Пионер иерей-рока

Источник: Новая Газета
|

Можете не верить, но Николай Кокурин ака отец Николай, клирик церкви в селе Сосновское, сочинил около пяти тысяч песен. И даже придумал новый стиль: иерей-рок. Кстати, сейчас он взял псевдоним Никей Ико — что является вольной аббревиатурой «Николай Кокурин и компания».

Лет 17 назад Николай решил проверить — горят ли рукописи, и действительно уничтожил все кассеты с ранними записями. Но и количество тех альбомов, что сохранились, приближается к двум сотням. Правда, Николай, что называется, «не парится» по саунду — записывает песни в домашних условиях. Год назад он вместе с группой «Натанцы» стал записывать сборник лучших вещей — но он пока так и не увидел свет. Плодовитость Николая — почти что чудо. Он мне в течение недели выслал, кажется, десяток свежих вещей.

— Николай, у тебя прямо болдинская осень. Песни так и льются. Казалось бы — священник, душа у тебя должна быть спокойна. Но нет — беспокойство, суетность в песнях? Спрашиваешь себя, кто ты есть? Почему?

— Разве все, что мною спето, обо мне? Может, там и есть про меня, но в целом это драматургия окружающей нас среды. Хотя покоя, разумеется, мне тоже не хватает. Мы все совершаем слишком много лишних движений и произносим много лишних слов. Кому-то молитва и земные поклоны помогают прийти в равновесие, размеренность и безмолвие ума, кому-то курс хатха-йоги, а мне — и то, и другое. А песни — некое осознание проблемы, анализ неспокойствия.

И нас тоже не станет,

С телом дух разведётся,

Но останется память

В чьём-то сердце возможно;

И так, помня друг друга,

Исчезая с планеты,

Мы храним наши души,

Мы спасём наши души

И однажды воскреснем…

— Что тебя сегодня больше всего раздражает, что бесит?

— Ничего. Всё во славу Божию. Мы здесь, чтобы участвовать в большом приключении, иногда ужасном, иногда забавном. Но это не значит, что эмоциональные реакции при этом у меня должны отсутствовать. Реакцию раздражения у меня вызывает прежде всего непонимание людей — чего ради они здесь и как к этому надо относиться. Удручает то, что самому не всегда легко и просто принять это приключение со всеми его стихийными и бытовыми неурядицами и тащить за собой семью в эти суровые и нищенские времена. Опять же скорбь — за год двух гитаристов своих потерял — Сашку Пряника из «Натанцев» и Эдика Егорычева (священник Алексей) — первого электричка сбила, другого в общаге зарезали. С Пряником мы недавно писали мой альбом «Богунада», а с Эдиком в старые годы множество вещей записывали на моей студии «Храмандеграунд».

— Ты говоришь про нищенские условия, а ведь сегодня гуляет мнение, что священники жируют…

— Мнений много, правда одна. Священник священнику рознь, как и музыкант музыканту. Одни музыканты востребованы, другие не очень, хотя это не значит, что тот, кто мало востребован — хуже. Так и места служений разные — одно дело в городе, где иной раз не знаешь, на кого бы требу (частное отпевание, соборование и прочее) скинуть из-за их преизбытка, другое дело на селе, где все наоборот. Где есть работа — там есть харч. Я себя на селе чувствую лишним, здесь достаточно бы было одного настоятеля, для которого и дом приходской и другое. А рядовым как я остаются поскребыши.

— Как раз у тебя в песне — «хорошо живется лишь тем, кто либо бесчинствует как хищный зверь, либо не озабочен ничем»…

— Исполняющим заповедь Христа «Не заботьтесь!», как практикующим нестяжательность, непритязательность, неприхотливость, непретенциозность, живется легко. Они внутри себя пришли в смиренное равновесие. Их хоть грабь, хоть мучай, хоть убивай — как с гуся вода, они уже свободны от пут этого мира, им нечего терять. Крутому авторитетному вору, конечно, по сравнению со святым живется похуже, но на своей территории он себя чувствует царем, как хищный зверь, у него все схвачено, все под ним ходят. Хотя, разумеется, его терзают смутные сомнения, что придёт молодая шпана и сотрет его с лица земли.

— Не знаю, в курсе ли ты, что в этом году самую крупную литературную награду в РФ получила книга Евгения Водолазкина «Лавр». Там как раз о святом XV века. А ты встречался ли с людьми, о которых можно было сказать — святой?

— Если говорить по абсолюту, то, разумеется, святому тоже несладко, по крайней мере до тех пор, пока он борется с грехом в себе — а на это обычно уходит вся жизнь. В одних проблески святости больше, в других — почти не видать. Вот тех, у кого побольше, мы и считаем святыми, блаженными, теми, кто не лицеприятствует, но подобны Богу, повелевающему солнцу светить, не разбирая добрых и злых, и истребляющему тех и других, ведь в нас в разных пропорциях намешано и страстей, и добродетелей. Святых я, конечно, встречаю. Это люди разных профессий: торговцы, юристы, артисты, водители автобусов, преподаватели и священники. Главное отличие их — они видят себя изнутри, всю свою грязь, замечают у себя в помыслах и делах действие дурных влечений и борются с ними постом, молитвой и служением людям.

— Ты стал давать много концертов. Приглашают в другие города?

— Это не вполне концерты. Скорее дружеские встречи. И таких концертов не более двенадцати в год. Но и этого, видимо, больше не будет — дороговато стало ездить. Вывожу детей в каникулы на экскурсию или на море, и в процессе встречаюсь с людьми и пою для них. Если бы можно было забабахать полновесные концерты без ущерба семейному бюджету — это бы было хорошо. Да только пока не сложилась коммерческая сторона вопроса.

— Но все же без концертов ты не можешь, так?

— Могу и без. Так же как могу не на машине ездить, а на автобусе, или пешком ходить. Но все-таки езжу на машине. Интересно не просто петь, а сообщать новое тем, кто этого, может, пока не знает. И часто приходится объяснять некоторые строчки тем, кто не так понимает.

— Я в последнее время часто думаю о том, что БГ несколько десятилетий поет свои светлые песни — но так и не сумел сделать мир светлее. Не смог изменить мир. Как думаешь, почему?

— «Дерзайте, ибо Я победил мир». Объективно ли Иисус говорит, что победил мир, значит ли это, что он его изменил? Мир — это поле действий, мир предоставляет нам разного рода задачи, поводы, искушения, чтобы совершенствовать свое мастерство в решении, преодолении их, победе над ними. В мире достаточно и тьмы и света. Светлее становится человек, ведущий правильный образ жизни. Кого-то к нему, может быть, подтолкнул и БГ. А других подтолкнули Егор Летов, Тарковский, Пушкин, жития святых, да кто угодно. Если мы видим в окружающих только уродство, грязь, тьму, не ужасаясь ими в себе самих, то мы проиграли миру. Но если можем посреди этой свалки находить красоту и любовь, служение и самоотдачу и любоваться ими самозабвенно, то победа Христа над смертью — это наша победа. Просто надо чаще собираться на хорошие концерты (кстати, на мои в том числе), службы в храме и вообще на правильные мероприятия и творить сообща что-то красивое. Тогда меньше времени и пространства останется на всякую дурь, вот и все.

Вадим Демидов

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Евгений Маргулис: Семья – это жизнь

Понял одно: главное – не перечить жене, она сама выговорится

Цой не даёт нам дремать

Почему же не помолиться за него? Очень даже можно и нужно. Ведь как еще проявить благодарность…

Петр Мамонов: Что будем делать в четверг, если умрем в среду? (+видео)

На съемках «Острова» я ложился в гробик и выскакивал три раза

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!