Почему мы боимся чужих жалоб?

|

И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два
(Матф.5,41)

Преподобные аввы и аммы первых веков. Русское старчество. Святогорцы и «зарубежники». Священники и публицисты. Монахи и просто миряне, «знакомые с проблемой». От «Добротолюбия» до сайта «Болеем.ком». Разные времена, но удивительное единодушие в интересующем меня вопросе.

Чего я искала? Я искала ответа на вопрос, как верующему человеку относиться к жалобам ближнего. Несмотря на то, что для меня он решен.

Странно? Поясню.

Когда человек находится в хосписе, когда его тело опутано прозрачными трубками, уже не помогает вчерашняя доза обезболивающего, когда страдание настолько очевидно, насколько только это возможно на земле, – тогда ситуация не вызывает разногласий. Состраданием проникнется даже самое жестокое сердце.

А когда ситуация складывается иначе?

Предположим, у человека хроническая болезнь, которая дает о себе знать периодическими приступами. Головная боль, обмороки… расстройство желудка, в конце концов. Может, ближний перенес некий недуг, все уже позади, но страх перед перенесенными симптомами или медицинскими процедурами остается, и малейшее недомогание повергает его в состояние истерики. Или перед нами мать, которая тревожится за своего ребенка. Человек жалуется на свое состояние, делится тревогами, просит молитв.

Как реагируем мы?

Возможно, поначалу мы честно записываем имена на узенькие полоски бумаги, увенчанные крестом, советуем пойти к доктору или с умным видом рекомендуем «народные средства». Возможно, предлагаем помощь в вызове врача или покупке лекарств.

Но вот человек, увидев наше участие, сетует на свое состояние во второй раз. В третий. В пятый. Что делаем мы? Будем чистосердечны: начинаем раздражаться. И в этом раздражении – предполагать, что больной «симулирует» (а то и высказываем свои догадки вслух общим знакомым). Сердиться – и не всегда про себя – что нам попался такой «нытик» и «жалобщик». А может – начинаем «смирять» ближнего, говоря, что христианин просто обязан молча терпеть свою боль, тем более что по сравнению с теми, кто сейчас в хосписе, он уж точно никакой не страдалец.

В этом отношении Интернет стал прекрасным отражением реальной жизни. Благодаря «сети» можно поделиться своими переживаниями с самым широким кругом людей, попросить молитв или материальной помощи для лечения – своего или близких.

По таким записям можно сделать прекрасный «срез общества». Есть комментарии сочувствующие, добрые, поддерживающие. Но, когда речь идет не об опасных или смертельных болезнях, начитаться можно всякого… От «тактичного» «хватит ныть» и «дети от рака умирают, а ты на ерунду жалуешься» до откровенного «заткнулся бы» и более грубых выражений.

Люди, пишущие в блогах о проблемах со здоровьем, рассказывали мне в приватных беседах, а иногда и пересылали мне письма, приходившие им в «личку». Зачастую «заткнись» в таких письмах было самым вежливым словом. При том, что человек подчас даже не просит ничего, а просто, например, периодически пишет в собственном «живом журнале», что у него снова болит голова. Но даже это возмущает некоторых непонятно для чего забредших в чужой блог особ, у которых в профиле написано черным по белому: «христианин». Когда даже самый фанатичный поборник спартанского отношения к боли должен бы понимать: не хочешь – не читай, тебя не заставляют.

Святые отцы и подвижники современности много говорили о терпении скорбей. Многие призывали к безмолвному их терпению. Хотя, например, старец Паисий Святогорец призывал к безмолвному терпению только монахов, да и то не всегда: так, он полагал, что если монах не идет на службу, то он обязан сообщить о болезни окружающим хотя бы для того, чтобы не искусить своим видимым «нерадением» о молитве.

Однако никто из тех, чьим мнением сейчас дорожит Церковь, не позволял себе «смирять» в этом вопросе кого-либо, кроме самого себя. Никто не говорил страдающему брату «замолчи», но – каждый старался утешить любого обратившегося за помощью. Не отталкивая мнительного, а ободряя его. Не упрекая в эгоизме, но предлагая освободиться от унылого уединения и заняться посильной работой. Призывая на подвиг терпения только тех, кто уже этот подвиг очевидно вместил.

Что бы сказали эти светлые источники милосердия нам, грешным, тяготящимся жалобой соседки на сезонную аллергию? Замечу, что люди, перенесшие в этой жизни по-настоящему страшную физическую боль, никогда не попрекали тех, кто «посмел» жаловаться. И, наоборот, те, что не сподобились понести тягот – почему-то любят показать свое превосходство.

Помню, как читала статью автора-мужчины о «матерях-убийцах»: так именовались роженицы, «посмевшие» из-за боли «прекратить» родовую деятельность и «допустивших» родовые травмы. Безграмотность в медицинском вопросе не остановила автора, который явно не знает, что при родах бывают и нестерпимые боли… не знает, что такое для женщины, умиравшей от болевого шока, очнуться под слова акушерки «реакция на промедол, прекращена родовая деятельность… вызываем схватки! Нет, не идет!!»

Даже если дитя и мать удастся вывести из этих испытаний с наименьшими потерями, то женщине должна быть оказана в дальнейшем серьезная психологическая помощь. В том числе и в виде ограждения ее от досужих авторов, которые спешат заявить несчастной, что она «изуродовала ребенка из эгоистических соображений».

Не меньший вред, на мой взгляд, наносит и излишняя приверженность к «позитиву». «Позитив» на глазах стал религией современности, строить из себя хихикающего бодрячка – нормой. У меня есть подруга, больная неизлечимой болезнью. Страдает весь организм, жить приходится на обезболивающих, постоянно обследоваться, посещать врача и проходить курсы лечения в больницах.

Она совсем молода, у нее молодой муж и маленькая дочь, за судьбу которых она очень переживает. И как больно ей слышать от родственников, старающихся быть «позитивными»: «Мы понимаем, что ты болеешь, но жизнь-то продолжается!» Так и хочется спросить: а что вы, уважаемые, сделали для того, чтобы помочь ее полноценной жизни продолжиться?

Религия позитива, похоже, и порождает ситуацию «смири ближнего». Нам больно, тяжело и неприятно, что нашу позитивную картину мира смеет кто-то портить своими жалобами. Нам так уютно было в ярком, как в рекламе, мирке, вдруг что-то его нарушит? У кого-то второй раз за неделю заболела голова? Ну так съешь таблетку и подумай о хорошем, а мне не мешай наслаждаться жизнью. На другой день мы будем умиленно слушать в храме проповедь о том, что под видом человека, попросившего помощи или утешения, стучится к нам Сам Христос. Возможно, мы после этого даже подадим сотню местному пьяному бомжу. Вот только истинную милостыню, в виде молитвы и утешения, – подадим ли?

Кто же эгоист – ближний, «пристающий» с жалобами на здоровье, или я, не желающий уделить ему пять минут своего времени? Кто же «симулянт» – тот, кто ко мне обратился, или я, судя по делам, только «изображающий» христианина? И вот мы смеем больному тяжело, но не смертельно (а кто, кстати, знает?..), заявлять: дети в онкологии и то терпят, а ты ноешь… Да неужто наше сердце размягчить может только страдание на терминальной стадии рака?

Да, есть люди с психическими отклонениями, которых побуждает жаловаться их психическое расстройство. Но таких ведь мало, не так ли? Гораздо больше людей одиноких, которые, по причине этого одиночества, обратились к вам, чужому вроде бы человеку. Может, стать не-чужим? А когда вы станете «не-чужим», тогда, личным примером и ласковым словом, можно исправить даже «настоящего» жалобщика и симулянта. Ведь прежде чем исправлять кого-то, его надо полюбить.

А иначе, под прикрытием «поисков справедливости», можно сотворить непоправимое. Однажды ко мне и еще к нескольким людям обратилась женщина. Сын женщины – инвалид, и она решилась просить в Интернете помощи на его лечение. Внезапно мать спросила, не считаем ли мы нужным… удалить эти просьбы. На наше изумление она ответила, что не так давно ей пришло письмо от такой же мамы инвалида. Автор письма потребовала от нее… замолчать. «Мы все нищие, у нас у всех беда, нас много! Мы молчим – и ты молчи!» – писала она.

Возможно, автор странного письма повредилась душой от горя и отчаяния. Когда-то она, видимо, искала помощи, но всюду получала отказ. И вдруг увидела другую мать, которая ищет помощи – и находит. Господи, помоги ей, и вразуми нас, не переживших таких страданий, но почему-то все равно умудряющихся очерстветь сердцем.

Собственно, все мои записи можно удалить без ущерба для смысла. Оставив одну просьбу для тех, кто захочет услышать. Просят тебя помолиться – помолись. Сто раз просят помолиться – сто раз помолись.

Просят выслушать, как замучил насморк – послушай хотя бы пять минут. Если ты, конечно, не хирург, спешащий на экстренную операцию или не родитель температурящего ребенка, лежащего дома в ожидании лекарства. А так – послушай. Даже если просящий – и впрямь просто навязчивый эгоист. Ведь за гранью жизни тебя не спросят, «раскусил» ли ты, больной перед тобой или просто «нытик». А вот о том, что «суд без милости не оказавшему милости» – возможно, напомнят.

И еще. Часто “не дают жаловаться” те, кто… сами боятся попросить помощи. И за этим стоит уже не гордыня и высокомерие, а перенесенная обида: кто-то когда-то так же обругал “нытиком”, обвинил в притворстве и отправил восвояси. Так, может, попытаться разорвать этот круг? Переломить себя и, да-да, попросить о помощи ближнего!

“Не верь, не бойся, не проси” – это все-таки не по-христиански. А Кто сказал “нехорошо человеку быть одному” – это знают и малыши в воскресной школе. Не надо бояться просить помощи и утешения, когда нам они нужны. И откликаться на боль ближнего – тоже не надо бояться.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Пенсию украли? Слава Тебе, Господи!

Когда искренне радоваться горю не получается и незачем

Священник и горе

Если человек приходит в храм за утешением, а его топят в унынии

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: