Петя – царский сын

|
Кому помогать? Младенцам? Животным? Умирающим взрослым? Есть люди, перед которыми этот выбор не стоит. У них его просто нет. Не записан в сознании. Однажды им сказали, что Церковь – это не только то, что внутри храма. Они всё поняли правильно. Начали с тюрем и детских домов. Татьяна Краснова рассказывает о Петре Соколове, региональном директоре «Каритас-Новосибирск».
Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Я несколько раз садилась за этот текст и всё никак не могла найти нужные слова.

Про Петю довольно много писали мои коллеги по журналистике и благотворительности. Писали здорово, честно и правильно, и очень по делу.

И проблема совсем не в том, что я не хочу дублировать их тексты. Просто, увидев Петю «живьем» (мы довольно давно дружим на фейсбуке), я внезапно получила ответ на несколько очень важных для меня вопросов.

Попробую поделиться.

Первое: Церковь – это весь мир

Петр Соколов – католик с польскими корнями. Мама-католичка (конечно, из ссыльных) воспитала сына в церковной традиции, и ко встрече с Массимо Унгари, миссионером и священником из Италии, Петя был готов. Собственно, именно отец Массимо и произнес слова, которые для него стали в далеком 1997 году настоящим открытием, а для меня теперешней, почти двадцать лет спустя – крайне важным подтверждением дорогой мне мысли.

– Ты думаешь, Церковь – это то, что внутри храма? Церковь – это еще и то, что снаружи.

– И что с этим делать?

Ответ последовал простой и однозначный: «Поехали в тюрьму!»

Вот так, в не очень сытые девяностые годы, нагруженные самыми простыми продуктами и немудрящими подарками, Петя и дон Массимо поехали по казахстанским детским домам и тюрьмам.

– Тогда мы делали то, что теперь я считаю не очень правильным, – говорит Петр. – Теперь я знаю, что привозить в детский дом раз в полгода багажник пряников – не лучший выход. Но тогда было другое время, дети иногда попросту голодали, и явление двух «дед-морозов» с угощением было очень кстати.

Второе: милосердие – для всех

Возникла идея кормить бездомных. «Каритас» выделил Пете видавший виды УАЗик (такие в народе называют «буханкой») и здоровенный «титан» для чая. Резали хлеб, на хлеб намазывали что Бог послал, и кормили у вокзала «лиц безо всякого места жительства». Бывало, что, пока Петя разливал чай и раздавал бутерброды, из кабины «буханки» пропадали все деньги и документы – публика на вокзале, прямо скажем, не лицейская…

Потом стало ясно, что нужна столовая. Город дал в аренду кусок земли за вокзалом, католический приход из города Франкфурта-на-Одере скинулся деньгами, выстроили павильон с кухней и кабинетом врача, чтобы в случае чего можно было осмотреть посетителя и оказать первую помощь.

– Я хотел кормить всех. Для того, чтобы получить еду, нужно было соблюсти два условия: быть голодным и трезвым.

Тех, кто с трудом держался на ногах, Петя уговаривал отоспаться где-нибудь хоть пару часов и прийти снова. Вот это – еще один «ответ», полученный мною лично от Петра Соколова. Точнее – не ответ, а урок: помоги человеку, если можешь. Но если, помогая, ты заставишь его сделать хоть крошечный шаг к собственному спасению, это будет гораздо больше, чем просто помощь.

Позже выстроенный с любовью павильончик отняли, решили, что нечего в центре города делать представителям не-титульной религии… Пережили. Построили новый, и сегодня новосибирский «Каритас» по-прежнему держит столовую для нуждающихся, а кроме нее – приют для женщин, попавших в беду, а теперь еще и ясли для их детишек.

Благотворительная столовая Св. Николая. Фото: sib-catholic.ru

Благотворительная столовая св. Николая. Фото: sib-catholic.ru

Третье: требовательное милосердие

С каждой – КАЖДОЙ! – побитой, выгнанной из дому с младенцем на руках, вышедшей из тюрьмы и цепляющейся за самый краешек жизни, Петя ведет один и тот же разговор:

– Хочешь вернуться в нормальную, людскую жизнь? Садись, составим с тобой план. Что будешь делать первым делом? Документы восстанавливать? Хорошо, записывай. Работу искать? Пиши, как искать будешь, к кому пойдешь, кого спросишь?

После составления плана женщина получает кров и еду на месяц. Через месяц – новая встреча. Что сделано по плану? Что смогла, где не справилась?

Если Петр и педагоги центра видят, что человек старается, борется и с самим собой, и с обстоятельствами – договор продлевают еще на месяц…

Средний срок пребывания в приюте – полгода. В редких случаях – год-полтора.

Не хочешь работать, хочешь пить, употреблять наркотики – уходи.

Да, «Каритас» дает кров и тем, кто «употребляет» – с одним условием: обязательная работа с психологом и наркологом.

– Многие не выдерживают и уходят, – говорит Петр.

– Не выдерживают жизни без наркотиков?

– Не выдерживают занятий с психологом. Многие на этих занятиях впервые видят себя со стороны, заглядывают самим себе в глаза. Для некоторых это страшное испытание.

Истории женщин из приюта «Каритас» невероятны, как сама наша российская жизнь.

И девочка, которая отдала любимому все накопления «на бизнес», проводила его на заработки, а он нашел там другую, и сам не вернулся, и деньги не вернул, бросил ее, беременную, без крыши над головой…

И женщина, которая воровала с детства, да еще с такой фантазией и с таким темпераментом, что один Бог знает, что из нее вышло бы, направь хоть кто-то ее кипучую натуру в здоровое русло…

И смертным боем битые «законные супруги», которые с трудом доползают до приюта, а через месяц снова звонят мужьям-людоедам, спрашивают: «А что ты надел? А что покушал?»…

Им пытаются помочь. Каждой.

За время работы приюта через него прошло больше 350 семей…

Четвертое: ценность человека

– Я не хочу помогать умным и перспективным, – говорит Петя. – Я сам нищий дурачок…

Наверное, есть где-то та точка зрения, с которой так оно и есть. Среди ценностей, накопленных Петей за всю его жизнь, материальных почти нет.

А вот что касается нематериальных…

Когда-то, в самом начале благотворительной работы, сестра Елизавета Якубович отвезла совсем молодого тогда еще Петра в Германию: посмотреть и поучиться тому, как работает «Каритас» с бездомными, заключенными, умирающими.

– Я увидел и узнал там главное – как бережно и с каким уважением можно относиться к каждой человеческой жизни, независимо от того, чья это жизнь.

Сестры ордена святой Елизаветы Венгерской по-прежнему работают вместе с Петей и другими волонтерами.

Фото: sib-catholic.ru

Фото: sib-catholic.ru

Пятое и, наверное, главное: радость

Мы встретились с Петром не в самом веселом месте: в офисе фонда помощи заключенным «Русь сидящая». И я увидела, как ему навстречу начинают улыбаться люди, отработавшие невероятно тяжелый день рядом с настоящим человеческим горем.

– Когда-то давно я пришел к своему епископу жаловаться на то, что меня обидели. Епископ посмотрел строго и спросил: «Кто ты есть? Сын Божий. А Господь наш – Царь. Так ты – сын царский! Кто тебя может обидеть?!»

Вот это ощущение щедрости, радости и тепла, которое Петя раздает всем просто так, по-царски, это и правда самое ценное сокровище и самая великая мудрость.

Достояние спасенного человека.

А в самом конце, в качестве постскриптума, я скажу еще одно: «Каритас» открывает новый приют в Барнауле. Годовой бюджет приюта примерно полтора миллиона рублей.

Пока этих денег нет.

Их очень надо найти.

В конце концов, надежда стоит гораздо дороже…

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Помогать кому-то бесплатно? Никогда!»

Успешный и амбициозный IT-специалист Юля Болотова еще пару лет назад была уверена, что помогать бесплатно –…

Рождественский обед для бездомных (фоторепортаж)

Благодаря усилиям волонтеров, пришедшие люди смогли на короткое время почувствовать себя в безопасности

Александр Жуков: Как я был бомжом

«Ты не нужен нам бедный и унылый. Ты нужен нам богатый и веселый, как раньше»