По следам Бременских музыкантов

|
Иван Семенов

…На главной площади города Бремена стоит большущий средневековый собор. Вокруг него – во всех видах музыканты. Осел, пес, кот и петух изваяны в бронзе, камне, бетоне, пластмассе… чуть только не спаяны из консервных банок – со всей экспериментальной прямотой современного искусства. Собор, впрочем, не выказывает никакого неудовольствия соседством своих знаменитых соотечественников. Немцы тоже не прочь: герои доброй сказки соборной площади не помеха…

Нашим «музыкантам» из притвора университетского храма св.Татианы пока не так просто. Было ожидаемо, что многие православные публицисты и проповедники станут шинковать выставку «Диалог – двоесловие» в квашеную капусту. Меня печально удивило другое: вся критика пошла «по партийной линии». Большинство оппонентов не разбирает достоинств и недостатков конкретных произведений, а реагирует, как писали Стругацкие, по принципу «ночь, и горит городская свалка». Раскаленной метлой дурную траву с поля вон.

Эта стадность очень опечаливает. Нет, я не знаток и не любитель современного искусства. Но скульптурные композиции «Поцелуй Иуды» и «Положение во гроб» из Барселонской «Саграда Фамилии» я склонен считать великими образцами иконописи. Притом что это, конечно же, произведения современного искусства. И тут со мной можно спорить. Но только спорить О ДОСТОИНСТВАХ КОНКРЕТНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ, а не о том, можно или нельзя вообще схематизировать черты Спасителя. Ведь сильнее всего схематизирует образ каноническая икона, которая в пору складывания канона была именно что современным искусством.

«Поцелуй Иуды» из «Саграда Фамилии»

«Поцелуй Иуды» из «Саграда Фамилии»

Характерно, что подавляющее большинство возмущающихся на выставке НЕ БЫЛИ и даже не попытались разобраться: «а что же там такое показывают-то?» На вопрос «чем это конкретное произведение оскорбляет вашу веру?»  люди либо не могут ответить, либо повторяют какой-нибудь темный слух, интерпретирующий виденное в сети фото с мобильного телефона, либо с готовностью отвечают: «Всем!»

Стадная реакция была у советских писателей, когда они требовали покарать Пастернака за «Доктора Живаго»: «я не читал, но это точно гадость!» Стадом, не разобравшись, жители Иерусалима кричали в воскресенье «Осанна!», а в пятницу «Распни!» По партийной линии. Потому что так надо. А  как еще? Ты чего, совсем что ли? Не понимаешь, как оно по-нашему? Кричи давай, а то потом кабы чего не вышло!..

Если же говорить об итогах выставки не в соответствии с линией партии, а по существу, то мне, как непросвещенному зрителю, большинство работ не понравились – допускаю, что многого я не понял.

Тем приятнее сказать об исключениях.

Фото Михаила Моисеева

Фото Михаила Моисеева

Это, во-первых, картины Дмитрия Врубеля. Уверен, что Евангельские слова для того и существуют, чтобы мы могли приложить их к себе и своим современникам. А эфемерные «сотники» и изящные «блудницы» пусть остаются в гризайлях 19го века, когда, собственно, и сложились в нашем народе условия для того кризиса веры, который мы доселе пытаемся в себе переломить.

И, конечно, это трогательный триптих Никиты Алексеева «Черная троица». Он изображает троих «людей как деревья», которых увидел слепорожденный, исцеленный Христом. Только вот понять все это, глядя на картину, очень трудно: организаторы выставки, от своей не менее трогательной канонической целомудренности, не поместили под триптихом соответствующую Евангельскую цитату, в которой автор в силу своих художественных задач хотел чуть-чуть изменить одно слово… В результате каких только святотатственных интерпретаций не породил православный Интернет!

триптих Никиты Алексеева «Черная троица»

Вообще же, дилетантское мое мнение таково, что искусству совсем не обязательно приходить в церковный притвор и затрагивать сакральные темы, чтобы быть христианским и духовным. Духовнейшей книгой я считаю «Над пропастью во ржи», духовнейшим фильмом – «Огни большого города»…

Проблема в том, что в Москве в июне 2010 года нелегко найти площадку, где серьезная работа не соседствовала бы с китчем, кощунством или игрой на низменных инстинктах человека. Авторам «Двоесловия» вот пришлось попроситься в притвор храма. Причем некоторые из этих авторов пока не являются завсегдатаями храмовых зданий. Готово ли у тех церковных людей, которые требуют изгнать выставку из храма и не допускать подобного впредь, достаточное возражение словам Христа «Идущего ко Мне не прогоню»?

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!