Почему люди выходят на митинги?

В России в минувшие выходные прошли многотысячные митинги. Как относиться к тому, что люди стали выходить на улицу за свои убеждения? Что это говорит о нынешнем историческом моменте?

Страну хотят втравить в революцию

Протоиерей Димитрий Смирнов

Люди стали выходить на улицы? Это показывает то, что у них есть для этого время, силы и здоровье.

Я не понимаю, когда слышу, что  у людей проснулось гражданское самосознание. Что, это как шел человек по улице, зашел в универмаг, уронил кошелек, нагнулся, чтобы поднять и вдруг – оп, самосознание проснулось?! Оно либо есть, либо – нет.

А митинги…. Что про это вообще говорить, достаточно посмотреть, как развивались подобные ситуации в других странах, где прошли цветные революции, как становится ясно: теперь мы «не хуже других».

Обычно все завязывается перед выборами. Удобное время для начала расшатывающих действий. После – выборы, потом признание их нелегитимными,  и так далее… Ничего нового здесь нет.

Радует, что все-таки много людей, не желающих принимать заготовленный сценарий «цветных» революций, выступающих против него.

А относительного нынешнего исторического момента, сейчас он один: кто-то по всему миру устраивает эти революции. Какие-то обходятся без крови, другие – весьма кровавые. Причем, как и положено, революции строятся на обмане: огонь открывают те, кто их начинает, а говорят, что стреляют правительственные войска. У нас это тоже было при Ельцине в 1993 году. Сначала было непонятно, кто стрелял с крыш домов по гражданам. Ситуация прояснилась после того, когда убили солдата внутренних войск и одного милиционера.

Страну хотят втравить в революцию – это точно. Но кто за всем этим стоит – я не знаю. Главное – все делается так примитивно, глупо и пошло, что диву даешься. Мы же все-таки Россия, а не Северная Африка. Когда-то у народов Северной Африки была великая культура, от которой сейчас практически ничего не осталось. У  нас, в России, культура, история –  была и есть, мы еще не забыли. Хотя, конечно, сильно одичали за время  советской власти, но не настолько, чтобы подобные вещи проходили…

Почему я рада за Поклонку

Наталья Лосева, заместитель главного редактора Российского информационного агентства РИА Новости (источник комментария – блог автора)

Наталья Лосева

Наталья Лосева

Я очень-очень рада, что на Поклонке был митинг. И что там по арифметикам народу было больше, чем на Якиманке -Болотной. Кстати, коллеги мои, там побывавшие подтверждают, что больше. И из аппаратной с верхней картинки было видно, что, да, больше. И я рада.

На Якиманке было весело, смешно и похоже на новосибирскую монстрацию. Почти также бессмысленно. Главного лидера не выявили (хотя Рыжков был хорош, собран и почти альфасамец, но он добровольно взял на себя роль модератора, что зря. Если бы стоящие на площади догадывались насколько Рыжков интеллектуал и стратег, то ни секунды думая выпрыгнули бы из валенок его переодеть, взбодрить и марш единым кандидатом в президенты, но это я отвлекаюсь). Трезвый план созидательных действий не огласили. Поэтому см п 1.

На Якиманке было много ясных и умных глаз. И фриков. И гениев. И старик на двух костылях. Его спрашивал молоденький корр: а почему вы здесь. А он так тягуче, мудро с паузой отвечал: “Ну потому что у меня есть еще желания…”.

И Ира Ясина, и Панфилова, и еще несколько десятков моих личных друзей, с которыми не нашлись, но было важно знать, что я вот здесь работаю, а они – осознанно вышли дышать этим воздухом.

Говорят, на Поклонке были чуть другие люди. И уставшие серые, и веселые пьяненькие, и пели русские народные. И матерились, что пропал выходной. И обнимались искренне, потому что все равно здорово выйти из дома в субботу. Среди них тоже было несколько моих личных друзей.

Так вот, я рада. Потому что сегодня произошла окончательная легитимизация народного собрания. Потому что и те, кого привезли на автобусах, и те , кому говорили : девочки, милые, не пойдете – меня уволят; и те , кому сказали, пойдем потусишь пару часов, повеселимся, 500 рублей заработаешь, и те, кто шел защищать стабильность, и те , кто верит в оранжевого змея. И еще те и эти. Сегодня попробовали силу и энергию проговаривания проблем. Беспокоит – говори. Обидно – давай обсудим. Боишься? Выйди и скажи.

Люди вышли. По разным причинам и поводам. Их было много. Гражданские рефлексы просыпаются в движении. Проснутся и разберутся куда реагировать.

В общем, я рада.

Третий Рим без потребляющих пиво

Валентин Лебедев, председатель Союза православных граждан

Люди не просто вышли на улицы, а приехали из других городов: из Воронежа, Иваново, Костромы, Рязани… Да, это связано и с грядущими выборами, и с недовольством проведения прошлых. Но далеко не только этим объясняются действие людей, пришедших на митинги. Главную роль здесь играет их гражданская активность. И это не может не радовать. Ведь с безгласными обывателями, потребляющими пиво и не чем не интересующимися те, кто управляют страной могут делать, что хотят. Речь не только о нашем времени и нашей стране…

Но, при всем при этом надо насторожиться и прислушаться к тому, что говорят опытные пастыри, старцы, в частности – отец Илий. Эта активность ни в коем случае не должна переходить в революцию, какого бы цвета – оранжевого, белого или другого – она не была. Иначе все может кончиться полным погромом и дестабилизацией всей российской жизни. Революция – отсутствие порядка, канона. А православное мышление – канонично и правильно. В нем нет места революции.

Православные люди, и в том числе «Союз православных граждан», приняли участие в этих митингах. Большинство из них склонилось к тому, чтобы идти на Поклонную гору или молитвенно поддержать пришедших туда. Они ратовали за государственную стабильность, за сохранение нашей государственности. Российское государство – это не просто форма существования нации, это задача, данная Богом. И наш идеал. Я имею в виду не недавнее прошлое, а нашу историю в целом, строительство того государства, которое мы называем IIIРимом. И это отнюдь не метафора. В пятнадцатом веке русские люди получили от Вселенской Церкви задание: встать на место гибнущей Византии. И наши предки выполнили его. Они построили величайшее в мире государство, над которым и сейчас, учитывая, что оно существует в разделенном виде, не заходит солнце.

Православный человек – всегда патриот, готовый положить «живот за други своя». И для него является важным делом сохранение государственности, стабильности и мира в Отечестве. Потому и пришло много православных на Поклонную, и сказали «да» крепкому российскому государству.

Неслучайно именно сегодня люди стали такими активными. Они понимают, что от их волеизъявления зависит судьба Отечества, а значит и судьба их ближних, их детей, и внуков. Ведь данный исторический момент очень лукав: некоторым кажется, что новый порядок, новая глобальная система принесет нечто положительное. Но ведь эта система противоречит той, к которой мы привыкли, которая не только описана в книгах, но и закреплена в нашем сознании. Речь идет о государственно-национальной автономии. Хотя, на самом деле, большинству и жителей Европы новая система, потеря автономии, государственной самостоятельности кажется неприемлемой. Тем более нам, живущим в великой стране. Наоборот, мы хотим вернуться к тому, что называем истоками, к нашей традиционной жизни. И строить ее на крепком камне базовых духовно-нравстенных ценностей.

Перед нами выбор: или мы останемся свободными и независимыми или через 30 -40 лет на территории России вполне может появиться иное государство, и не одно.

В обществе накопилось что-то критическое

Священник Димитрий Свердлов

Мне трудно говорить об убеждениях. Противоположные стороны утверждают, что их оппоненты выходили на улицу за деньги или под давлением административного ресурса за отгулы. Но даже если отложить в сторону вопрос о мотивах, сам факт того, что люди начали выходить на улицы и протестовать, говорит о том, что в обществе накопилось что-то критическое, что явно не наблюдалось более десяти лет. Ведь последнее время уличная политическая активность ограничивалась микроскопическими митингами политических маргиналов или сугубо партийными показательными выступлениями.

Протестное движение началось год назад с Манежной площади. Что именно накопилось – обобщить сложно. Несогласие, недовольство очень разных социальных групп с очень разными вещами – именно это, на мой взгляд, объединяет и выводит людей на улицы.

Я не думаю, что люди, которые выходят на митинги, делятся по критерию «за власть» или «против власти». Мне кажется, на митингах, которые проходят под лозунгами «за честные выборы», нет анархистов или революционеров. Там собрались люди, которым есть, что терять, люди, заинтересованные в стабильном обществе, обладающие государственническим сознанием. Различие между сторонами лишь в представлениях о том, какой должна быть власть. Предполагаю, что кого-то из митинговавших на Болотной вполне бы устроили те фигуры, которые сейчас находятся у власти, если бы власть вела себя немного по-другому в отношении страны и своих обязательств перед страной. Ведь десять лет люди же не протестовали, а все эти годы у власти были одни и те же фигуры. Значит, если люди те же, то что-то не так стало с властью…

Часто пытаются представить митингующих на Болотной сборищем анархистов, оранжистами, людьми, ценой хаоса, кровопролития, революции и продажи страны стремящихся «раскачать лодку» и изменить существующий порядок ради самого изменения. Думаю, это ложь. Ложь и пропаганда. Те из моих знакомых, которые, я знаю, были на Болотной – добропорядочные семейные люди. У них есть дети и они хотели бы связать свое будущее именно с нашей страной.

Аудитория Болотной, как это ни странным может показаться, желает не разрушить до основания то, что есть, а, напротив, укрепить государство. Да-да. Правовое государство, легитимность власти, справедливый суд и отсутствие коррупции – вот требования, за которые люди мерзли. А эти требования, очевидно, – залог здорового государства.

Парадокс митинговой риторики и в том, что те, узурпировал себе государственническую фразеологию («стабильность», «сильное государство» и проч.), не договаривают до конца. Если их сильное государство будет продолжать основываться на коррупции, на узаконенном воровстве, распилах, неправовом насилии, несправедливом суде – будет ли стабильным такое государство? Оно может быть стабильным – но только на принципе террора и тирании. Такое ли будущее нужно России?

Когда ораторы апеллируют к истории, справедливо пугают нас хаосом начала ХХ века – они правы в своих опасениях. Но одновременно нельзя забывать и об альтернативе, которая пришла на смену хаосу – о сталинской диктатуре. Наверное, нам нужна какая-то третья альтернатива: и не смута, и не тирания. Реально ли это? Я не знаю.

Чтобы оценить характер этих митингов, надо продраться сквозь риторику обеих сторон и их взаимных обвинений и вглядеться в суть явления. Это довольно непросто. И тот, кто хочет серьезно подойти к этому вопросу, тому придется потратить время и усилия, не довольствуясь разнообразной пропагандой.

Настораживает язык вражды

Михаил Горбаневский, доктор филологических наук, руководитель Гильдии лингвистов-экспертов России

Михаил Викторович Горбаневский

Михаил Викторович Горбаневский

То, что люди выходят на митинги, стремятся выражать свои убеждения:  естественное погодное явление. Не в прямом смысле, что 4 февраля был мороз, а – языком метафор: то ли тучи сгустились, то ли луч солнца глянул сквозь тучи…

Я думаю, что мы являемся свидетелем событий, напоминавших те, что проходили в стране ровно 22 года назад: 4 февраля 1990 года в стране прошли митинги за отмену 6 статьи Конституции СССР, в соответствии с которой руководящая роль в нашем обществе принадлежала коммунистической партии. Тогда, как и сейчас, люди вышли на улицы, чтобы открыто, плечом к плечу, рядом с  сотнями и  тысячами таких же, как они граждан, высказать свою неудовлетворенность жизнью. И сегодня люди тоже стремятся заявить о неудовлетворенности уровнем своей жизни. Я имею в виду не только экономический уровень, хотя, конечно же, речь идет и нём. Ведь сегодня большинство людей фактически заняты выживанием…

И тогда, и сейчас было стремление к свободе.

Мне нравится высказывание Булата Окуджавы в интервью газете «Московский комсомолец» в 1996  году: «Наше общество не  знает, что такое свобода, оно знает только, что такое воля: делай, что хочешь. А свобода – делай, что хочешь, не мешая при этом окружающим, то есть в рамках закона. Мы же не знаем ни уважения к закону, ни уважения к личности. Пока эти понятия не приживутся в нашей стране, никакой гений нас не спасет».

Вообще «свобода» – моё любимое слово. Не в политическом, а в философском, ценностном смысле.  Свобода – это возможность выбора:  выбора места жительства, вероисповеданий, получения и распространения информации.

В 2012 люди вышли также выступать за собственную честь и достоинство. В сентябре прошлого года, после «съезда» «Единой России»  я лично почувствовал себя униженным, когда два наших лидера сказали народу, что собираются поменяться местами. А до этого года полтора дурачили народ, заявляя, что с кандидатурой президента еще не определились. Наверное и другие люди почувствовали себя задетыми, униженными и оскорбленными. О каких выборах может идти речь, если всё уже решили?

Мне, как лингвисту и как эксперту интересно было посмотреть плакаты, с которыми люди вышли  на Поклонную и на Якиманку – Болотную. Сравнение лозунгов – не в пользу Поклонной горы, где было много растяжек и трафаретов, сделанных  не кустарным способом,  а промышленным, что говорит о какой-то подготовке. Было много официоза, который так набил оскомину еще в советские времена. На Якиманке было больше творчества, меньше официоза. Чаще в надписях плакатов звучал смех, вообще характерный для русской традиции. Да, многие шутки были остры и колки – это как раз говорит о степени неудовлетворенности людей своей жизнью.

Андрею Дмитриевичу Сахарову принадлежит такое высказывание:  «С мыслью можно бороться только мыслью». То есть даже не словом! А в сегодняшней ситуации меня настораживает рост активности вируса под названием «язык вражды».  Он распространяется со скоростью эпидемии гриппа, захватывая все больше людей независимо от их политических убеждений… Оскорбить оппонентов становится самом собой разумеющимся делом. Мне это напоминает мальчишескую драку, когда две ватаги  сначала оскорбляют друг друга, обзывают, распаляются, а потом – количество переходит в качество – начинаются сжиматься кулаки, в руках оказываются булыжники… Последствия могут быть печальными.

В заключение – слова апостола Павла: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф.4:29)

Какая победа может быть выше Евангелия?..

Владимир Гурболиков, первый заместитель главного редактора журнала “Фома”

Вопрос хорош с точки зрения политологии. Но подробно размышлять о нем стоило бы  на страницах какого-либо социально-политического издания (хотя всё равно любой прогноз – гадание на кофейной гуще). Однако на православном портале мне хочется говорить о другом.

Я вижу, как православные люди (к какой бы партии они ни примыкали), увлекаясь спасением России, часто забывают о спасении собственной души. И, захваченные политическими играми, начинают путать Божие и человеческое, ставить различные понятия: «демократия», «оранжевая угроза»,  «держава», «возрождение России» – выше Христа и Евангелия. Забыв о некоторых главнейших Заповедях: «Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов” и “Не сотвори себе кумира”.

Апостол Павел говорит, что человек, не имеющий любви – ничто. Но если послушать и почитать высказывания православных, побывавших на разных митингах, выступающих с разных политических позиций, друг о друге, то ясно: любви  в этих высказываниях точно нет. Есть ненависть и осуждение. Оправдывать агрессию в адрес своих собратьев можно любыми высокими целями. Может быть, выигравшая сторона потом будет торжествовать по поводу достигнутых успехов. Не знаю. Сердце христианина, скорее, должно уже теперь кровью обливаться от стыда за мысли и слова, которые нами владеют. Какая победа может быть выше Евангелия?.. Мы – уверен – будем жалеть о сказанном, о времени, потраченном на ненависть.

Но пока – озлобление, в котором мы как-то забываем, что  Бог любит кроме нас, выступающих «в одном лагере», ещё и Путина, и Навального, и Чирикову, и Кургиняна. А не только нас – “белых и пушистеньких”.

Православные люди это чувствуют. Они чувствуют, что в духовном плане не все с нами в порядке. И ощущая это, зачем-то пытаются пытаются прикрыть себя чуть ли не Божественной санкцией, словами о Правде и обличении мирового Зла. Не желая признать, что на Поклонную или Болотную площади их толкают исключительно человеческие страсти и переживания. Что мы не находим в традиции Церкви Божественного оправдания «массовке» как обличителю власти. Что такое обличение было уделом людей праведной, святой жизни. Было личным подвигом патриарха и праведника, причём, которому часто против его воли Сам Бог повелевал идти и говорить.

Я знаю, что снова не буду понят. Меня станут обвинять в том, что я против кого-то: “оранжевых” или “красных”. Нет. Я не говорю о том, чтобы не ходить на митинги. Это конституционное право каждого гражданина. Но если бы мы, православные, хотя бы признали, что действуем не по Божьей воле, а  по собственному “не могу молчать” и “не знаю, что ещё сделать”, в силу нашего несовершенства!.. Тогда, наверное, мы были бы внимательнее к своим словам и делам. Мы бы не позволили многих вещей в адрес друг друга, которые делаем сейчас. Мы боялись бы согрешить и следили бы за своим сердцем. И даже на митинг шли бы, как это ни звучит парадоксально, со смирением. Иначе так легко опьянеть от своей роли борца и спасителя, и стать за “правду”… Но против Христа в своём собственном сердце.

Читая интернет-дневники дорогих мне людей, случаи выступления некоторых православных участников митингов, я вижу правду Патриарха. Патриарх Кирилл, которого многие из нас поспешили (как у нас водится) раскритиковать, правильно указывал нам, где истинное место борьбы и спасения для христианина. Потому что какие же мы христиане после всего того, что сказали и передумали друг о друге за несколько последних дней… Увы, пока скорее – будущие вешатели и распинатели друг друга.

Читайте также:

Алексей Варламов: Запала штурмовать Кремль в России нет

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: