшыя или злоденствии” 50. Преподобный Феодор знал, что умирают люди в благоденствии своем, умирают и от радости. А дальше — молитва за тех “яже уби мечь, и конь совосхити, град, снег и туча умноженная; яже удави плинфа, или персть посыпа” 51.

Для любви Преподобного нет недостойного образа смерти, все уходящие в иной мир должны быть им помянуты; все отражены, запечатлены в его сердце. “От стремнины всяческия падшия, древа, железа, всякаго камене” 52 поминаются им, так же как умершие “от клича <…> зельнаго, и скорого течения, заушения, удавления же и лягания” 53. О всех ушедших печалится Преподобный, всех их поставляет в своей молитве перед Богом, Христом воскресшим, и восклицает: “Возсияв, яко солнце из гроба, сыны воскресения Твоего сотвори, Господи славы, вся умершия в вере, во веки”, — и продолжает: “Безвестных и сокровенных Сведетелю, егда имаши открыти дела тьмы и советы сердец наших, тогда не истяжи слова со всеми верою усопшими” 54.

Перечислив все возможные причины смерти, вникнув во все виды исшествия, пострадав с каждою душою, ушедшею в иной мир, преподобный Феодор мирно кончает свою долгую молитву. “Всякий возраст, — вздыхает он в заключительной песни канона, — старцы и юныя, младенцы и дети, и ссущия млеко, мужеское естество и женское, упокой, Боже, яже приял еси верныя” 55.

В других канонах преподобного Феодора Студита, помещенных в Постной Триоди, можно найти немало свидетельств попечения его о спасении души человеческой, но здесь мы ограничимся тем, что написано, чтобы коснуться и других сторон песнотворческой деятельности Преподобного, выступающих в его гимнографическом творчестве на страницах Постной Триоди.

Троичны преподобного Феодора

Трипеснцы преподобного Феодора Студита сходны с его поучениями для монахов, с текстами Малого и Большого катехизисов. Это становится очевидным из сравнения их и приведенных выше стихотворных обращений к монахам с текстами великопостных произведений Преподобного. Но в трипеснцах преподобный Феодор расширяет свою проповедь, обращаясь с ней ко всем постящимся, ко всем христианам, становясь, как мы и отмечали, аввою всех кающихся и притекающих ко Христу в дни Великой Четыредесятницы 56.

Вместе с тем очевидно, что среди поучительных тропарей преподобного аввы Студийского монастыря большое место занимает как славословие Пресвятой Троицы, так и тщательно обработанные стихи, прославляющие Пресвятую Богородицу. Все исследователи трудов преподобного Феодора считают окончание песен канонов троичными — что, как правило, не встречается у других песнопевцев — характерной чертой его творчества. Эти троичны создают особый стиль, сообщают всему постному песнопению торжественный характер, как бы приподнимают и укрепляют душу постящегося. Они находятся обычно во всех песнях трипеснцев преподобного Феодора, отмечаются во всех его канонах, написанных для различных седмиц Великого Поста, присутствуют и в песнях Великого Канона святого Андрея Критского, который редактировали святые братья Студиты.

Нам представляется, что преподобный Феодор, заботясь пре­жде всего о спасении верных, писал свои каноны и трипеснцы применительно именно к этой, основной своей задаче, разрешая себе вместе с тем в заключение песен изображать троичные и богородичные тропари. Можно допустить, что, по своему глубокому смирению монаха, он не разрешал себе высокого богословия, не считал себя достойным высокого песнопения Пресвятой Троицы, тем более, что к его времени были уже написаны каноны на день Пятидесятницы великими святыми песнописцами Космою и Иоанном Дамаскиным. Вместе с тем моление его сердца, возлюбившего всеми силами иноческий подвиг, искало своего выхода в обращении к Началу Начал, к Имени приснопокланяемого Триипостасного Божества. Отсюда троичны во всех его произведениях и в тех творениях других песнописцев, которые он облекал в песни, придавая им форму, характерную для его времени.

Православному христианину больше других известны троичны преподобного Феодора, составленные им для Великого Канона святого Андрея Критского. Их он слышит в первые четыре дня Великого Поста и еще один раз, вечером среды 5-й седмицы. Троичны эти в своем звучании образуют органически единое целое со строками канона преподобного Андрея Критского и настолько усвоились людям церковным, что без них они не мыслят слушание Великого Канона.

Преподобный Феодор часто вкладывает в свое обращение к Святой Троице те молитвенные вздохи и сетования, что присущи тропарям Великого Канона, и тогда это — единое покаянное вопияние сердца. Так, в первой песни канона преподобный Феодор (не исключено, конечно, что вместе со своим преподобным братом) восклицает: “Пресущественная Троице, во Единице покланяемая! Возми бремя от мене тяжкое, греховное и яко благоутробна, даждь ми слезы умиления” 57. Каждый верующий, вступающий в поприще Великого Поста, ждет первых покаянных строк Великого Канона, ждет и этого благодатного обращения к Святой Троице, которое умиряет, успокаивает его встрепенувшееся, ищущее углубленного самосознания сердце. Возми бремя от мене тяжкое, греховное… Это так необходимо нам в нашем самоиспытании.

Тот же зов о помиловании звучит и в троичне второй песни Великого Канона, как бы усугубляясь в связи с особым покаянным значением этой песни. “Безначальная, несозданная Троице, нераздельная Единице! — вопиет преподобный Феодор. — Кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненнаго осуждения” 58. В последующих песнях эта молитва о помиловании становится более умиротворенной. Душа человека, словами преподобного Феодора обращаясь к Пресвятой Троице, молит Ее спасти в песни третьей: “Спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей” 59, — и в восьмой, возблагословив Святую Троицу, просит о помиловании: “Троице Единице, помилуй мя” 60.

Прочие троичны Великого Канона содержат уже славословие Триипостасного Божества, возводя душу христианина к надежде и светлому упованию о спасении. Этих обращений ко Святой Троице значительно больше на всем протяжении Постной Триоди, однако покаянные молитвы к Троице-Богу постоянно встречаются в канонах или трипеснцах Преподобного. Так, в каноне на субботу мясопустную он, восхваляя Пресвятую Троицу, заканчивает молением о спасении: “Пресовершенная Единице, Пребожественная, Триипостасная, — пишет он, — нерожденне Отче и Сыне Единородне, Душе от Отца исходяй, Сыном же являяйся; существо едино и естество, господство, царство, спаси всех нас61. Та же мысль звучит и в каноне Преподобного в неделю мясопустную: “Триипостасная Единице, начальнейшая Госпоже всех, совершенноначальное преначалие, Сама нас спаси, Отче и Сыне и Душе Пресвятый!” 62.

В трипеснцах первой седмицы Великого Поста преподобный Феодор преимущественно воздает славословие Пресвятой Троице, но в отдельных тропарях молит о помиловании. “Спасай чтущия Тя”, — вопиет Преподобный в понедельник первой седмицы, а в среду той же седмицы молит: “Единице Триипостасная, Троице единственная, господоначальная! Естество равнославное, Отче, Сыне и Божественный Душе, спаси всех нас” 63. Так как в эти дни и в строках Великого Канона преподобного Андрея Критского, и в тропарях святителя Иосифа Студита присутствует много покаянных обращений к Господу, у преподобного Феодора, как правило, мало покаянных воплей к Пресвятой Троице. В отличие от названных песнотворцев, он умеряет эти вопияния славословием Триипостасного Божества, но в отдельных тропарях сохраняет молитву, мольбу о помиловании, о прощении согрешений. “О Троице Всесвятая! Ты наше служение, Ты и прибежище, и держава, в естестве едином Тя воспевающим, очищение прегрешений низпосли” 64.

В последующие недели Великого Поста преподобный Феодор опять в своих троичных молит о спасении, но иногда выражает свои прошения в несколько необычной форме. Во вторник второй седмицы он восклицает: “Трисветлое, Господи, Твоего единоначалия светлыми сияньми во ум наш облистай от прелести многообразныя обращатися нам к соединительному обожению” 65. Это уже положения богословского порядка, которые преподобный Феодор в изобилии обнаруживает в своих троичных.

В последующие седмицы преподобный Феодор молит “Пре­совершенную Единицу”, чтобы Она спасла “всех нас” 66 или чтобы “Троица Святая” спасла “служащия <…> всех Создателю” 67. Иногда воссылается просьба об избавлении от “искушений и бед <…> воспевающия” 68 Святую Троицу, или кратко — о сохранении рабов Божиих: “Троице Пресвятая, Отче, и Сыне, и Душе вседетельный! Блаженное Божество, безначальное Существо и Трисиянный Свете, всезрительная Державо, рабы Твоя сохрани” 69. И только в каноне Святому Кресту в крестопоклонное воскресенье Преподобный разрешает себе молиться о всем мире: “О, Троице начертаньми! О, Единице зраком! Отче, Сыне и Душе, единосильная Единице, в совете, и хотении, и державы начале, мир Твой сохрани, мир подающи” 70.

Можно ограничиться приведенными примерами того, как Преподобный, воспевая Пресвятую Троицу, умоляет Ее о грехах человеческих. Основной же состав троичных преподобного Феодора — это его славословие, воспевание Пресвятой Троицы, представленное как в его канонах, так и во множестве трипеснцев. Очевидно, это было основной мыслью Преподобного, основной его задачей — дать кающейся душе, о которой он имеет постоянную заботу и памятование, возможность возникать 71 от своих тяжких состояний, от своего постоянного покаянного плача в радость славословия, в высоту воспевания Пресвятой Троицы. Ведь по опыту своей внутренней жизни он знал, что человеку необходимо, наряду с покаянным сетованием, ощущение высокой духовной радости. Потому преподобный Феодор и разместил свои утешительные мысли о Святой Троице на протяжении всех шести недель Великого Поста, привел их и во всех канонах в подготовительные к Посту недели.

Если подсчитать число его троичных в Постной Триоди (а они могли бы составить более 5-ти полных канонов), оно было бы грандиозно. Однако Преподобный, имея душепопечительные заботы и глубокое смирение инока, не создал этих крупных произведений, а счел более правильным, более смиренным для себя и имеющим большее воспитательное значение дать эти троичны в своих трипеснцах на каждый день Великого Поста (кроме воскресений), чтобы христиане, проходя поприще покаяния, одновременно укреплялись славословием Триипостасного Божества. Эти же троичны украшают и все полные каноны Преподобного, помещенные в Постной Триоди.

В доступных нам исследованиях троичны преподобного Феодора как самостоятельные произведения не анализируются. Образ преподобного Феодора, аввы своего монастыря, учителя монахов и отца всех приносящих покаяние, как бы закрывал все те богословские песнотворческие труды, которые нам сохранила Святая Церковь в Постной Триоди. Мы также не возьмемся по достоинству оценить богословие трипеснцев преподобного Феодора Студита, попробуем только в какой-то мере систематизировать их, разделить на определенные группы. Приведенные выше троичны уже открывали глубокие поиски преподобного Феодора как богослова. Еще большие сокровища находятся в тех его троичных тропарях, где Преподобный выступает певцом, проповедником, собственно богословом Святой Троицы.

Самая большая группа троичных содержит славословие, прославление, воспевание Святой Троицы. Меньшая — идею поклонения, благодарения Троице-Богу. В еще меньшем количестве троичных преподобный Феодор позволяет себе богословствовать. И, наконец, только в единичных случаях преподобный песнописец усвояет изложение Таинства Троичного Божества Самим Лицам Святой Троицы. Эти основные мысли можно проследить и в наиболее известных троичных Великого Канона, и в тех бесчисленных троичных, которые расположены по всем дням и неделям Великого Поста и неделям подготовительным к нему. Благодаря им мы находим в этих тропарях преподобного Феодора Студита то богатство образов и лексики, которое делает его троичны украшением Постной Триоди. Отсюда и великое значение этих произведений преподобного аввы для предмета Литургического богословия 72.

Первая, наиболее обширная группа троичных, где преподобный Феодор славословит Святую Троицу, поистине безгранична. Тропари этой категории встречаются уже в канонах предначинательных к Посту недель. “Якоже треми солнцы Божество, — восклицает Преподобный в субботу мясопустную, — единым света срастворением да воспоется Отец, и Сын, и Божественный Дух, Един естеством, но три ипостасьми” 73. Ниже это славословие выражается иным образом. “Единый в Троице Боже, — взывает здесь преподобный Феодор, — слава Тебе непрестанно”, и дальше идет изложение “трисветлых свойств” Святой Троицы 74.

В каноне недели мясопустной Преподобный более подробно приносит свое воспевание Святой Троицы. “Сына от Отца, и Духа славлю, — пишет он, — яко от солнца свет и лучу; Оваго убо рождественне, зане и рождение, Оваго же происходне, зане и происхождение, Собезначальную Божественную Троицу, покланяемую от всякия твари” 75. В том же каноне он говорит, несколько видоизменяя мысль: “Три пою сия” 76. Продолжая свое славословие, Преподобный воспевает в трипеснце сырного пятка: “Отца, и Слово вси, и Святаго Духа славим во едином естестве, познание светлое излагающе” 77. Здесь он, говоря о светлом познании, по существу уже богословствует.

Иногда для усиления славословия Пресвятой Троицы Преподобный приглашает к этому славословию ангельские силы. Так, он пишет в четверопеснце второй седмицы Великого Поста: “Триипостасная Единице, Отче, Сыне и Душе живый, Едино Божество, едино царство; Тебе хвалят незаходимаго света ангельская воинства, и мы сущии на земли поем, благословим и превозносим во вся веки” 78. А в понедельник 3-й седмицы эта мысль выражена более кратко: “Три пою херувимски, Святое Тебе Божество” 79.

Иногда догмат Святой Троицы выражается в троичных тропарях преподобного Феодора очень кратко, как, например, в трипеснце пятка 3-й седмицы: “Пресветлыя Троицы трисолнечное воспоим, вернии, свет Отца чтуще, свет Сына славяще, свет и Духа возвещающе” 80. Так же кратко воспевание триипостасного Бога в среду 5-й седмицы Великого Поста: “Херувимски Тя, о Троице, свят, свят, свят, пою едино Божество, безначальное, простое и всеми непостижное” 81.

Однако чаще преподобному Феодору потребно относительно пространное выражение мысли, которую он приносит в своих трипеснцах для достойного снабдения души христиан, проходящих постное делание. “И Троицу славлю Тя, и яко Единицу пою Тя, Божество едино, Отче Вседержителю, и единоначальне Сыне, Душе Святый, и всевладычняя Державо, едино Естество, едино Царство, в триех начертаниих же покланяемое” 82. В этом пространном троичне у преподобного песнописца соединяются два разграничиваемые им понятия славословия и поклонения.

То же явление мы находим и в троичне канона святого Андрея Критского, в заключительной 9-й песни, где как бы подводится итог воспеванию Святой Троицы на протяжении всех песен Великого Канона. “Отца прославим, — восклицает здесь преподобный Феодор, — Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице нераздельней, Единице по существу, яко свету и светом и животу (жизни) и животом, животворящему и просвещающему концы” 83. Всем молящимся в храме очень хорошо знаком этот заключительный тропарь, он вместе с богородичным предшествует молению, обращенному к преподобному Андрею, а затем — замечательному ирмосу, завершающему чтение канона, “Безсеменнаго зачатия…”. Так печатлеет Преподобный свой великий труд по исправлению песен Великого Канона преподобного Андрея Критского, так он проносит свою отеческую мысль, свое попечение о душах всех “верных” чрез последование Постной Триоди до самой Страстной седмицы. Троичны Преподобного так же нужны душе человека, как его заботливые предупреждения о прохождении дней Великого Поста, как его оберегание кающегося, вступившего в подвиг покаяния, самовоззрения, исповедания.

Представляется уместным сделать небольшую остановку в разборе троичных преподобного Феодора Студита с тем, чтобы сопоставить их со святоотеческим учением о Святой Троице. Наиболее прославленным богословом Святой Троицы признается святитель Григорий, архиепископ Константинопольский, получивший главным образом за свои слова о богословии Отца, Сына и Святого Духа именование Богослова. Эти пять слов святитель Григорий строит в форме вопросов и ответов. Указав вначале, что “любомудрствовать о Боге можно не всякому” и что “памятовать о Боге необходимее, нежели дышать” 84, святой Отец с великим страхом подходит к определению естества Божия, и в слове третьем дает определение единоначалия. “Мы чтим единоначалие, — пишет он, — которое составляет равночестность единства, единодушие воли, тождество движения”. Здесь же святитель Григорий дает и определение Святой Троицы. “Посему Единица, — богословствует он, — остановилась на троичности. И сие у нас — Отец, и Сын, и Святый Дух. Отец — Родитель и Изводитель; Сын — Рожденное; Дух — Изведенное” 85. Во множестве вопросов и ответов рассуждая о Сыне Божием и Духе Святом и всем существе Святой Троицы, святой Григорий дает прекрасные примеры и образы. В пятом слове, заключая свои строки, Святитель пишет: “И я <…> желал бы, чтобы со мною всякий, кто мне друг, чтил Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святаго, три Личности, единое Божество, нераздельное в славе, чести, сущности и царстве” 86.

Из кратких ссылок на творения святителя Григория для нас становится очевидным, каким истинным другом великого Богослова был преподобный Феодор Студит. То, что у великого Григория изложено пространно, со множеством отступлений, у преподобного Феодора дается кратко, в виде отчетливых формулировок. Это и понятно, так как троичны преподобного Феодора — произведения литургические и он как песнописец церковный ставил перед собой иные задачи, чем те, что были у великого богослова Григория. Одно очевидно: преподобный Феодор, воспитанный в святоотеческой традиции, хорошо изучивший писания Отцов золотой поры христианства, во всем остается верен исповеданию Святой Троицы. Но, живя почти пять веков спустя после великих вселенских учителей, он заботится о том, чтобы напомнить о живительном источнике Святой Троицы своим современникам. Поэтому он и полагает великий труд, великое горение своего духа, чтобы изобразить по существу неизобразимые, но животворные качества трех Ипостасей Святой Троицы в своих трудах по составлению Постной Триоди, этого великого училища покаяния.

Мы указывали выше, что, наряду с большим количеством троичных тропарей, в которых Преподобный славословит Святую Троицу, написаны им и троичны, где подчеркивается главным образом поклонение Троице-Богу. Они есть и в канонах подготовительных к посту недель, и в трипеснцах на протяжении всего Великого Поста. “Странно, яко Едино и Три Божество все, — взывает Преподобный, — по единому лицу нераздельно; Отец бо, Сын и Дух Святый есть поклоняемь, яко Един Бог” 87. Этот троичен с малыми изменениями повторяется в каноне субботы сырной 88. Очевидно преподобному Феодору была близка найденная им формула: Странно, яко Едино, и Три Божество.

В трипеснцах идею поклонения Святой Троице песнописец иногда соединяет с идеей прославления. “Троицу прославим, — пишет он во вторник 3-й седмицы Великого Поста, — Единице поклонимся, безначальному безначального Отца Сыну Единородному, Духу Сопрестольному и Отцу соприсносущному” 89. То же видим и в троичне 9-й песни Великого Канона. Иногда преподобный Феодор сохраняет только идею поклонения. “Троице Лицы, — пишет он в трипеснце среды 4-й седмицы, — Единице естеством, поклоняюся Тебе, Божество Святое, Отцу и Сыну со Святым же Духом” 90. Ту же форму сохраняет Преподобный в трипеснце среды 5-й седмицы Великого Поста: “Яко сущу Сыну с Родителем, и Духу Святому ссущу, единомудренно поклонимся91.

Очень редко преподобный Феодор допускает в своих троичных выражения богословие, богословлю. Тем утешительнее отметить эти троичны, особенно после того, как нам удалось показать глубокую внутреннюю связь этих тропарей Преподобного с основными положениями о Троице-Боге святителя Григория Богослова. В троичне 4-й песни Великого Канона святого Андрея Критского мы встречаемся с этим выражением. “Нераз­дельное существом, неслитное лицы, богословлю Тя, тройческое едино Божество, яко единоцарственное и сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую” 92. Упоминание о богословии встречается и в одном из троичных, который Преподобный повторяет несколько раз в течение поста и подготовительных недель. Здесь, воспев Святую Троицу, Преподобный заканчивает тропарь молением: “Спаси мя, богословяща Тя” 93. Очевидно, троичен этот был дорог Преподобному и потому особенно часто им повторялся. Но слово богословяща соединяет с молением о спасении: спаси мя, богословяща Тя.

Небольшую группу троичных представляют те тропари, в которых преподобный Феодор усвояет речь Самой Пресвятой Троице; текст троична дается тогда от первого лица. “Троица есмь проста, — пишет Преподобный в троичне 6‑й песни Великого Канона, — раздельна личне, и Единица есмь, естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух” 94.

Есть у Преподобного и такие троичны, где речь дается от третьего лица, однако текст является подлинно выражением высокого богословия. Так, в трипеснце вторника 3-й седмицы Великого Поста мы читаем: “Существом Единица есть несекома, пребожественная Троица, соединяема естеством, делится лицы свойственно: несекома бо сечется, едино сущи троится; Сия Отец есть, Сын и Дух живый, соблюдающая все” 95. Подобные тексты троичных — скорее исключение, нежели правило, так как Преподобный, по своему глубокому смирению не разрешал себе богословствовать. Своим песнотворчеством он прежде всего служил нуждам Святой Церкви.

Заключая разбор троичных преподобного Феодора, необходимо указать на один из этих тропарей (мы упоминали его выше, когда говорили о богословии у преподобного песнотворца), который повторяется в Постной Триоди шесть раз. Именно на него указывает в своем труде И. А. Карабинов, говоря о строении троичных, которое так характерно, что по нему “часто можно сразу узнать его (преподобного Феодора) канон” 96. Этот тропарь действительно своеобразен, особенно тщательно отделан Преподобным; впервые он приводится в 9-й песни канона в неделю о Страшном Суде и затем повторяется: два раза на 2-й седмице и по одному разу на 3-й, 5-й и 6-й седмицах Великого Поста. Такое значение придавал ему Преподобный! Вот текст этого троична: “Единаго Единородителю, единороднаго Сына Отче, и Едине Единаго Свете, Света Сияние; и Единый Едине Единаго Бога, Святый Душе, Господа Господь, воистину Сый. О Троице Единице Святая! Спаси мя, богословяща Тя” 97. Воистину троичен этот необычен, воистину он может повторяться как песнь, как исповедание высокой истины Святой Троицы! Не случайно, по-видимому, Преподобный придавал ему большое значение, многократно повторяя его, не случайно завершая его, он говорил о себе как о богослове и молил Троицу-Бога о спасении.

Таков тот дар, который оставил Святой Церкви в своих троичных преподобный Феодор, тот божественный дар, который знаменует самое имя его (‘дар Божий’), тот дар, который достигает наших дней и дает им крепость, радость и стояние. Единаго единороднаго Сына, Единородителю Отче! — это Бог-Отец, и Едине Свете, Единаго Света Сияние — это Бог-Сын, и Единый Единаго Бога, Едине Святый Душе — это Бог-Дух Святый. Все это богатство слова — для поддержания жизни души человеческой!

Богородичны преподобного Феодора

В канонах и трипеснцах преподобного Феодора, написанных им для Постной Триоди, кроме троичных, останавливают внимание и богородичные тропари. Они тщательно отделаны по форме и занимают важное место в творениях Преподобного. Очень часто богородичные тропари чрезвычайно торжественны, приподняты. “Паче огнезрачных серафимов явилася еси, Чистая, честнейшая, — восклицает преподобный песнопевец, — порождши сим неприступного Иисуса, Спаса, воплощением обожившего земнородных смешение” 98. В богородичном канона сырной субботы Преподобный опять призывает ангельские силы, восхваляя Пресвятую Деву. “Скинию Тя богоделанную преднаписа Моисей, серафимами спокровенную, святых святая, прообразуя Твое, Дево, рождество чистое, Христу плотию написатися” 99. В трипеснце понедельника 4-й седмицы Великого Поста опять встречается та же мысль, укрепляющая славословие Божией Матери призыванием чина ангельского: “Поем Тя, Дево Богородице чистая, херувимскую колесницу, из Нея же Бог родися” 100.

Высокое богословие видим мы в вопросе, который ставит преподобный Феодор в богородичне первой песни канона на неделю мясопустную: “Кто роди Сына, несеянна Отчим законом?” — и отвечает: “Сего убо раждает Отец без матере. Преславное чудо! Ты бо родила еси, Чистая, Бога вкупе и Человека” 101. То же высокое богословие видим мы и в богородичне канона сырной субботы: “Словом Слово паче слова рождшая, Пречистая, Того молящи не престай, молимся, от бед присно избавитися стаду Твоему” 102. Здесь есть молитва к Божией Матери о роде человеческом, но часто преподобный Феодор изъясняет в богородичном только основную богословскую мысль. “Дверь Ты еси, Юже Един пройде вшедый и изшедый, — размышляет он тогда, — и ключи не разрешивый девства, Чистая, Иисус, создавый Адама, и Сын Твой” 103. “Отрокораждаеши девствующи, едина Богоблагодатная, — богословствует Преподобный, — таинство великое, страшное чудо: Бога бо родила еси воплощенна, Спаса мира” 104. В этих и подобных богородичных Преподобный как бы оставляет молитву о людях, которых он любит попечительной любовью. Все силы его души сосредоточиваются на воспевании догмата воплощения, чуда Богочеловечества, для выражения которого он находит особо возвышенные выражения: “чудо страшное, таинство великое” и подобное. “Егоже небо вместити не можаше, — восклицает он, — Ты, во чреве заченши, родила еси. О, страннаго и неизреченнаго чудесе!” 105. “Отроча раждаеши, — продолжает он свою мысль, отвлекаясь от всего земного, — девствующи едина Богорадованная, тайна великая, ужасное чудо: Бога бо родила еси воплощенна, Спаса миру” 106.

В богородичных Великого Канона, которые наиболее известны, мы обретаем то же высокое богословие догмата воплощения. “И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, — восклицает Преподобный в 4-й песни Великого Канона, — рождейся обновляет законы естества <…> Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет” 107. И еще образней изложение того же догмата дается в 8-й песни: “Яко от оброщения (от состава) червленицы, Пречистая, умная багряница Эммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася” 108. Но в богородичных этого канона, наряду с высоким богословием, обретаем и молитву преподобного Феодора о людях, о прощении их грехов. Она звучит уже в первой песни. “Богородице, надежде и предстательство Тебе поющих, — взывает Преподобный, — возми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица чистая, кающася приими мя” 109. Так же в других песнях и, в частности, в песни 6-й песнописец взывает о помощи к Божией Матери: “Утроба Твоя Бога нам роди, воображенна по нам; Его же, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся” 110.

Те же молитвы к Божией Матери встречаются в полных канонах и трипеснцах Преподобного, но значительно реже по сравнению с теми тропарями, в которых он, отвлекаясь от вздохов о человеке и его грехах, воспевает тайну Богочеловечества Христова. “Богородительнице чистая, небесная двере, спасительная врата, всех христиан мольбу приими, Тебе блажащих во вся веки” 111. Усердно молит Пречистую песнописец: “Дево Мати, Отроковице всесветлая, едино к Богу ходатайство, не престай, Владычице, молити спастися нам” 112. Так же легко и радостно излагает он свою просьбу о людях: “Еже радуйся, вещаем Тебе со ангелом, яко воздвигла еси радость, Спаса мира; Его же моли, Дево всепетая” 113.

Иногда в богородичных тропарях преподобного Феодора встречаются очень запоминающиеся выражения, наполненные большой искренностью и теплотой. Так, в трипеснце вторника 4-й седмицы, обращаясь к Пресвятой Деве, Преподобный говорит: “Агница Твоя, Иисусе <…> взываше: что странное видение? Жизне, како умираеши?” 114. А в среду сырной седмицы преподобный Феодор, обращаясь к Богоматери и говоря о своих “смрадных грехах”, о невозможности воспеть Богородицу “якоже подобает”, заключает тропарь словами: “Но убо, Пресвятая, прости мое дерзновение убогаго моего пения” 115. Таково мудрование святых!

Заканчивая обзор трипеснцев преподобного Феодора, его троичных и богородичных, остановимся на одном из его тропарей, как бы печатлеющем творчество песнописца: “Имуще Духа Святаго, поста гостителя богатна, Того дарований насытимся и богатно насладимся, Того воспевающе, яко Бога нашего” 116. В этом тропаре — вся душа Преподобного: здесь и исповедание достоинства поста, проводить который в духе на всем протяжении Постной Триоди призывает преподобный авва, здесь утверждение, что Дух Святый — гоститель постящихся, податель дарований, здесь и воспевание Духа Святаго — то, что так многократно — тоже через все седмицы Великого Поста — делает Преподобный, прославляя Таинство Святой Троицы 117.

Необходимо указать на ряд тропарей, повторяющихся в различных отделах Постной Триоди, что может свидетельствовать об авторстве этих песнопений. В трипеснце пятка 5-й седмицы Великого Поста преподобный Феодор дает ирмос “Безсемен­наго зачатия…”, который приводится им в 9-й песни Великого Канона 118. В четверток недели ваий Преподобным приводится богородичен, аналогичный богородичну 3-й песни Великого Канона “От Отца безлетна Сына…” 119.

Наконец, интересно, что в утро сырного пятка на 9-й песни трипеснца дается ирмос “Чужде матерем девство…”, который Преподобный употребляет в канонах святого Андрея Критского на Преполовение Пятидесятницы и на Рождество Пресвятой Богородицы. Этот ирмос поется как задостойник на праздник Преполовения и его отдание, а также во все дни празднования Рождества Пресвятыя Богородицы. Многие духовные мужи нашей Церкви очень чтили этот задостойник за его образность, выразительность, за точное изображение догмата о воплощении Сына Божия: “Чужде матерем девство, — гласит этот ирмос, — и странно девам деторождение; на Тебе, Богородице, обоя устроишася. Тем Тя вся племена земная непрестанно величаем” 120.

Приведенные примеры не оставляют сомнения в том, что именно преподобные братья Студиты несли труд по обработке творений преподобного Андрея Критского, как Великого, так и других его канонов, сохраненных в печатных изданиях. Преосвященный Филарет указывает, кроме брата Преподобного, святителя Иосифа Студита, имена и других “студитов”, писавших церковные песни. Он упоминает преподобных Николая Студита, Климента, Киприана, Петра и Феоктиста, написавшего канон Сладчайшему Иисусу 121. Профессор И. А. Карабинов добавляет имена Гавриила, Даниила, Василия. Он же указывает в заключение своего исследования Постной Триоди, что первый перевод этой богослужебной книги был осуществлен уже в 918 г.; при болгарском патриархе Евфимии в XIV в. был сделан новый перевод и, наконец, в XVII в. имел место Никоновский перевод 122. Такое большое значение в богослужебной практике Церкви придавалось этому великому труду — Постной Триоди.

Заключение

Из глубины веков с большой отчетливостью возникает образ преподобного Феодора Студита. Это прежде всего великий авва великого монастыря в Константинополе, написавший не одну книгу в руководство монахам. В них он — любящий отец и попечитель о каждом члене своего братства, сам участник трудов общежития и одновременно устроитель общего жития и игумен монастыря. Не менее ярок его образ и в тех страданиях, в том исповедничестве, которые Преподобный претерпел ради прославления Лика Христова и святого иконопочитания; неповторимый, несокрушимый поборник Православия претерпел несметные биения и раны, такие, что его духовному сыну, преподобному Николаю Студиту, приходилось обрезать клочья его тела после неимоверных избиений в темнице Вонита 123.

В целом это великая личность великого отца эпохи 124, в котором все доведено до предельной полноты образа. В юные годы он вступает в брак и вскоре вместе с женой уходит в монастырь. Здесь он не только проходит обычные послушания, но горит такою любовию к монашескому подвигу, что не отказывается ни от какой низкой работы, все испытывая на деле, почему и становится игуменом братии, которая увеличивается до тысячи человек. Он проповедует и наставляет, сам участвуя во всех трудах, пишет большие оглашения и так высоко ставит монашество, что говорит о нем как о восьмом таинстве.

Он непреклонен и в деле исповедничества, так что, по слову современного историка, “сумел навлечь ненависть трех императоров, трижды <…> отправлялся в ссылку и умер <…> так и не вернувшись в столицу” 125. Преподобный Феодор решителен и в своем праведном гневе, о чем свидетельствует изложенное выше сказание о его явлении жителю Сардийского острова.

И этот же авва великого монастыря, этот несокрушимый исповедник Православия был одновременно и гимнографом церковным. Обладая хорошим знанием святоотеческих трудов, преподобный Феодор Студит был весьма плодотворным песнотворцем, составителем песнопений Постной Триоди и одновременно ее редактором, наиболее отчетливо выразившим свой талант гимнографа на страницах этой обширной богослужебной книги. Эта сторона деятельности преподобного Феодора наименее изучена, а между тем именно здесь богословы-литургисты могут найти богатый материал для своих иследований.

Как мы старались показать, преподобный Феодор прежде всего является проповедником таинства покаяния, отцом, зовущим к Богу, оберегающим каждый шаг, каждый день церковного человека на его стези покаяния. И здесь преподобный Феодор — не авва монахов только. Его голос звучит для всех людей, и все человечество, обращенное ко Христу, является его паствой, а любовь его простирается и на умерших.

Преподобный авва Феодор смиренно, с великим опасением, называя свое пение убогим, но одновременно и с великим горением души становится в троичных своих канонов и трипеснцев подлинным богословом Святой Троицы, проводя это делание неизменно, постоянно, так что число этих воспеваний достигает почти 200 тропарей. Здесь он богослов Святой Троицы и богослов церковный, приспособляющий размер тропарей для слушания молящихся, для их вразумления, назидания и просвещения. Делал это Преподобный, по глубокому смирению инока, в конце своих песней, как бы заключая, венчая каждую песнь, а вместе с тем он создал неописуемое богатство исповедания и славословия Триипостасного Божества, откуда до последних дней нашего века истекают живые источники утверждения людей церковных в одном из основных догматов их веры.

То же следует сказать и о богородичных преподобного Феодора. С тою же продуманностью, тщательностью, назидательностью изложен в этих тропарях догмат о Боговоплощении. Некоторым ирмосам дано было стать задостойниками, принятыми Святою Церковью к пению за Божественной Литургией. Вот почему имя преподобного Феодора Студита, почитаемого как авва монахов и исповедник Христов, должно прославляться и как имя преискреннего делателя церковного, богослова и песнописца, утверждающего людей церковных, особенно в дни Великого Поста, в немеркнущих таинствах нашего исповедания Бога, воплотившегося от Девы, Бога, в Троице поклоняемого.

Публикация А. Беглова

Notes:

  1. Предисловие и первую из цикла статей монахини Игнатии по православной гимнографии см. в: Альфа и Омега. 1997. № 2(13). — С. 280–282. Другие статьи этого цикла см. в №№ 3(14) за 1997 г. и № 2(16) за 1998 г.
  2. Булгаков С. Месяцеслов и Триодион Православной Церкви. Вып. 3, 4. Харьков, 1897. — С. 171; Карабинов И. Постная Триодь. Исторический обзор ее плана, состава, редакций и славянских переводов. СПб., 1910. — С. 123.
  3. Димитрий, святитель Ростовский. Четии-Минеи. М., 1880. Ноябрь, 11.
  4. Историческое учение об Отцах Церкви. Филарета, Архиепископа Черниговского и Нежинского. Т. 3. СПб., 1882. — С. 215.
  5. Димитрий, святитель Ростовский. Указ. соч.
  6. Там же.
  7. См. Синодальный перевод Пс 118:93. — А. Б.
  8. Историческое учение… — С. 217–222. С. С. Аверинцев и соавторы объединяют их в следующие группы: а) письма (их свыше 500); б) догматические трактаты; в) руководства для монахов; г) речи и проповеди (История Византии. Т. 2. М., 1967. — С. 89), литургические труды Преподобного выпадают из этой классификации.
  9. См. Добротолюбие в русском переводе, дополненное. Т. 4. М., 1901.
  10. История Византии. — С. 89–90.
  11. Историческое учение… — С. 219.
  12. Исторический обзор песнопевцев и песнопения греческой Церкви. Филарета (Гумилевского), Архиепископа Черниговского. СПб., 1902. — С. 253–254.
  13. Карабинов И. Постная Триодь. — С. 123.
  14. Там же. — С. 131.
  15. Там же. — С. 77.
  16. Исторический обзор… — С. 253.
  17. Карабинов И. Постная Триодь. — С. 101, 132.
  18. Исторический обзор… — С. 250–251.
  19. Там же. — С. 252. Карабинов И. Постная Триодь. — С. 123. И. А. Карабинов считает, что труды преподобного Феодора, напечатанные в Постной Триоди, — только часть задуманного им цикла, который должен был продолжаться и в дни Страстной Седмицы, и далее, вплоть до субботы перед Пятидесятницей (Там же. — С. 125). Этот вопрос должен составить предмет особых исследований; мы же ограничимся изучением трудов преподобного Феодора в печатных изданиях Постной Триоди.
  20. Триодь Постная. М., 1895. Вторник Сырной седмицы. Стихира на утрене.
  21. Там же. Среда Сырной седмицы. Утреня, трипеснец, песнь 8, тропарь 5.
  22. Там же. Понедельник Сырной седмицы, трипеснец, песнь 1, тропарь 2.
  23. Там же. Вторник Сырной седмицы. Трипеснец, песнь 8, тропарь 1.
  24. Там же. Тропарь 2.
  25. Там же. Тропарь 3.
  26. Там же. Неделя сырная. Вечерня. Стихира на Господи воззвах.
  27. Там же. Понедельник 1-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, тропарь 1.
  28. Там же. Песнь 9, Слава Тебе, Боже наш.
  29. Там же. Вторник 1-й седмицы Великого Поста. Утреня, седален.
  30. Здесь и далее подчеркивания в цитатах принадлежат автору. — А. Б.
  31. Триодь Постная. Неделя 1-й седмицы Великого Поста. Вечерня, стихира.
  32. Там же. Понедельник 2-й седмицы Великого Поста. Утреня, седален.
  33. Там же. Вечерня, стихира на Господи воззвах.
  34. Там же. Утреня, трипеснец, песнь 1, тропарь 1.
  35. Там же. Вторник 1-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, тропарь 1.
  36. Там же. Неделя 3-й седмицы Великого Поста. Вечерня, стихира на Господи воззвах.
  37. Там же. Понедельник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, седален.
  38. Там же. Трипеснец, песнь 1, тропарь 1.
  39. Там же. Вторник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, тропарь 1.
  40. Там же. Слава Тебе, Боже наш.
  41. Там же. Понедельник 4-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, Слава Тебе, Боже наш.
  42. Там же. Неделя 4-й седмицы Великого Поста. Вечерня, стихира на Господи воззвах.
  43. Там же. Понедельник 5-й седмицы Великого Поста. Утреня, седален. Трипеснец, песнь 9, тропарь 1.
  44. Там же. Неделя 6-й седмицы Великого Поста. Вечерня, стихира на Господи воззвах.
  45. Там же. Среда седмицы ваий. Вечерня, стихира на Господи воззвах.
  46. Триодь Постная. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 1, тропарь 2.
  47. Там же. Песнь 2, тропарь 2. а®ўH¬¬ЁЄк зд. ‘колодезь’. Полный церковно-сла¬вян¬ский словарь / Составил священник-магистр Григорий Дьяченко (далее — ПЦСС). М., 1900. — С. 549.
  48. Триодь Постная. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 3, тропарь 2.
  49. Там же. Песнь 4, тропарь 2.
  50. Там же. Тропарь 3.
  51. Там же. Песнь 4, тропарь 4. Ї«шЁДя — ‘кирпич, черепица’ (ПЦСС. — С. 432);ЇHабвм зд. ‘пепел’ (ПЦСС. — С. 419).
  52. Триодь Постная. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 7, тропарь 2.
  53. Там же. Песнь 8, тропарь 4. Є«шЁзм Зq«мл© — ‘сильный крик’ (ПЦСС. — С. 252); вҐзHЙҐ зд. ‘скорая хотьба’ (ПЦСС. — С. 717).
  54. Триодь Постная. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 8, тропарь 1; 2.
  55. Там же. Песнь 9, тропарь 3.
  56. Подобные соображения высказывает и И. А. Карабинов; сравнивая творения преподобного Феодора Студита и других песнописцев Постной Триоди, он отмечает “нравоучительный элемент” произведений Преподобного. См. Карабинов И. Постная Триодь. — С. 166.
  57. Ловягин Е. Богослужебные каноны на греческом, славянском и русском языках. СПб., 1875. — С. 157.
  58. Там же. — С. 162.
  59. Там же. — С. 166.
  60. Там же. — С. 185.
  61. Триодь Постная. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 2, троичен.
  62. Там же. Неделя мясопустная. Утреня, канон, песнь 1, троичен.
  63. Там же. Понедельник 1-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 1; среда, песнь 9, троичен.
  64. Там же. Пяток 1-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 5, троичен.
  65. Там же. Вторник 2-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, троичен.
  66. Там же. Вторник 4-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 2, троичен.
  67. Там же. Песнь 9, троичен.
  68. Там же. Понедельник 5-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, троичен.
  69. Там же. Пяток 6-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 5, троичен.
  70. Там же. Неделя 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, канон, песнь 1, троичен.
  71. Авторское словоупотребление монахини Игнатии. Ср. ц.-слав. ў®§шЁЄГвЁ — ‘подняться, встать, разогнуться; оторваться от чего-л.’, сопоставимое с восклонитися: возникни от земли, душе моя (Канон покаянный “Ныне приступих…”, песнь 3); возникни от зла; душе возникни, зовущи (Утреня Великого вторника. Икос). — А. Б.
  72. См. Епископ Вениамин (Милов). Чтения по Литургическому богословию. Брюссель, 1977.
  73. Триодь Постная. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 7, троичен.
  74. Там же. Песнь 9, троичен.
  75. Там же. Неделя мясопустная. Утреня, канон, песнь 4, троичен.
  76. Там же. Песнь 7, троичен.
  77. Там же. Пяток сырный. Утреня, трипеснец, песнь 5, троичен.
  78. Там же. Суббота 2-й седмицы Великого Поста. Утреня, четверопеснец, песнь 8, троичен.
  79. Там же. Понедельник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 1, троичен.
  80. Там же. Пяток 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 5, троичен.
  81. Там же. Среда 5-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, троичен.
  82. Там же. Понедельник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, троичен.
  83. Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 190–191.
  84. Святитель Григорий Богослов, архиепископ Константинопольский. Творения. Т. 1. СПб., 1912. — С. 386–387.
  85. Там же. — С. 414.
  86. Там же. — С. 459.
  87. Триодь Постная. Cуббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 4, троичен.
  88. Там же. Суббота сырная. Утреня, канон, песнь 4, троичен.
  89. Там же. Вторник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 2, троичен.
  90. Там же. Среда 4-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, троичен.
  91. Там же. Среда 5-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, троичен.
  92. Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 171.
  93. Триодь Постная. Неделя мясопустная. Утреня, канон, песнь 9, троичен.
  94. Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 177.
  95. Триодь Постная. Вторник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, троичен.
  96. Карабинов И. Постная Триодь. — С. 132.
  97. Триодь Постная. Неделя мясопустная. Утреня, канон, песнь 9, троичен. См. также 9-е песни трипеснцев понедельника и четвертка 2-й, четвертка 3-й, пятка 5-й и четвертка 6-й седмиц.
  98. Там же. Суббота мясопустная. Утреня, канон, песнь 5, богородичен.
  99. Там же. Суббота сырная. Утреня, канон, песнь 3, богородичен.
  100. Там же. Понедельник 4-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 1, богородичен.
  101. Там же. Неделя мясопустная. Утреня, канон, песнь 1, богородичен.
  102. Там же. Суббота сырная. Утреня, канон, песнь 5, богородичен.
  103. Там же. Неделя мясопустная. Утреня, канон, песнь 6, богородичен.
  104. Там же. Среда 2-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, богородичен.
  105. Там же. Пяток 2-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 5, богородичен.
  106. Там же. Вторник 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, богородичен.
  107. Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 171.
  108. Там же. — С. 185. Иначе: “Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница, плоть Эммануилева, внутрь во чреве Твоем исткася”. зҐаў«HЁжя зд. ‘пурпуровая раковина; морской молюск, из которого получали багряную краску’ (ПЦСС. — С. 815); ЎяЈаП-шЁжязд. ‘одежда пурпурового цвета, порфира’ (ПЦСС. — С. 31). Ср. “Радуйся, Червленице, багряницу Божественную омочившая от кровей Твоих” (Триодь Постная. Суббота акафиста. Утреня, канон, песнь 4, тропарь 3). Образ восходит к толкованию преподобного Иоанна Дамаскина на Песнь Песней (7:6). См. ПЦСС. — С. 815.
  109. Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 157.
  110. Там же. — С. 177.
  111. Триодь Постная. Среда 3-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, богородичен.
  112. Там же. Суббота 4-й седмицы Великого Поста. Утреня, четверопеснец, песнь 7, богородичен.
  113. Там же. Понедельник 6-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 8, богородичен.
  114. Там же. Вторник 4-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, богородичен.
  115. Там же. Среда Сырной седмицы. Утреня, трипеснец, песнь 8, богородичен.

  116. Там же. Вторник 2-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, Слава Тебе, Боже наш.
  117. Заканчивая разбор трудов Преподобного в Постной Триоди, отметим мнение профессора
    И. А. Карабинова, который, обнаружив в рукописи, кроме печатных трипеснцев преподобного Феодора Студита, трипеснцы для Страстной седмицы, каноны (полные) для пасхальной седмицы, стихиры Великого понедельника и другие песнопения, приписывает их также преподобному Феодору (Карабинов И. Постная Триодь. — С. 127–128). По изучении рукописей, И. А. Карабинов допускает также, что трипеснцы, надписанные в Триоди именем Иосифа, принадлежат не брату преподобного Феодора, а преподобному Иосифу Песнописцу (там же. — С. 135). Ср. Монахиня Игнатия (Петровская). Литургическое наследие преподобного Иосифа Песнописца // Альфа и Омега. 1998. № 2 (16). — С. 300; там же — прим. 1, 3.
  118. Триодь Постная. Пяток 5-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 9, ирмос; Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 186.
  119. Триодь Постная. Четверток 6-й седмицы Великого Поста. Утреня, трипеснец, песнь 4, богородичен; Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 166.
  120. Триодь Постная. Пяток сырный. Утреня, трипеснец, песнь 9, ирмос; Ловягин Е. Богослужебные каноны… — С. 122.
  121. Исторический обзор… — С. 258–261.
  122. Карабинов И. Постная Триодь. — С. 133, 206.
  123. Добротолюбие. — С. 15–16.
  124. Историческое учение… — С. 155.
  125. История Византии. — С. 89.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: