Петя – царский сын

|
Кому помогать? Младенцам? Животным? Умирающим взрослым? Есть люди, перед которыми этот выбор не стоит. У них его просто нет. Не записан в сознании. Однажды им сказали, что Церковь – это не только то, что внутри храма. Они всё поняли правильно. Начали с тюрем и детских домов. Татьяна Краснова рассказывает о Петре Соколове, региональном директоре «Каритас-Новосибирск».
Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Я несколько раз садилась за этот текст и всё никак не могла найти нужные слова.

Про Петю довольно много писали мои коллеги по журналистике и благотворительности. Писали здорово, честно и правильно, и очень по делу.

И проблема совсем не в том, что я не хочу дублировать их тексты. Просто, увидев Петю «живьем» (мы довольно давно дружим на фейсбуке), я внезапно получила ответ на несколько очень важных для меня вопросов.

Попробую поделиться.

Первое: Церковь – это весь мир

Петр Соколов – католик с польскими корнями. Мама-католичка (конечно, из ссыльных) воспитала сына в церковной традиции, и ко встрече с Массимо Унгари, миссионером и священником из Италии, Петя был готов. Собственно, именно отец Массимо и произнес слова, которые для него стали в далеком 1997 году настоящим открытием, а для меня теперешней, почти двадцать лет спустя – крайне важным подтверждением дорогой мне мысли.

– Ты думаешь, Церковь – это то, что внутри храма? Церковь – это еще и то, что снаружи.

– И что с этим делать?

Ответ последовал простой и однозначный: «Поехали в тюрьму!»

Вот так, в не очень сытые девяностые годы, нагруженные самыми простыми продуктами и немудрящими подарками, Петя и дон Массимо поехали по казахстанским детским домам и тюрьмам.

– Тогда мы делали то, что теперь я считаю не очень правильным, – говорит Петр. – Теперь я знаю, что привозить в детский дом раз в полгода багажник пряников – не лучший выход. Но тогда было другое время, дети иногда попросту голодали, и явление двух «дед-морозов» с угощением было очень кстати.

Второе: милосердие – для всех

Возникла идея кормить бездомных. «Каритас» выделил Пете видавший виды УАЗик (такие в народе называют «буханкой») и здоровенный «титан» для чая. Резали хлеб, на хлеб намазывали что Бог послал, и кормили у вокзала «лиц безо всякого места жительства». Бывало, что, пока Петя разливал чай и раздавал бутерброды, из кабины «буханки» пропадали все деньги и документы – публика на вокзале, прямо скажем, не лицейская…

Потом стало ясно, что нужна столовая. Город дал в аренду кусок земли за вокзалом, католический приход из города Франкфурта-на-Одере скинулся деньгами, выстроили павильон с кухней и кабинетом врача, чтобы в случае чего можно было осмотреть посетителя и оказать первую помощь.

– Я хотел кормить всех. Для того, чтобы получить еду, нужно было соблюсти два условия: быть голодным и трезвым.

Тех, кто с трудом держался на ногах, Петя уговаривал отоспаться где-нибудь хоть пару часов и прийти снова. Вот это – еще один «ответ», полученный мною лично от Петра Соколова. Точнее – не ответ, а урок: помоги человеку, если можешь. Но если, помогая, ты заставишь его сделать хоть крошечный шаг к собственному спасению, это будет гораздо больше, чем просто помощь.

Позже выстроенный с любовью павильончик отняли, решили, что нечего в центре города делать представителям не-титульной религии… Пережили. Построили новый, и сегодня новосибирский «Каритас» по-прежнему держит столовую для нуждающихся, а кроме нее – приют для женщин, попавших в беду, а теперь еще и ясли для их детишек.

Благотворительная столовая Св. Николая. Фото: sib-catholic.ru

Благотворительная столовая св. Николая. Фото: sib-catholic.ru

Третье: требовательное милосердие

С каждой – КАЖДОЙ! – побитой, выгнанной из дому с младенцем на руках, вышедшей из тюрьмы и цепляющейся за самый краешек жизни, Петя ведет один и тот же разговор:

– Хочешь вернуться в нормальную, людскую жизнь? Садись, составим с тобой план. Что будешь делать первым делом? Документы восстанавливать? Хорошо, записывай. Работу искать? Пиши, как искать будешь, к кому пойдешь, кого спросишь?

После составления плана женщина получает кров и еду на месяц. Через месяц – новая встреча. Что сделано по плану? Что смогла, где не справилась?

Если Петр и педагоги центра видят, что человек старается, борется и с самим собой, и с обстоятельствами – договор продлевают еще на месяц…

Средний срок пребывания в приюте – полгода. В редких случаях – год-полтора.

Не хочешь работать, хочешь пить, употреблять наркотики – уходи.

Да, «Каритас» дает кров и тем, кто «употребляет» – с одним условием: обязательная работа с психологом и наркологом.

– Многие не выдерживают и уходят, – говорит Петр.

– Не выдерживают жизни без наркотиков?

– Не выдерживают занятий с психологом. Многие на этих занятиях впервые видят себя со стороны, заглядывают самим себе в глаза. Для некоторых это страшное испытание.

Истории женщин из приюта «Каритас» невероятны, как сама наша российская жизнь.

И девочка, которая отдала любимому все накопления «на бизнес», проводила его на заработки, а он нашел там другую, и сам не вернулся, и деньги не вернул, бросил ее, беременную, без крыши над головой…

И женщина, которая воровала с детства, да еще с такой фантазией и с таким темпераментом, что один Бог знает, что из нее вышло бы, направь хоть кто-то ее кипучую натуру в здоровое русло…

И смертным боем битые «законные супруги», которые с трудом доползают до приюта, а через месяц снова звонят мужьям-людоедам, спрашивают: «А что ты надел? А что покушал?»…

Им пытаются помочь. Каждой.

За время работы приюта через него прошло больше 350 семей…

Четвертое: ценность человека

– Я не хочу помогать умным и перспективным, – говорит Петя. – Я сам нищий дурачок…

Наверное, есть где-то та точка зрения, с которой так оно и есть. Среди ценностей, накопленных Петей за всю его жизнь, материальных почти нет.

А вот что касается нематериальных…

Когда-то, в самом начале благотворительной работы, сестра Елизавета Якубович отвезла совсем молодого тогда еще Петра в Германию: посмотреть и поучиться тому, как работает «Каритас» с бездомными, заключенными, умирающими.

– Я увидел и узнал там главное – как бережно и с каким уважением можно относиться к каждой человеческой жизни, независимо от того, чья это жизнь.

Сестры ордена святой Елизаветы Венгерской по-прежнему работают вместе с Петей и другими волонтерами.

Фото: sib-catholic.ru

Фото: sib-catholic.ru

Пятое и, наверное, главное: радость

Мы встретились с Петром не в самом веселом месте: в офисе фонда помощи заключенным «Русь сидящая». И я увидела, как ему навстречу начинают улыбаться люди, отработавшие невероятно тяжелый день рядом с настоящим человеческим горем.

– Когда-то давно я пришел к своему епископу жаловаться на то, что меня обидели. Епископ посмотрел строго и спросил: «Кто ты есть? Сын Божий. А Господь наш – Царь. Так ты – сын царский! Кто тебя может обидеть?!»

Вот это ощущение щедрости, радости и тепла, которое Петя раздает всем просто так, по-царски, это и правда самое ценное сокровище и самая великая мудрость.

Достояние спасенного человека.

А в самом конце, в качестве постскриптума, я скажу еще одно: «Каритас» открывает новый приют в Барнауле. Годовой бюджет приюта примерно полтора миллиона рублей.

Пока этих денег нет.

Их очень надо найти.

В конце концов, надежда стоит гораздо дороже…

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Помогать кому-то бесплатно? Никогда!»

Успешный и амбициозный IT-специалист Юля Болотова еще пару лет назад была уверена, что помогать бесплатно –…

Рождественский обед для бездомных (фоторепортаж)

Благодаря усилиям волонтеров, пришедшие люди смогли на короткое время почувствовать себя в безопасности

Александр Жуков: Как я был бомжом

«Ты не нужен нам бедный и унылый. Ты нужен нам богатый и веселый, как раньше»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!