Плата Врачу

Нельзя спешить, когда читаешь Евангелие. Например, при чтении Евангелия о расслабленном, первая мысль приходит о том, что после Пасхи мы расслабились: едим и пьем все подряд, стали меньше молиться, но уже пора трезвиться и приниматься за обычный христианский труд. Хватит праздновать и благодушествовать. Таким образом, мы все есть расслабленные.

Однако, сюжет о расслабленном намного драматичней. Более того, он не о нашей гастрономической расслабленности, а о черной неблагодарности и трусливом предательстве.

Начинается история исцеления расслабленного очень обнадеживающе. Вот, лежит несчастный человек у Овчей купели тридцать восемь лет. Жуть – тридцать восемь лет зимой и летом лежать на пыльном каменном полу купели. Годами ожидает возмущения воды. Это возмущение представляло собой единовременный выброс воды из расселины в горе. Вода, проходя гору, принимала красный цвет, что еще больше увеличивало впечатление необычного извержения. При этом, сама купель имела вид длинного бассейна, крытого галереей. Вал воды устремлялся шумным потоком в этот длинный резервуар, и страждущие входили в воду

Тридцать восемь лет – это целая жизнь. Без медицинской страховки, без пенсии по инвалидности, без прописки,  без районной поликлиники и без одежды для бедных. Многие, имея в тысячу раз больше, умудряются озлобиться на жизнь, людей и на Бога. А этот расслабленный – нет. Видит, подошел Некто и полюбопытствовал о нем. Вполне можно было со злобой нахамить, упрекнуть. Что не видишь, что происходит? Однако, больной как-то очень смиренно, без осуждения, кротко ответил:

– Не имею человека, который помог бы мне войти по возмущению воды в купель.

Кротость всегда подкупает. Смирение отгоняет бесов, почти при любом недоумении или споре. И Христос, видя такое устроение больного, решил дать человеку то здоровье, которого он почему-то лишился в ранней юности. И прибавил позже, уже в храме:

– Иди и не греши больше, – имея ввиду нечто, понятное только им обоим

И это присловье не было напрасным. Здесь, в храме развернулась драматичная история предательства Христа исцеленным больным. Больной пришел в храм и, ходя и нося постель, нарушил покой шаббата. А как не ходить и продолжать сидеть на опостылевшем месте? И как бросить то единственное, что у него было – постель? Естественно, его осудили. А он, нигде не трудоустроенный, быстро сообразил, что к чему.  Бывший больной выдал  того, кто его исцелил. Продал чудо.

«…Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи…» (Евангелие)

Иисуса ловили, однако Он, рискуя быть схваченным, подошел к исцеленному за мгновение до предательства. Иисус мог бы не выдавать себя. Уйти, и тогда бы этот человек не указал бы на Христа, и все бы замялось. Но нет. Господь дал шанс человеку найти с Ним мир, а человек выбрал будущее не на небе, а на земле. Бог протянул руку, а старик завел свою десницу за спину. История очень похожа на поцелуй Иуды.

Синаксарь:

Однако Господь скорее всего указал, что болезнь расслабления приключилась с ним от грехов. Впрочем, не всякая немощь бывает от грехов, но и от естественного недуга, и от многоядения, и от небрежения, и от иных причин. Расслабленный, достоверно узнав, что сделавший его здравым был Иисус, доводит сие до сведения иудеев. А те, распаляясь мщением, ищут убить Христа за то, что Он будто бы субботу нарушил. Христос много с ними беседовал, доказывая, что и в субботу благотворить – дело правое, и что Он, как Равный Отцу, есть Тот, Кто повелел блюсти день субботний, и как Отец делает доселе, так и Он делает (ср.: Ин.5,17).

Всякому ясно, что чудо творит один  Бог. Кажется, нетрудно сообразить, что чудо было от Бога, а не от человека.  Эта мысль должна была освежить завет души больного с Богом и вызвать восторг. А за восторгом проповедь Господа. Но неблагодарный больной не смог или не захотел принести жертву благодарения. Он поставил чудо – дело Бога, ниже предписаний шаббата и ниже проблем трудоустройства. И не потому, что это он как-то особо чтил закон, а потому что был трус и расчетливый человек. Очевидно, страх и опыт болезни научили его мудрости заботиться о себе самому. Как говорится, сам себе лучший друг и товарищ.

Странно, что и до фарисеев не дошло значение события. Казалось бы, ревнители и любители Закона хоть что-то да понимают в духовном устроении мира. Ведь совсем нечасто просто так встают паралитики. Очень странные люди.  Им по черствости немилосердного сердца показалось важным найти чудотворящего Врача и расправиться с Ним. Искали, и Иар (а так звали старика) помог им, и тут же выдал охотникам . Мог бы промолчать. Мог бы притвориться, что не узнал, в знак благодарности к необыкновенному человеку, давшему ему новую жизнь. Нет, продал. Потому что Бог всегда был для него ничем, пустым местом. Как он сам сказал: «Не имею человека, который бы помог бы мне войти по возмущению воды в купель». В этой фразе нет Бога.

Благодаря Преданию, мы можем проследить судьбу расслабленного.

Из Синаксари:

Некоторые, неправо разумея, говорят, будто Христос сказал это потому, что человек сей впоследствии, когда Он предстоял первосвященнику Каиафе, ударил Его по щеке, за что и получит в удел пытку вечным огнем, горшую расслабления, и не только тридцать восемь лет, но всегда будет страдать.

То есть старик за всю свою жизнь ничему не научился, не приобрел никакой профессии, а вошел уже в пожилой возраст, и у него очень быстро сложился план трудоустройства. Пойти в прислугу работникам храма. Заявкой стало предательство. Очевидно, что новых хозяев впечатлила его подлость, и он был принят на работу.

Третья встреча Иисуса и Иара произошла уже во дворе Каиафы. Никто бывшего расслабленного не заставлял выйти вперед и ударить Христа – своего благодетеля. Но нет. Пожилому лакею надо было выслуживаться перед молодыми сослуживцами, и он выходит и бьет своего Врача по щеке в порыве подлой ревности. Мог бы хотя из благодарности уйти в дальний конец двора. Мог бы, зная на себе, что такое скорбь, посочувствовать несчастному человеку. Плевать ему на благодарность и сочувствие  Он еще раз решил заработать на подлости, выйдя на сцену в главной роли перед изумленными первосвященниками. Оформил заявку на успешную переаттестацию своего рабочего места.

Если недели о апостоле Фоме и женах-мироносицах были о формах стремления человека к Богу, то неделя о расслабленном – о стремлении Бога к человеку, и том, что человек может отвергать Бога.  Она также о том, что дары Бога часто падают из Его протянутой руки мимо нашей ладони, в пыль. И  о том, что Его дары мы часто просто выбрасываем прочь, как ненужную и даже  «опасную» вещь.

Когда такое было?

Для того чтобы понять свои отношения с Богом, эти отношения должны существовать. Как же скажут: «Мы в Бога верим». По этому поводу однажды уже усмехнулся Гоголь в своем «Ревизоре»:

Аммос Федорович: Ну нет, Антон Антонович. А вот, например, если у кого-нибудь шуба стоит пятьсот рублей, да супруге шаль…

Городничий: Ну, а что из того, что вы берете взятки борзыми щенками? Зато вы в Бога не веруете; вы в церковь никогда не ходите; а я, по крайней мере, в вере тверд и каждое воскресенье бываю в церкви. А вы… О, я знаю вас: вы если начнете говорить о сотворении мира, просто волосы дыбом поднимаются.

Отношения с Христом налаживаются не у всех. С законом наладить отношения просто: украл-не украл. Прелюбодействовал – не прелюбодействовал. В этом, в основном, и каются на исповеди. Но это все Закон Старого Завета. Новый Закон начинается с любви. Искал Божией любви или нет? Искал добрых дел или ждал, пока сами придут? Искал своего или Божьего? Любишь ли ты Бога?

В нашей маленькой церкви под Спас-Клепиками в рязанских лесах очень тесно. И вот, однажды, одна девушка на исповеди расплакалась и, не контролируя себя, чуть громче сказала, так что все услышали:

– Я предала Бога и Его любовь.

Что было дальше,  уже не было слышно. Но всех потрясло такое личное свидетельство о близких отношениях с любящим Богом. Оказывается, с Ним можно дружить и Его можно предать. Оказывается, что вера – это прямое видение Бога и это такое устроение души, когда человек видит горний мир на расстоянии вытянутой руки. А христианство – это понимание того, что Бог не только наш Отец, но и сама Любовь. Эту любовь можно принять, а можно обменять на деньги, работу и выгоду. Любовь Бога можно принять, а можно Ее предать. И можно Бога нашим поступком и предательством ударить по щеке, как некогда исцеленный старик Иар. Можно, не веря Богу, сходить к знахарке, изменив Его любви. Можно оставить Церковь беззащитной тогда, когда ее и Христа хулят. Можно просто забыть все Его дары, как нечто пустое и ненужное – крещение, миропомазание и причастие. Можно пустить свое здоровье и талант – дары Бога – на притеснение людей и хищную наживу. Все не перечтешь. Для всех случаев не хватит никакого «Нравственного богословия для мирян». Для этого есть специальный «компас правды»,  встроенный в наше сердце – СоВесть. Она отлично и чутко оценивает добро и зло сделанное нами. Если, конечно, совесть еще жива в нашей душе.

После Пасхи кажется, что все недоразумения с Богом изгладились. Нас как бы уже не только пригласили, но взяли на вечный пир насовсем. Церковь сегодня нам напоминает о той радости, которую мы приняли в Пасху. Она обращает внимание не только на то, что все были званы и избранны, но и на то, что мы должны быть и сами достойны этого избрания. Она также обращает наше внимание на то, что избрание должно подтвердиться нашей волей и делом.  Мы должны вспомнить не только о среде, пятнице и чтении правила, но, главным образом,  не забыть того, что мы, имея в руках пасхальное прощение и восстановление добрых отношений с Богом, не должны уронить эти дары. Важно не пробросаться этим примирением. Или даже больше: не разменять мир с Богом и это праздничное горение на зарплату, как исцеленный расслабленный извлек карьерную выгоду из  своего выздоровления. Церковь просит нас задуматься о том, что дары и чудеса Божии предназначены единственно для того, чтобы восстановить между Богом и человеком райские отношения. Эти дары нам даются в изобилии, а самый главный дар – дар взаимной любви между нами и Богом. Это уникальный дар христиан –  понимание любви, как основы мироустройства

Подлость Иара будничная, простая и понятная. Так часто бывает. Говорит компаньон компаньону, разоряя его и прибирая все к хищным рукам:

– Прости, брат, но мне, в самом деле, нужно больше чем тебе. Ты еще заработаешь потом, а мне нужно сейчас. Понимаешь, бизнес. Ничего личного

Так делят родственники квартиры, так блудят, так воруют, так обижают. Так не видят Бога. Вместо Бога – сам. Так скучно без любви живут миллионы людей. Им Закон нравится больше любви. Впрочем, и Закон им тоже не нравится. Им нравится «свобода» – как безграничное расширение своего Я.

Кажется, это невероятно глупо – не понимать, что есть Бог, и Он вездесущ и всемогущ. Однако, непостижимым образом, этой несомненной данностью пренебрегают. В этом  есть парадокс нашей жизни: то, что наиболее очевидно в горнем мире, совершенно неубедительно в дольнем. И, наоборот: на небе кажутся пустыми наши земные ценности. И это связано не с молчанием Бога, а со словесным зерном, зароненным змеем в нашу душу: Будете как Боги, если возьмете плод помимо Бога. Вот и берем не то и не там. И в этом опасная расслабленность нашей души, совершенно немощной без Господа – в  дурной воле самовлюбленного болвана. От нее болезнь  и смерть  души. В этом и состоит суть первородного греха: считать себя центром Вселенной, в которой Богу отводится только лишь служебное место. Родовая инфицированность души. Бог для таких людей только врач, меценат, трефовый король, мститель и жилетка для слез. Или что еще чаще, даже не личность, а некая сила без лица  или даже Что-То-Такое-Есть.

Дети должны учиться не только математике и литературе. Эти науки дают хорошую работу и только. Дети и все, кто душой как дети, должны учиться любви. Любовь важнее алгебры. Плоды математики – холодильники, айпад и уравнения Божественных сфер. А плоды любви – счастье. Умение любить – это и есть преодоление первородного греха. Иар не смог выполнить это упражнение. А мы?

Не надо спешить, когда читаем Евангелие.

Возсияй в сердцах наших, человеколюбче Владыко, Твоего Богоразумия нетленный свет, и мысленныя наши отверзи очи, во Евангельских Твоих проповеданий разумение. Вложи в нас и страх блаженных Твоих заповедей, да плотския похоти вся поправше, духовное жительство пройдем, вся, яже ко благоугождению Твоему, и мудрствующе и деюще (из молитвы на Литургии).

 

 

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале
Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Отец побежал ему навстречу и не стыдился

Сыну страшно от такой милости, но отец превзошел Закон

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: