Профессор Алексей Осипов: Чтобы всё смешать в народе и Церкви, надо внедрять идеи

В чем отличие религии (конкретно – Православия) от идеологии? Почему второе следует называть скорее язычеством. Мы продолжаем публиковать лекции профессора Московской духовной академии Алексея Ильича Осипова, и тема сегодняшнего разговора – «Православие и идеология»

Идеология – шалаш, а христианство – дом

Мне предложили поговорить с вами по такой необычной теме, как “Идеология, вера, семья”. Сама тема серьёзная. Есть большая опасность смешать два различных понятия, которые призывают человека к совершенно противоположным вещам: речь идёт об идеологии и вере.

Когда мы говорим об идеологии, то мы должны понимать, что она ориентирована единственно на эту, земную, жизнь. Вопросы политики, экономики, практической жизни, глобальных проблем – это всё идеология. Когда мы говорим об идеологии, то мы, прежде всего, имеем в виду то, чем живёт язычество.

Когда мы говорим о вере, то говорим о религии, нас конкретно интересует христианство, Православие. Поэтому наша тема – это “Идеология и Православие”. Причина и тема становятся всё более актуальными. Вы замечали, как вода течёт? Появляется ручеек, и невозможно предугадать, как он потечёт, его путь извилист. Хотя причина проста: вода течёт там, где низко, вода выбирает путь с наименьшими препятствиями.

И наша психика такова, что ищет тоже наиболее лёгкие пути жизни. Это нормально, в принципе. Только возникает вопрос: достигал ли кто больших успехов, не предпринимая соответствующего труда? Нужен труд. Христианство утверждает, что “Царство Божие нудится”, приобретается с напряжением нашей воли, нашей личности. Что мы замечаем в нашей современной (и не только современной) жизни: мы пытаемся ту веру, которая требует напряжения, подвига, устранить, как та вода обходит затруднения. Правильная вера требует правильного отношения к нашим земным запросам.

Человек состоит из души и тела. Душа наша бессмертна, в ней наша личность, это та ценность, с которой нельзя сопоставить ничто другое, и Христос говорит об этом. Христианство призывает нас к приобретению этой вечной ценности. Когда мы произносим слова “Бог”, “Христос”, “Царство Божие”, то мы говорим о вечной жизни человека. Христианство ориентирует нас на то, что первичной в нашей жизни является душа.

Под этим подразумевается исцеление нашей души от раздирающих её страстей, грехов. Нас мучают привязанности ко всем этим земным вещам. С чего начинается книга Иоанна Лествичника “Лествица”? Что он считает фундаментом? – Он пишет об отречении от мира. Это не для схимников или пустынников, мы все должны иметь правильное отношение к нашей жизни, нашему телу, его потребностям. Если человек стоит на ногах, то он будет жить долго, при правильном положении тела, а если его перевернуть на голову, то он погибает. Это показывает нам, как опасно ставить во главу угла запросы тела.

Идеология именно это имеет своим содержанием, направлена на это. Если мы посмотрим на историю христианства, то увидим, как наше сознание всё больше сползает в идеологию. Как ручеек – вместо того, чтобы течь в правильном направлении, выбирает лёгкие пути и утекает. Вера призывает нас искать прежде всего Царства Божия, святыни.

Когда говорят, что человек ищет святости, то могут и ухмыльнуться. Светские люди относятся к этому с иронией. Но я часто завидую язычникам или даже нерелигиозным людям, как они стремятся к святости – нам часто далеко до них. Что они только не делают, чтобы… прославиться. Ведь прославляют лучших, самых совершенных людей. Но славу можно получить законную, а можно – беззаконную, можно истинную, а можно липовую.

Здесь глубокое различие между идеологией и верой. Идеология даёт драгоценный камень подержать, а потом забирает обратно. Всё земное – мираж, обман, то, что даётся на время. Время – это иллюзия, обман вечности. Если время воспринимать как вечность, если все усилия тратить на приобретение ценностей только этой жизни, искать славу-святыню только этой жизни, то человек оказывается у разбитого корыта.

Христианство пытается напомнить человеку, что он смертен, причём внезапно смертен. Предлагает ему выбрать вечную жизнь – а он думает, не решается. При земных делах много думает, где больше заработать, ночи не спит, а когда вопрос касается вечности?..

Множество фактов предлагается: искали нерелигиозные племена – не нашли. Всечеловеческий опыт говорит, что религиозное сознание присуще человеку. Поэтому жизнь человека должна строиться так, чтобы первичной, высшей целью было для него приобретение вечности. Можно построить шалаш, который тут же снесёт ветром, а можно – крепкий дом. Идеология вся нацелена на постройку этого эфемерного шалаша, а христианство предлагает строить дом.

Христианство, чем дальше от своего зарождения, тем всё больше сползает в идеологию. Возможно, в конце концов, христианство превратится в идеологию. Говорится в Евангелии: “Когда Христос придёт на землю, найдёт ли веру на земле”. Речь идёт о Втором Пришествии, о конце мира. Верующие будут всегда, даже православными себя будут называть, но речь не о том идёт, как я себя буду называть, а чем я живу, что является смыслом моей жизни.

Зрелища под флагом христианства

Идёт потрясающий процесс обмирщения христианской жизни. На Западе он начался уже тысячу лет тому назад. Россия тысячу лет была закрыта неким занавесом от этого процесса, даже коммунистический занавес, в некотором смысле, был спасительным, потому что та свобода религий, начавшаяся после снятия этого занавеса, оказалась в тысячу раз опаснее. Чище была раньше вера от тех извращений, которые хлынули на нашу землю. И нельзя думать, что Церковь будет неподвластной этим влияниям. Церковь – это мы с вами, верующие. Процесс обмирщения усиливается и в Православии. Идеология – это обмирщённость, мир как таковой.

У нас это проявляется с некоторыми особенностями. Это проявляется не только в том, что интерес обращается на внешнее возрождение Церкви, хотя это тоже факты. Мы обращаем внимание на количество камней, и не обращаем внимания на то, что проповедуется внутри Церкви – это очень печально. На Руси с самого начала христианства, а сейчас возрождается с большей силой, было сильно язычество.

Язычество – это верования во всевозможные вещи: в знаки, числа, времена. Люди уходят от Христа. В вере важна жизнь по заповедям Христовым. Заповеди – это нормы, живя по которым человек будет духовно здрав. Страдая от экологического кризиса, мы ищем чистого воздуха, чистой воды, пищи. То же самое и в религиозной жизни. Правильная религиозная жизнь возможна только по заповедям Евангелия.

Сейчас заповеди ловко подменяются разными штуками: то ИНН, то шестёрки, то перепись – лишь бы заповеди забыли. Одна газета докатилась до того, что пишет: неважно, как вы живёте, главное – чтобы не приняли ИНН, тогда вы – рабы Христовы. А если живёте святой жизнью, но приняли ИНН – то вы отреклись. Забыли, что Христос сказал: любит Меня тот, кто заповеди Мои исполняет. А мы придумаем новые заповеди, язычество выступает в полной силе, Христос отодвигается на задний план. Христос сказал, что Его отрекается тот, кто не исповедует Его перед людьми, кто не исполняет заповеди Его.

Чем сейчас живут люди? – “Ах, замироточила там икона?! Ахах!” – “Где прозорливец?!” А тут Господь со Своими заповедями. Ищут зрелищ под флагом христианства.

Есть такая книга “Толкование на Евангелие от Марка” епископа Василия Кинешемского, там есть интереснейший эпизод: у одной из женщин стала загораться лампада в полночь. Епископ Василий был очень трезвый и понимающий в духовной жизни человек. Она, как его духовная дочь, сразу же поняла, что это какое-то наваждение. Но на вторую ночь и дальше опять такое стало происходить. Пригласила подруг – в полночь лампада сама зажигается. Тут уже ясно им, что это чудо Божие.

Пошли все трое к нему, а он сказал ей: “За то, что поверила, я тебя на год отлучаю от святого Причастия, а лампада твоя больше зажигаться не будет”. И лампада больше не зажигалась…

Над нами издеваются, чтобы потом смеяться

Не смотрите на эти внешние вещи, которые отвлекают нас от внутренней жизни. Святые отцы предупреждают об этом. Тысячи книг сейчас пишутся о чудесах, но ни в одной из них не пишут, как отцы учат относиться к этому: чуют, как кошка, чьё мясо съели. Потому что святые отцы или прямо запрещают это, или говорят: “Не хули, поскольку не знаешь, но и не принимай”. Если сейчас многим сказать такое, то скажут, что ты атеист – она сама видела, как миро течёт.

Сказано, что в последние времена, чтобы соблазнить избранных (т.е. христиан, которые свободно отвечают своей волей на призвание Богом, вот что значит избрание), если возможно – прельстить избранных.

На Западе это обмирщение приняло форму религиозного материализма, когда сами Церкви уже занимаются исключительно идеологической проблематикой: вопросами помощи людям, болезней, нищеты, несправедливости, защитой от транснациональных корпораций, войн – ведь хорошие вещи? Хороши, но если они становятся первичными, а христианство на задворках, то это плохо.

В богословских кругах уже неприлично поднимать вопросы духовной жизни – на вас со скепсисом посмотрят, скажут: “святоши”. Можно о любых вопросах рассуждать, но не о духовном. Это об очень многом говорит. Это факт печальный. Наше церковное сознание всё больше обмирщается. Занимаемся политическими, экономическими, богословскими, даже семейными проблемами, но заповеди Христовы остаются на задворках. Забыли, что без заповедей нет христианства.

Больной человек говорит о болезнях, а здоровому это неинтересно, сытый голодному не товарищ. Вопросы, чем живёт душа человека, без чего она может умереть, становятся всё менее интересными современному человеку. Идеология всё больше вытесняет веру.

Будущая единая религия, о которой писал иеромонах Серафим (Роуз) оставит себе только кожу религии, но духа уже не будет. Наше русское православие ударится в язычество: всякие предзнаменования, пророчества, чудеса, явления, что можно, что нельзя.

В других Церквах найдутся проблемы социальные, политические, прочие. Всемирный Совет Церквей – организация, в которую входит более трёхсот христианских Церквей, – посмотрите, какие вопросы там ставятся – исключительно идеологические вопросы. Не найдёте там вопросов поиска духовной жизни, ответ один – это дело личное, каждого человека. Оказывается, законов, норм духовной жизни, которые надо изучать, не существует, опыт святых ничего не значит – это «индивидуальный опыт».

Нет, духовный опыт очень много значит, мы видим, к чему приводит искажение духовной жизни. Посмотрите на римо-католических святых – во что это превратилось. Мы идём по этому пути. Чего только не было, когда Рим откололся от Православия, до чего не доходило, вплоть до того, что демонстрировали перо архангела Михаила. Наш народ очень легковерный, может, это свидетельствует о внутренней чистоте, но это очень опасно: скажут, что там святой-чудотворец – все ринутся, и очереди начнутся. Надавят – и ещё кого-нибудь прославят. Идёт кампания по канонизации Распутина.

Над нами просто издеваются, чтобы потом над нами смеяться. Нужно быть очень внимательными, осторожно относиться. Мы очень легко принимаем.

Вопросы веры и духовной жизни касаются и каждого человека, и каждой христианской семьи. Очень важно, чтобы в наших семьях были правильные идеи. Не о том, как где-то чудеса, или как монастырь жил.

Как приобрести чувствительность ко греху?

Был я в Петербурге, мне там дали в монастыре толстенную книжку про одну игуменью позапрошлого века: вся книга о том, как она родилась, где жила, с кем встречалась, как её награждали, куда её посылали, как она работала… Описывают, как её император любил… А где же монашество? Она же игуменья. Строила монастыри и возрождала, но где духовная жизнь? – Ни звука. А если книга написана живым языком, с примерами, человек берёт и читает. Что он после этого получает? – Ничего.

Очень важно, чтобы в семье была добрая литература, которая показывает и примеры жизни, и то, что такое духовная жизнь, как она протекает в человеке, какие трудности в ней встречаются. О том, как избавиться от зависти, от недоброжелательства, как относиться по-христиански к человеку, который мне ковы строит, чтобы не возненавидеть, а отнестись к нему по правде – что является первым шагом к христианской любви. Как научиться не осуждать, как понять, что любой грех, который я совершаю по отношению к другому, я себе совершаю вред, а не ему. Украл у другого – у себя отнял, убил другого – себя убил.

Кожа чувствует, когда на гвоздь наступаем, а когда осуждаем – уже не чувствуем. Это беда, когда совесть молчит. Как на морозе ухо не чувствуем, и знаем – это беда. Когда чувствуем – ещё можем спасти. Как приобрести эту чувствительность, чтобы ни заноз, ни гвоздей, ни стекла не занести себе? Все грехи внедряются в тело нашей души, благо тому человеку, который ещё чувствует боль от этих грехов. Как приобрести это?

Закон общий: верный в малом над многим будет поставлен. Тот, который в том, что он видит, воздерживается от зла, творит благо, тот постепенно возвращает чувствительность своей души и постепенно начинает исцеляться от тех недугов, что поражают нашу душу.

Очень важно, чтобы в семье была атмосфера понимания этих вещей, там, где нет этого понимания, там уже трудно на что-то надеяться. Дети впитывают атмосферу. Те, кто хочет, чтобы их дети выросли людьми, им надо прежде всего обратить внимание на самих себя. Я не понимаю вопроса, когда меня спрашивают: “Что нам делать с нашими детьми?” Нужно делать не с детьми, а с нами. Они повторяют нашу душу наглядно, а мы корчимся, потому что видим своё безобразие. Никто не может научить другого играть на скрипке, не умея сам играть. Никто ещё никого никогда не воспитал, будучи сам невоспитанным.

Как отвратить ребенка от храма

Можно ли отрицательно повлиять на ребёнка, когда активно воцерковляющиеся родители делают всё слишком пунктуально, по букве закона, и ребёнка заставляют? Не отвратит ли это ребёнка от храма?

– В таком вопросе важно говорить конкретно, о конкретной семье и конкретных действиях. Если же совсем пунктуально, совсем по букве, то это убийственно – жизнь невозможно втиснуть в какие-то рамки, а то получится как с прокрустовым ложем: слишком длинные ноги обрубают, а короткие – вытягивают.

Самое интересное: откуда взяли эту букву? Если из постановлений Вселенских и поместных соборов, то будьте осторожны, а то сами попадёте в неудобное положение, особенно те, у кого нет дома душа или ванны. Пойдёте в баню, а каноны церковные говорят: тот, кто моется в бане с евреем, отлучается от причастия на 15 лет. По букве закона. Таких правил много.

Это была определённая эпоха, с определёнными условиями, государственной ситуацией, своей психологией. Многие правила и прещения, которые упоминаются в этих правилах, сейчас просто неприменимы. Многие те наказания, которые там предписываются, сейчас полностью исключаются. Если сейчас священник отлучит кого-то от причастия на 20 лет, то считайте, что погубили человека. В те времена это было ещё возможно, сейчас это будет акт преступления против человека.

Поэтому в данном случае я не знаю, о каком законе и какой букве идёт речь. Я привёл пример из самых авторитетных законов – правил Вселенских соборов, а сколько ещё существует менее авторитетных, сколько «преданий на слуху», когда «один старец сказал». Давайте будем крайне осторожными.

У Льва Толстого есть этюд: стоит огромный строй. Вызывают: «Иванова – к генералу!» По строю побежало: «Иванова – к генералу, к генералу Иванову, к Иванову – генерала». Насколько неточно передаются слова других людей, искажают на прямо противоположные, иногда ничего не остаётся от тех слов. «Отец Кирилл сказал…» – да он во веки веков этого не говорил, а ему приписывают. А уж если «старцы с Афона сказали», то это – всё.

Много ненормальных людей, которые это передают, много специальных людей: экспертов, психологов высокого научного уровня, которым даются большие деньги, они брошены на то, чтобы наш религиозный народ превратить в хаос. Чтобы всё смешать в народе и Церкви, надо внедрять идеи. Канонизировать Распутина, Грозного, Павла Первого, а потом потирать руки: посмотрите, вы ругались на католиков, а теперь посмотрите на своих. Умные люди работают на это.

Насчёт отвращения к храму: в Библии есть такие замечательные слова: «Мед обрет, яждь умеренно, да не како пресыщен, изблюеши», т.е. найдя мёд, ешь умеренно, а то переешь и, как немцы говорят, фридрих-гераус. Так и здесь: если хотите, чтобы ребёнок больше в храм не пошёл, – держите его столько, что он с ума сойдёт. Во всём нужна разумность. Исаак Сирин пишет: «Высшая добродетель – рассудительность. Без рассудительности никакая добродетель не останется ею. Нет добродетели, которую нельзя бы испортить, извратить, превратить в свою противоположность, если не будет рассуждения». Нужно соотносить силы, возраст, ревность. В храме ребёнок может находиться столько, сколько он может быть в храме, а не в наказании. Лучше уйти вместе с ним, чем мучить.

О юродивых и сумасшедших

Сейчас активно проповедуется идея творения мира за шесть дней, теория эволюции и Академия наук предаётся анафеме. К сожалению, такие идеи исходят от выпускников Московской духовной академии, служащих на Крутицком подворье, издавших уже несколько книг. Нас это беспокоит, просим дать оценку этому сектантскому направлению.

– Я согласен с этой оценкой. Сейчас мы подменяем хлеб наш насущный, т.е. духовную жизнь, спорами о том, как сотворил Бог мир, за сколько дней, сразу ли Он сотворил сороконожку с сорока ножками или сначала одну ножку, потом другую, потом десятую. Или Он дал законы.

Стоит ли на это тратить жизнь? Чем мы занимаемся?.. Разве нам не всё ли равно? Важен только один принцип: Бог – источник всего существующего. А как сотворил – мне даже стыдно рассуждать об этом. Сказано: шесть дней – и хорошо, дан некий образ, и мне неважно это. Очень скоро мы там узнаем, как Бог творил мир, когда умрём, только, боюсь, нам это будет совсем неинтересно. Будем страдать, что мы на такие пустые вещи тратим свои силы и время. Это пример подмены.

Почему Тереза Авильская в вашем понимании сумасшедшая, а Василий Блаженный и прочие блаженные – святые? И почему наши «православные» против визита в Россию Папы Римского? Какое нам дело до того, как называются в России католические структуры и о чём собирается Папа говорить с католиками?

– Тереза Авильская утверждала то, что противно всем принципам христианской духовной жизни. В своём мистическом опыте она дошла до такого состояния, когда «Христос» ей стал являться очень часто и, наконец, заявил: «Я был Бог твой, отныне Я – супруг твой».

В Церкви есть выражение «невеста Христова», есть выражение «Христос – Жених Церковный». Надеюсь, что все люди знают разницу между женихом и супругом. Дмитрий Мережковский пишет об этом подробно, его книги изданы в Бельгии, даже, по-моему, католическим издательством, и опровержения там нет: Тереза психологически испытала всё то, что связано с супругом. Достаточно одного только её высказывания: «Возлюбленный зовёт таким пронзительным свистом, что не услышать этого невозможно. И изнемогает душа моя от желания».

Наши юродивые никогда до такого не доходили. Они притворялись сумасшедшими, могли выразиться нецензурными словечками, могли похулиганить, но таких богохульств мы никогда не найдём. Жизнь их свидетельствует об обратном. Та же Ксения Петербургская, какой образ жизнь она вела. Или Василий Блаженный – у них никогда такого не было.

Что вызывает недоумение при сравнении Терезы с Василием Блаженным? У Терезы вызывает возмущение вот эти отношения с Христом, то, что возлюбленный может звать свистом. Мережковский хорошо проводит аналогии, приводит исторические примеры, откуда берутся подобного рода вещи. Вот почему святитель Игнатий (Брянчанинов) – не я – называет её и других сумасшедшими. В здравом уме такие вещи сказать невозможно.

А если возможно привести какие-то смущающие поступки у Василия Блаженного, то можно разобрать, что там смущает.

Что касается приезда Папы – вы же понимаете, что такое машина пропаганды. Мы же знаем, что такое реклама. Вокруг приезда Папы создаётся колоссальная реклама, бросается на это много денег, создаётся большой шум – самое настоящее внушение.

Вот Христос должен был использовать средства рекламы того времени, чтобы Его идеи проникли в самые широкие круги мира. Он должен был бы родиться сыном императора или патриархом, первосвященником, книжником, фарисеем – не стал. Никем не стал, чтобы ничем не помрачить ту истину, которую Он проповедовал, чтобы не отвлекались на голос, манеры. А то бегут к тому, кто обворожителен, к тому же Виссариону. Христос же полностью избежал «рекламы».

Как обставлены визиты Папы? Не истина интересует, а то, о чём выпукло, ярко кричит вся история католицизма: пропаганда католицизма и воплощение своих экспансионистских устремлений.

Что касается повышения уровня местных администратур в епархиях – дело ведь не в бумагах, а в том, что наконец-то католичество получило почву для закрепления на нашей земле. Уже Кондрусевич говорит, что происходит нарушение прав человека, в отношении проповеди – вы не смеете даже выступать против. Как кукушонок, который выбрасывает из гнезда всех прочих. Идёт внешнее внедрение. Если католическая Церковь считает нашу сестрой, то могла бы помочь, например, в обустройстве, возрождении нашего образования – средств там много, помогите. А когда создаются параллельные структуры, то это соперник. Если сестра, то зачем же у своей сестры отбираешь?

Здесь дело не в формальных вещах, а серьёзно всё. Забыли в современном христианстве, что Церковь существует с одной целью – спасение человека. А многих уже эта цель не интересует, главное – захват территорий, государств, власти. Бедные люди…

Воцерковление – жизнь по Евангелию

Можно всю жизнь ходить в церковь, но так и остаться на уровне новоначальных христиан, т.е. не воцерковиться. Куда после смерти может душа попасть в таком случае?

– Если человек всю жизнь ходит в церковь, то скорее речь идёт о большей или меньшей степени воцерковления. Эта степень означает нашу правильную или неправильную, горячую или теплохладную духовную жизнь. Под воцерковлением нельзя понимать, что человек знает, когда праздники, где и кому свечку поставить, когда служба начинается – очень часто воцерковление так понимают. Можно всю жизнь проходить или даже прослужить в церкви, но так и остаться далёким от христианства.

Кто распял Христа? – Первосвященники, священники, богословы, монахи. Если сейчас бы пришёл Христос, то и от нас бы Ему досталось очень крепко. Правда, и нам бы досталось, не знаю, какой бы Он кнут сделал сейчас…

В какой степени была воцерковлённой Мария Египетская, когда пошла в пустыню? – В нулевой. А перед смертью какой она стала? Мы забываем самое главное – заповеди Евангелия. «Меня любит тот, кто заповеди Мои исполняет» и «бремя Моё не тяжко, и иго легко есть» – в это мы никак не можем поверить. Что не завидовать, не лицемерить, не лгать, не осуждать – это, оказывается, для меня благо. Мы часто говорим о повреждённости – разве это не повреждённость, что мы не можем этого понять?

Воцерковление осуществляется по мере вхождения человеком в жизнь по Евангелию. А эта жизнь включает в себя, во-первых, понуждение себя к исполнению заповедей Божьих. Во-вторых, покаяние в любом нарушении. Осудил – тут же покайся, не к священнику бежать, а к Богу – Он видит всё, я перед Ним согрешил. Обязательно вечером найти 2-3 минуты, чтобы покаяться перед Богом в том, чем согрешил за день. Покаяние – это вода, которая очищает меня.

А то течёт церковная жизнь, и я вместе с церковью: «тихо и плавно качаясь, горе забудем, друзья». Делать надо: читать Евангелие, что непонятно – спрашивать у людей, которые могут объяснить, обязательно читать хорошую святоотеческую литературу, не книжонки, где кто родился, когда что пристроили, где что сгорело. Надо читать авву Дорофея, Иоанна Лествичника, хоть у него и для монахов написано, но надо самим отличить, что к монахам относится, а что и нам подойдёт. Игнатия (Брянчанинова) надо изучать, особенно письма к самым разным мирским лицам. «Письма валаамского старца», игумена Никона (Воробьёва).

С кем мы общаемся – того мы набираемся. Хотя бы в выходные дни находить полчаса почитать. Самая опасная вещь, когда мы думаем, что мы в Церкви, ничего не делая над собой. Внешняя церковная жизнь – это нуль, если нет внутренней. Кто отверг Христа? Самые воцерковлённые люди, на которых молился народ, сливки церкви. Не учёностью, не саном приобщается человек, а жизнью своей.

Само покаяние церковные люди превратили в отчёт о проделанных грехах: приходят к батюшке, берут бумагу и читают: «Я согрешил то-то и то-то». И это называется покаяние. Карикатура, в насмешку превращаем самое главное. Пустота и игра с Богом и священником.

Не надо демонстрировать внешнее христианство

Некоторые православные считают, что ребёнка не надо учить в школе для ограждения от плохого влияния. Другая сторона вопроса – как верующему ребёнку вести себя в школе во время поста, различных праздников, типа 8-го марта? Как относиться к предметам, вводимым в школе, вроде валеологии?

– Не давать образование ребёнку из страха перед тем, с чем он может встретиться – это ошибка. Ребёнок всё равно вырастет, и войдёт в эту жизнь ещё более неподготовленным. А через школу он входит постепенно, и его надо приучать постепенно. Как приучали себя к яду те, кто боялись отравления? Они приучали себя к яду в гомеопатических дозах, постепенно увеличивая.

В отношении нашего взаимодействия с миром, даже в нашем внешнем облике нужно стараться, чтобы не выделяться ничем. Не надо демонстрировать своё внешнее христианство. Мы должны выделяться искренностью, правдивостью, нравственностью. Чтобы люди могли на нас положиться, сказать: этот человек не обманет, не подведёт, не продаст.

Поэтому детей учить, увы, надо, из двух зол выбирать меньшее.

В отношении предметов – в наше время родителям придётся знакомиться и с некоторыми пакостными вещами, чтобы объяснить детям, что это пакость, а это – хорошо. Именно в семье должно быть противоядие, чтобы ребёнок сам понял, сам увидел. Воспитание сводится к процессу вырастания из авторитета в истину.

Авторитет призывает к беспрекословной вере, а истина призывает к рассмотрению, совместному рассуждению. Начинается, конечно, с авторитета, но постепенно важно приучить ребёнка к рассуждению, объяснять ему. Учиться будешь, но то, что тебе там преподают – давай обсудим. Родителям придётся заняться собой и теми вещами, вроде валеологии: подумать, почитать, спросить, чтобы ребёнку объяснить, почему это плохо.

Что касается поста в школе – ребёнка нужно приучить к главной мысли, для чего нужен пост: пост – это воздержание, а не неядение определённых видов пищи. Можно съесть огромное количество, а можно чуть прикоснуться. Взять вместо бутерброда с колбасой – бутерброд с сыром. Съесть один, а не два бутерброда. Приучить ребёнка, чтобы он сам был заинтересован в этой идее. Мы воздерживаемся из благоговения, а не хулим эту пищу. Нужно вместе с ребёнком решить этот вопрос.

В школе бывают дискотеки – и общие, и внутри класса. Стоит ли христианину уходить от них, отгораживаться?

– Нужно подходить разумно: если ребёнок будет от таких вещей просто шарахаться, то над ним скоро начнут смеяться. Можно прийти, посмотреть и уйти: не нравится мне, ерунда. О вкусах не спорят. Нужно избегать конфликтов, находить формы, в которых можно отказаться от таких вещей, не категорически подходить. Хотя, может, кому-то и категорически подойдёт, исходя из его характера.

У Серафима (Роуза) есть хорошая мысль: если вы приучаете ребёнка к классической или народной музыке, то ему во веки веков не понравятся эти дискотеки. Нужно привить вкус, а иначе – природа не терпит пустоты. Ребёнку нужно найти хорошее увлечение.

Что делать, если ребёнок среднего возраста утрачивает желание ходить в храм?

– Этот вопрос постоянно задают, и я каждый раз удивляюсь, что его задают. Не дети, а родители виноваты. Значит, не было воцерковления, просто подводили к исповеди, к причастию, умилялись, как свечечки ставили. А объясняли ли, что такое христианство? Садились ли вместе и читали ли вслух? Спрашивали ли ребёнка, а что он думает? Ужасно, когда ребёнку дают уже разжёванную пищу. Нужно давать ему самому жевать. Нужно задавать педагогические вопросы, чтобы он рассуждал, чтобы это были его собственные мысли. Метод Сократа – вопросы, метод повивальной бабки.

Мы забыли одну великую истину – совместное чтение полезных вещей. Как изменился Меньшиков и вся его семья, когда Пётр сослал его – они сидели при коптелочках и вместе читали. Мы должны пробудить в ребёнке интерес, понимание христианских вещей, тогда можно надеяться, что он, подрастая, не только не уйдёт, а тянуться будет. А мы воцерковляем чисто физическим образом. Приводит мать малышку, а она по храму туда-сюда ходит и приучается, что храм – это не храм, а площадка для гуляния. Закладывается в ребёнке всё. Храм – это благоговение, нет храма, если нет благоговения.

Эмоции несвойственны перед Богом

В советское время многие были лишены таинства крещения и представления о Христе, однако жили в согласии со своей совестью, не зная заповедей, исполняли их. Возможно ли их помилование по смерти?

– Не беспокойтесь. Если уж даже мы, грешные и окаянные, которые мало кого любим, даже себя не любим, даже мы беспокоимся, чтобы не погибли эти люди, то представьте себе, как беспокоится Бог, Который есть любовь. Неужели Бог может поступить несправедливо, неверно? Этот вопрос обусловлен недоверием Богу. Я понимаю, что человек не виновен, а неужели Бог этого не видит?

Всё ветхозаветное человечество было некрещёным: откройте календарь – сколько там святых: Авраам, Иаков, Давид. Когда Христос пришёл, Он совершил исцеление человеческой природы в Себе. Тогда все те, кто не мог войти в Тело Христово до Христа, вошли, те, кто был способен принять Христа. Господь видит, кто способен. Многие мученики не были крещены.

– Богослужение – это центр христианской жизни. Какова роль клироса в спасении прихожан? Бывает ли так, что клирос мешает молиться?

– Храм – это место и время для молитвы. Это великое благо для людей, живущих в суете, чтобы прийти туда, побыть с Богом. Клирос имеет первостепенное значение для атмосферы храма, он может полностью расстроить эту атмосферу, когда регент решит, что храм – это место для концертов религиозного назначения.

Я многие десятки лет пел, когда я был ещё молодой, у нас регентшей была старая монахиня, чуть ли не XIX-го века. Бывало, что кто-то ошибался, однажды на «Херувимской» она рассердилась: «Такую пиесу испортить!»

Беда, если клирос будет подходить к этому как к пиесе. Если же песнопения будут исполняться строго, без фокусов, то клирос может очень помочь. Клирос от слова «клир» – много могут сделать для прихода, способствовать спасению людей, помогая людям молиться. У нас всё время поют, на Западе нашу Церковь называют «поющей». На клиросе огромная ответственность, клиросные должны подходить со страхом Господним.

Регент должен знать, что такое молитва, чтобы подходить правильно к пению. А то орут как сумасшедшие, фортиссимо, то умирают совсем тихо, как какая-то кокотка. Эмоции несвойственны перед Богом, нельзя это выделывать перед Богом. Фортиссимо и пианиссимо должны быть исключены в пении церковном.

Как относиться к новой иконе Богоматери, написанной Натальей Кошеваровой, называемой «Воскрешающая Русь», по рассказам некой Ольги, которой было чудесное видение?

– Я не видел её – ничего не могу сказать. Икона как и клирос – очень воздействует на человека, только не через слух, а через зрение. Нельзя писать иконы как портреты: написали Марьиванну, а назвали Богоматерью. На Западе этот процесс давно произошёл, ещё в те времена, когда там была только одна католическая Церковь. Писали портрет с человека и говорили: это Христос. Писали семейные портреты и называли: «Святое Семейство».

Я спрашивал: перед кем нужно служить молебен о пьяницах? – Перед «Неупиваемой Чашей», отвечают. Я говорю: «Конечно, и не вздумайте отслужить перед Владимирской!» Вот и язычество у нас: была одна Богоматерь, а теперь множество. И это называется Православием.

Печально, что так учат. Сейчас принимают сан и говорят, что принял достоинство. Не ответственность, а достоинство. Много светских людей, которые прикоснулись к церкви, начитались религиозно-философской литературы и ударились в сан, рукополагают сейчас легко. Люди маловерующие, играющие в старцев, – а таких множество.

Игнатий (Брянчанинов) писал: «Душепагубное актёрство и печальнейшая комедия – старцы, которые принимают на себя вид древних святых старцев, не имея их духовных дарований». Придаём ли мы этому значение? Не знаем мы святых отцов, их учения о старцах, отсюда у нас множество заблуждений. Исаак Сирин: «Высшая добродетель – рассуждение».

Объясните выражение: «Жена воцерковлённая спасает мужа, или муж – жену». Не всегда это понятно, особенно если неверующий супруг остаётся равнодушным к вере, службам.

– Апостолу Павлу был задан вопрос: надо ли разводиться христианке с мужем-язычником. Он ответил, что если вторая половина хочет оставаться в браке, то не разводитесь: «не спасёт ли жена верующая мужа неверующего?». Он говорит, что пример христианского поведения – а не то, что она будет стоять с акафистом или бросит все дела: мне плевать на всю семью, я пошла, у меня служба пятичасовая, – а когда он увидит душевную красоту: чистоту, кротость, заботу, увидит пример святости – вот что может спасти.

Так часто бывало, но бывало и наоборот. Когда была у него малая вера, а она взяла его в ежовые рукавицы, объявляет соседкам: «Наконец-то я своего дурака привела, причастился!» Насилием, угрозами развода заставляет его поститься: «Сейчас Великий пост, ты что, изверг, не понимаешь, что ли?!» А он неверующий – а с него требуют того, что является следствием веры, а не причиной. Безумие просто.

А если увидит пример, то может плениться, а насилие – отталкивает.

Бог никому не мстит

Вопрос о содержании в доме собаки, есть негативное отношение в церкви к собакам, «не ложись со зверем» – из Ветхого Завета. Почему Церковь не ведёт разъяснительную работу?

– «Не ложись со зверем» – речь идёт совсем о другом – о скотоложестве. В Ветхом Завете за такое казнили.

А насчёт собак один священник написал заметку «Мешает ли собака благодати?». Очень здравая заметка. Причём тут грех? Если кошку можно, а собаку нельзя? Просто с собакой порой связано много неприятного, запах, нечистоплотность, но если кого-то это не смущает – это его дело. Подчас нельзя войти в те дома, где держат собак. Вот причина, а не грех какой-то. Но относительно условий жизни нашей или наших близких – это может иметь значение.

Если Бог есть любовь, то как можно объяснить такой разгул болезней, бед, смертей? Как можно людей наказывать болезнями? Как можно наказать человека смертью или болезнями его детей?

– Ошибка в самой постановке вопроса: мы считаем, что Бог нас наказывает, Он нам мстит. Бог никому не мстит. Природа наших скорбей в другом – они есть следствие наших грехов. Апостол Иаков прямо пишет: «Бог никого не искушает, а каждый искушается, влекомый своею похотью». Господь промыслом Своим подаёт нам то, что наиболее полезно нам для исцеления от наших язв. Врач часто подаёт в помощь горькие лекарства, так и Господь посылает такие обстоятельства, которые могут способствовать нам в покаянии, чтобы мы опомнились. Эти обстоятельства могут быть разными, в том числе и скорбными. Бог – любвеобильный Врач, а лекарства самые различные: кому пластырь, кому вскрытие.

При неправильном отношении к этому мы можем оказаться в неверном понимании происходящего: у человека случилось несчастье, а у меня всё в порядке. Значит, он нагрешил, а я – слава Тебе, Господи. Это чисто иудейское понимание. Поэтому когда Господь сказал, что трудно богатому войти в Царство Небесное, то ученики изумились, потому что таково было иудейское сознание: богатый – праведный, а бедняка Бог наказал за грехи.

На самом деле и благополучие, и скорби – знаки одной и той же любви Божьей, только средства разные. Исаак Сирин говорит: «Не дух Божий пребывает в тех, кто живёт спокойно, а дух дьяволов». А мы мыслим точно наоборот.

Как поступать, если взгляды на воспитание детей в семье различны, разные ценности у супругов?

– На это невозможно ответить без знания – что за супруги, какие взгляды, какие отношения. Это уравнение с 21-м неизвестным. Здесь может помочь только пример правильной христианской жизни, хотя бы одного из родителей. И найти разумного человека, у которого можно попросить совета по воспитанию.

Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
«Без Православия мы превратимся в существ, которые сами себя погубят»

Православие прямо говорит, что хорошо и что плохо, и есть все основания верить ему

Хочешь быть счастливым – изучи законы духовной жизни. Лекция профессора Осипова (+Видео)

Как относиться с любовью ко всему и ко всем, чтобы не наступить на какой-нибудь ржавый гвоздь?

Бесы не только веруют, но и знают – и кем при этом остаются? Лекция профессора Осипова

Кто распял Христа? Мытарь, разбойник, блудница? – Нет. Выражаясь нашим языком, православнейшие люди

самое читаемое
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: