Почему мы всё время горим?

|
Практически каждую весну и лето Россия сталкивается с лесными пожарами. Выгорают сотни гектаров, погибают люди, пострадавшие остаются без крова. О том, как устроена система лесоохраны в России, что мешает успешно бороться с пожарами, ожидает ли Москву «дымное лето» и как вести себя, выбираясь на природу в предстоящие майские праздники, рассказывает руководитель междепартаментских проектов «Гринпис» России Антон Бенеславский.

Почему мы всё время горим?

Природные пожары – это не только российское явление. Они регулярно случаются в Соединённых Штатах, Канаде, Мексике, только что горела Аргентина. В Европе часто горят Испания, Португалия, северная Италия, Турция, Греция. В Африке – Конго, В Азии – Индия и Индонезия. Самые страшные природные пожары происходят в Австралии. Но именно Россия может служить примером того, как при наличии сил и средств доводить ситуацию до катастрофической.

Так что правильнее говорить о том, почему мы так сильно горим, и почему регулярно к этому не готовы. Это – большая системная проблема, и причин у неё много.

Руководитель междепартаментских проектов «Гринпис» России Антон Бенеславский

Руководитель междепартаментских проектов «Гринпис» России Антон Бенеславский

Причина первая: люди

Начнем, что называется, снизу вверх. Основная причина пожаров в России – люди, больше 90% пожаров на природных территориях вызваны их необдуманными действиями. И самое главное зло – это выжигание при каждом удобном случае сухой растительности.

Как только снежок сошел, как только стало сухо, люди у нас не находят более разумного способа очистить поле, свой огород или пастбище, кроме как выжечь. И делают это довольно примитивно и бесконтрольно. Чаще всего именно эти выжигания превращаются в пожары, что и произошло в Хакасии.

И это – беда практически всех наших регионов вдоль южной границы. Почему с этой порочной практикой не борются – это второй этаж проблемы.

Волшебные правила

В 2013 году появилось поручение Президента Российской Федерации: выработать правила, по которым можно производить выжигания сухой растительности. Потому что есть случаи, когда без них, к сожалению, обойтись нельзя. Планировалось, что эти правила будут настолько жесткими, что исключат всякое бесконтрольное выжигание.

Поручение было выдано в 2013 году весной. Ответственным за выполнение было назначено МЧС. Но в итоге в текст документа забыли включить земли сельхозназначения и земли прочих категорий. Это означает, что основная масса как раз тех земель, откуда приходят пожары, в правила не включена.

В результате простой российский гражданин имеет полное право устроить на своём личном участке Армагеддон и обеспечить всем головную боль. Потом его можно попытаться привлечь к ответственности, но шансов немного – ведь чтобы поймать человека в момент поджога, нужно, чтобы он делал что-то незаконное.

Увы, с 2013 года МЧС эти правила так и не исправило, хотя их регулярно уведомляем об этом и мы, и Министерство лесного хозяйства.

Фото: news.chita.ru

Фото: news.chita.ru

Стойкие главы регионов

Зачастую, когда начинаются серьезнейшие природные пожары, главы регионов не рапортуют об истинных масштабах, занижают цифры. В результате режим чрезвычайной ситуации вводится с опозданием; за это время успевают погибнуть люди, сгореть поселки, леса, природные территории.

Плюс у глав регионов есть такой механизм как «особый противопожарный режим». Введя его, можно запретить любые выжигания чего бы то ни было на пожароопасный период. Это тоже практически по всем регионам в 2014 году не делалось вовремя.

В этом году особые противопожарные режимы начали массово вводить только после того, как в Хакасии погибло около трех десятков человек.

Лесоохрана: теперь в США

Третий уровень, самый высокий – это уровень федеральный, на котором существует Лесной Кодекс, убогий, другого слова нет. Именно он в 2006 году заложил все основы для будущих лесопожарных катастроф. Нынешняя российская лесная охрана – это бледная тень того, чем обладал в свое время Советский Союз.

Могу сказать, что лесопожарную службу СССР во многом скопировали Соединенные Штаты и гордятся тем, что у них эта система существует и процветает. У нас же охрана лесов была децентрализована, фактически разрушена, лишена должного финансирования. И до сих пор изменения, которые вносятся в Лесной Кодекс, не исправляют его главных ошибок. 

Тушим мы хорошо, но поздно

Рядовые российские пожарные – те, кто непосредственно работает на огне – на земле, в лесном фонде, охраняет нацпарки и заповедники, – выполняют свой долг честно. С разным уровнем профессионализма, но, в основном, с довольно высоким. Поэтому нельзя сказать, что мы плохо тушим.

Вопрос в том, что тушение пожаров, как и любая деятельность подобного рода, должна осуществляться системно. И выше я говорил, почему мы поздно реагируем, почему не успеваем за масштабами.

Например, есть прекрасная служба «Авиалесоохрана». Это настоящие герои, о которых страна почти не знает. Их с парашютами выбрасывают к очагам лесных пожаров в отдалённых районах. Но эту работу невозможно выполнить, если, например, глава края привлечет федеральный резерв лесоохраны на две недели, а то и месяц позже нужного срока.

Если субъекты федерации докладывают о том, что у них горит тысяча гектаров, а реально горят уже сотни тысяч. А силы выделяются в соответствии с официальной статистикой. И никакие десантники не смогут справиться с пожаром, который на деле в десятки раз больше, чем тот, на который они посланы.

Фото: news.chita.ru

Фото: news.chita.ru

«Эй, чьё горит?», или Дружина «двенадцать старушек»

Ещё в Российской Федерации есть административный кавардак. Например, очевидно, что лесопожарной службе гораздо интереснее потушить огонь на подходе к лесному фонду, чем в самом лесу. Беда в том, что тушение пожара на сопредельной территории будет рассматриваться как нецелевое использование бюджетных средств, и людей за это накажут. Подобная система существует практически для всех ведомств.

Кроме того, в России очень сложно понять, какие пожарные службы за что отвечают. Есть целая груда нормативных документов, которые распределяют и перераспределяют обязанности.

В результате можно с уверенностью сказать, что лесоохрана отвечает за лесной фонд, инспектора заповедников и нацпарков – за свою территорию. Но за что конкретно за пределами городов отвечает МЧС, а за что – пожарные службы субъектов Федерации – понять порой очень сложно.

Помимо этого, у нас много заброшенных земель, много муниципальных образований, которые по документам обязаны сами обеспечивать свою пожарную безопасность. Но если деревня – это двенадцать старушек сильно пенсионного возраста, трудно представить, что у них появится положенное по нормативам пожаротехническое вооружение. И что из них можно сколотить добровольную пожарную дружину.

Как результат – разные службы проводят немалое время, обсуждая, кто же за этот конкретный пожар отвечает. А пожар – он, как известно, неграмотный. Он не читает нормативы, поэтому горит на разных территориях, и не ждет, пока все разберутся.

Например, бывает: пожар возник на чьей-то заброшенной муниципальной территории. Вместо того, чтобы его быстро потушить, все начинают ждать, пока он выйдет за ее пределы, чтобы тушить его там, где положено. Понятно, что это – бред, но, увы, это так и есть. 

Фото с сайта ruscur.ru

Фото с сайта ruscur.ru

Читинские добровольцы и фонд «Предание»

В прошлом году, когда начались пожары, в Чите самоорганизовалась группа добровольцев. Тогда был громкий пожар, когда под Турой взрывались склады боеприпасов. Насколько я знаю, лес там вокруг до сих пор небезопасен за счет того, что разлетелось.

Когда возникла группа, туда прибыли наши сотрудники Григорий Куксин и Михаил Крейндлин, а фонд «Предание» помог ребятам в покупке оборудования. То есть группа была создана совместной деятельностью фонда, который обеспечил материально-техническое снабжение добровольцев, и «Гринпис», который провел для них обучение. Сейчас эти добровольцы работают в Чите. 

Нужны ли нам добровольцы?

Вообще доброволец должен быть очень хорошо подготовлен. Он должен быть психологически готов к тому, что будет происходить, профессионально обучен и пройти определенный отбор. Для своих добровольцев мы это делаем, в том числе инструктируем их по технике безопасности.

Многие из людей, которые добровольно тушили пожары в Сибири, делали это вынужденно, и честь им и хвала за их героизм. Когда людям нужно было защищать своих близких и свои дома, они выбежали, в чем есть, тушили, чем есть, и делали это, как могли. Как результат – много пострадавших.

В моем понимании, нам еще повезло, что погибло всего тридцать человек. Это звучит страшно, но я могу сказать, что для таких масштабов катастрофы это еще не предел, могло быть гораздо больше.

С другой стороны, это абсолютно не повод для оптимизма. Это показывает, что у нас есть люди, готовые брать на себя эту работу, раз уж государство не до конца её доделало. Но, к сожалению, наши возможности готовить добровольцев весьма ограничены, мы не можем подготовить тысячи человек.

Сколько именно нам нужно добровольцев зависит от того, как четко будет организована их деятельность, и чем они будут вооружены для борьбы с огнём. Но на каждое поселение в несколько десятков дворов нужна добровольная пожарная дружина человек в пять-семь, чтобы обеспечить первичную защиту.

А самое главное – это прекратить выжигание сухой растительности, просто прекратить эту беду. Потому что мы сейчас много говорим о борьбе с последствиями. Бороться с последствиями всегда сложнее. Предотвращенный пожар гораздо лучше, чем потушенный – это азбучная истина. С момента, когда пожар начался, можно считать: что-то уже пошло не так.

Федеральный закон №100: миллион пожарных… на бумаге

Да, у нас есть целый Федеральный закон № 100 «О добровольной пожарной охране», но он написан так, что создание добровольных пожарных дружин в основной массе случаев превратилось в формализм или показуху.

Например, он требует от добровольцев создания специального юридического лица. Для людей, которые и так собираются за бесплатно тушить пожары, особенно в регионах с низкими доходами населения (а у нас таких – большинство) – это лишние траты.

Во многих зарубежных странах ты просто проходишь подготовку, а потом находишься в резерве. В случае беды тебя привлекают, и ты входишь в добровольную пожарную дружину.

У нас сделали самый сложный бюрократический путь, более того, заставили многих глав поселений отчитаться, что у них ДПД есть. В результате многие из этих дружин существуют только на бумаге. По документам у нас в стране миллион пожарных добровольцев. Ну, и где этот миллион, как говорится? Его реально не существует.

Кроме того, до сих пор нет порядка медицинского освидетельствования добровольцев. Ни одно ведомство этим не озаботилось. В общем, «нет повести печальнее на свете».

Фото: ТАСС

Фото: ТАСС

Человек выходит на пожар правила

Если человек хочет принять участие в тушении пожаров как доброволец, лучше всего найти хоть какую-то организацию или хотя бы скачать с лесного форума Гринпис методичку для добровольцев. Ее прочтение не заменит подготовки, но даст довольно большой объем полезных знаний.

Если же мы говорим о людях, которые сталкиваются с экстремальной ситуацией, когда рассуждать уже некогда, есть несколько правил.

Первое. Постараться, чтобы самостоятельное тушение происходило только до приезда пожарных. То есть первым делом надо вызвать пожарных, и сделать это очень настойчиво. Звонить следует по номеру 112 или 8-800-100-94-00 (горячая линия лесной службы).

Потом, прежде всего, принять меры для эвакуации в безопасную зону людей – родных, близких, знакомых, соседей. Вы должны быть уверены, что у вас никто не остался за спиной, и все находятся в безопасном месте – на асфальте или подальше от огня, или через непреодолимую преграду от него, – например, на другом берегу реки.

Второе. Никогда не работайте в одиночку. Человек, который работает в одиночку, на пожаре погибнет с гораздо большей вероятностью.

Третье. Нужно помнить, что человеческая жизнь, в том числе своя, гораздо важнее, чем имущество. Погибнуть, спасая имущество – не самое разумное дело.

Четвёртое. Чем меньше времени человек контактирует с пожаром, тем лучше. То есть работать надо, по возможности, так и там, где потратятся наименьшие усилия при наибольшем результате.

Пятое. Необходимо использовать негорючую одежду, то есть никакой синтетики! Скорее всего, ни у кого в хозяйстве нет специальной противопожарной одежды из арамидной ткани. Поэтому одежда на том, кто тушит, должна быть только хлопковая, чем больше слоев, тем лучше. Потому что хлопок все равно будет разрушаться огнем.

Но в любом случае мой совет – обратиться к методичке по подготовке добровольных лесных пожарных. Там все это расписано очень подробно. Она подготовлена Гринпис совместно с «Авиалесоохраной», Рослесхозом, совместно с добровольными лесными пожарными с Ладоги.

Фото: ТАСС

Фото: ТАСС

Прогнозы на лето: будет ли Москва в дыму?

Проблема Гринпис в том, что мы регулярно играем роль этаких паникеров: бегаем, всех предупреждаем, что все будет плохо, и при этом делаем все возможное, чтобы этого не случилось. Давать сейчас прогнозы – дело неблагодарное, но достаточно посмотреть прогноз погоды, чтобы более-менее оценить возможное развитие ситуации.

С двадцать пятого апреля и до начала майских праздников европейскую часть России ожидает теплая, сухая погода. Это означает, что люди, живущие за городом, скорее всего, начнут потихонечку дожигать то, что не удалось дожечь из-за дождя и снега. Соответственно, через некоторое время мы получим нарастание числа палов уже по европейской части.

Уже сильно горели Смоленская, Брянская области. Сейчас, вероятно, придёт черёд Московской, Ярославской, возможно, Ленинградской. Если погода будет хорошая, майские праздники дадут нам пик горения, потому что люди пойдут на пикники. Плюс они же поедут на дачи.

Правда, европейская часть выгодно отличается от Сибири большей плотностью населения и, соответственно, бóльшим количеством пожарных частей. Плюс, я думаю, после сибирской трагедии реакция чиновников на пожары в европейской части страны будет более оперативной.

Дали определенный результат и наши регулярные бодания с МЧС. Ранней весной мы проверяли торфяники, перезимовавшие в Тверской и Брянской областях. В Тверской области все потушено практически на пять баллов. Это означает, что область, которая в прошлом году очень скверно отличилась (сначала там скрывали торфяные пожары, а потом их долго не тушили), в этом году весной сделала работу над ошибками.

В Брянской области, где торфяники к тому же радиоактивные, обнаруженные перезимовавшие очаги тоже затушили, хоть не без определенного скандала.

Поэтому, с одной стороны, год у нас начался сухой весной, осадков зимой выпало мало, а те, которые выпадают сейчас, не компенсируют ситуацию. То есть все условия для пожарной катастрофы есть.

Но, с другой, пока по нескольким европейским регионам видно: отношение к проблеме серьёзно поменялось. Возможно, реакция на торфяные пожары и палы сухой травы будет более эффективной, и мы не получим беды в европейской части страны.

Фото: ТАСС

Фото: ТАСС

Майские праздники: поджёг траву – считай себя убийцей

Очень долго, разговаривая на тему пикников и майских выездов на природу, мы были вежливыми и мягкими. Говорили: «Дорогие наши, пожалуйста». Разговаривали, как с детсадом: «Не жгите вы траву, будьте аккуратнее, воздержитесь от маленьких радостей, которые могут обернуться большой бедой». Все это люди не слышат в упор.

Я могу честно сказать и очень хотел бы, чтобы меня процитировали полностью, дословно: поджёг траву – считай себя убийцей!

По своей работе я постоянно сталкиваюсь с новостями: «здесь, здесь, здесь, сгорели, сгорели, сгорели». Заживо горят люди. Это очень страшно, это очень больно.

Есть те, кто потом получает инвалидность по ожогам, есть пожарные, которые погибают, только потому, что кому-то приспичило устроить себе пирушку на природе и после неё – пожар.

Почему-то никому из наших отдыхающих не придет в голову пойти с мангалом на пороховой склад. Но пойти на природу, когда класс пожарной опасности уже очень неприятный – эта мысль почему-то приходит.

Поэтому, что я могу сказать? Хочется мангал? Замечательно. На своем участке на какой-то площадке, которая лишена горючего материала.

Фото: ТАСС

Фото: ТАСС

Как пикник становится трагедией: поэтапная картина

Многие меры предосторожности, которые описываются в туристических памятках: «окопайте костер», «затушите его потом тщательно», – на практике работают плохо. Спросите человека, который собрался развести огонь на берегу – он уверен, что под его костром нет торфяной подстилки или просто торфа? Он этого не знает.

Опять же маленький костер, ерунда. Но подул легкий ветерок, несколько искр воспламеняют сухую траву и выясняется, что потушить её практически нечем. Тушить сухую траву ведром воды можно только в кино или от большого несчастья. А дальше всё, пожар.

Причём сначала люди понимают, что они виноваты, и стараются тушить сами. Тушат синтетикой, обгорают, дышат всякой ядовитой дрянью. Потом погибают или долго лечатся в больнице, остаются инвалидами.

Они долго не вызывают пожарку, потому что виноваты. А когда вызывают, обычно бывает поздно. Приезжает городская пожарная машина, которую уже задергали по таким вызовам, особенно на Первое мая. В этот день пожарные вообще не будут останавливаться ни на секунду.

И вот усталый экипаж в конце смены, уже после десятого такого выезда вдруг попадет на пожар, где окажется какая-нибудь подлянка – овраг, либо сильный ветер. В итоге мы имеем героически погибший экипаж, осиротевших детей, овдовевших жен только потому, что кому-то приспичил шашлычок.

Поэтому серьезно. Мы сейчас пережили довольно сухую зиму. Даже воду для тушения брать особо негде. При этом травяные пожары горят по скорости ветра. Если ветер будет семь метров в секунду, огонь пойдёт стеной практически во все стороны именно с этой скоростью.

Если хочется пикник, приготовьте еду заранее, и пойдите на природу с готовым, не разводите огонь в принципе. Потому что удержать под контролем открытый огонь еще надо уметь. 

Фото: ria.ru

Фото: ria.ru

Что ещё провоцирует горение

Возгорание от брошеной бутылки – это, скорее, из области казуса. Я допускаю, что такое может быть, но боюсь, что все эти истории были придуманы, чтобы оправдать огрехи в противопожарной работе.

Что действительно может спровоцировать горение? Нужно помнить, что очень многая техника, особенно мототехника, может разбрасывать искры. Этим страдают еще и сельхозтрактора, но у меня, например, немного знакомых, которые бы поехали на пикничок на тракторе. А вот используя мотоциклы и квадроциклы, нужно быть уверенным, что ваша техника не вызовет воспламенения.

В принципе, опасен любой источник огня. Скажем так: чем меньше технического вы принесете с собой в лес, тем будет лучше.


Благотворительный фонд «Православие и мир» проводит сбор средств в помощь пострадавшим от пожара. На собранные деньги будут закуплены противоожоговые препараты. Помощь будет осуществляться совместно с Благотворительным фондом «Предание». Сделать пожертвование можно на сайте БФ «Православие и мир».

Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: