Почему православные так долго молятся?

|
Пустой тратой времени считают многие нецерковные люди посещение богослужений и длительные молитвы. Как объяснить неверующему, зачем православным столько трудностей – поклоны, посты, стояния? Как сочетается молитвенная нагрузка с необходимостью обычных дел: работы, учебы, домашнего хозяйства, семейными и светскими праздниками? Говорят священник Петр Пацкан, общественный деятель Людмила Станиславенко и богослов Фарес Нофал.

«Душа не пообщается с Богом, если она будет разряжена»

Протоиерей Петр Пацкан, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского в городе Могилёв-Подольский

– Есть ли для православного мирянина норма молитв в обычный день, воскресенье или церковный праздник, в дни поста и, в первую очередь, Великого?

– Сам Спаситель показал нам явный пример молитвы и поста. «Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал» (Мф. 4:1-2). Православному христианину нужно подражать нашему Спасителю и Учителю, который нам показал, как нужно молиться.

Другое дело, сколько нужно молиться. Тут для каждого мера определяется индивидуально. Потому что потребность в молитве человек должен чувствовать по зову своей души и совести.

Невозможно ограничить верующего определенной молитвой – одному нужно больше, другому – меньше. Человек приходит в церковь, и никто ему не назначает, сколько часов, минут и секунд он должен стоять и молиться. Церковь совершает богослужения по уставу и канонам, а мирянин – их добровольный слушатель и участник, который стоит на молитве, но может и выйти из храма. Его никто за это не накажет, потому что никто его не принуждает молиться.

Молитва – это добровольное пожертвование себя Господу.

протоиерей Петр Пацкан

Протоиерей Петр Пацкан

Никто не заставит человека прийти в церковь, и никто его оттуда не выгонит. Только в период Литургии оглашенных некрещеные и неправославные люди должны покинуть храм и выйти в притвор. А все остальные периоды богослужения человек имеет право быть его соучастником – он и сам молится, и принимает участие в общецерковной молитве.

– Время на молитву зависит не только от желания человека, но еще и от того, насколько он загружен необходимыми делами и обязанностями. А ведь кто-то еще ухаживает за больными родственникам и т.п. Как необходимость молитв и церковных служб соотносится с реальными возможностями людей?

– Если человек совершает милосердие и трудится во благо ближнего – ухаживает за больным или делает другую подобную работу – то это приравнивается к молитве, потому что тоже является жертвой Богу. Жертва Богу нашего времени, души и сердца проявляется не только в молитве, но и в физических делах и заботах. Но так, как у пташки два крыла, так и для человека необходимы пост и молитва, труд и молитва. Всё должно быть по силам.

Но молитву умалять нельзя, потому что молитва является особым подвигом и духовной пищей души. Без этой пищи душа ослабнет, и у человека очень понизится духовный иммунитет.

Всегда привожу пример, как молитвой заряжается душа. Если мы телефон не подзарядим, то не сможем пообщаться с близкими. Так и душа не пообщается с Богом, если она будет разряжена. И сколько хочешь подзарядить телефон, чтобы говорить с ближним, столько нужно и душу молитвой подзаряжать.

– Многие сейчас работают по 10-12 часов, и никакого подвига во славу Божью в этом нет – просто такой график. И приготовить завтрак-обед-ужин на всю семью ежедневно работающему человеку тоже когда-то надо. Вроде бы ничего особенного, но занимает очень много времени. И молиться уже вроде как и некогда.

– Во время любого труда можно и молитву творить. Тогда и мыслей пустых будет меньше, и разговоров ненужных.

– А если человек не успевает помолиться утром полно – прочитать Правило, главу из Евангелия, кафизму из Псалтири?

– В крайнем случае, можно заменить Серафимовым правилом, постоянно повторять «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся!» или творить Иисусову молитву. А если человек не может сосредоточиться на Иисусовой молитве, то пусть повторяет непрерывно «Господи, помилуй!»

– Что делать, если верующий по тем или иным причинам не может прийти на обязательные службы Великого поста?

– Обязательным для каждого христианина является церковное богослужение в воскресный день – вечерня и Литургия. В Великий пост, конечно, нужно посетить канон Андрея Критского и Мариино стояние. Если по каким-то причинам не получилось прийти, можно самому вычитать в другое время – сегодня литературы доступной достаточно. А заболевшему, к примеру, когда богослужение в храме совершается, нужно дома молиться.

Фото: mgarsky-monastery.org

Фото: mgarsky-monastery.org

«Каждый человек сам выбирает меру своего подвига»

Людмила Станиславенко, депутат Винницкого областного совета, глава общественной организации «Рада Виннитчины», мама двоих детей

– Для меня время молитвы – самое ценное. Независимо от того, могу ли найти на это всего десять минут, или, как в первую неделю Великого поста, когда стараюсь особо уделить время и силы для молитвы, побывав, как по мне, на неповторимых, тайных и самых глубоких богослужениях. В любом случае это то время, когда я наедине с собой и Богом. И это те моменты, которые помогают в дальнейшем двигаться вперед, делать все необходимые дела, помогают жить.

У людей неверующих так же есть разные способы находить себя, сбрасывать негатив, восстанавливаться, набираться сил. Кто-то ходит к психологам, кому-то нужны компании друзей, иногда это помогает, иногда нет… А человеку, у которого есть Бог в душе, всегда намного проще, так как мы знаем, что именно в моменте единения с Ним, по большей части, находим себя и силы для жизни. Такие моменты наступают у меня во время особых служб, когда можешь соединиться с Богом мыслями и душой.

– А как объяснить людям нецерковным, зачем нужно так долго молиться – когда богослужение длится четыре-пять часов?

– Если в течение четырех-пяти часов человек, который находится на службе, может хотя бы 20 минут по-настоящему побыть с Богом, это уже хорошо. У меня не получается всю службу быть сосредоточенной на молитве – мысли отвлекаются, уходят, соединяются с земными интересами. Поэтому мне иногда нужны именно долгие службы для того, чтобы найти вот эти самые драгоценные 20 минут.

К тому же мы столько времени нашей жизни тратим на ненужные вещи, что уделенное для молитвы время – это, по моему глубокому убеждению, совершенно не пустая трата времени, а самое малое, что мы можем отдать Богу. А зачастую это и есть то самое ценное время, которое мы можем найти и для себя.

Я знаю многих людей, которые вспоминают о Боге, когда у них что-то случается… Они заходят в церковь, ставят свечу, иногда заказывают молебен, и уходят, считая при этом, что вот теперь Бог им должен – потому что они зашли в храм.

Они не понимают: мы столько в жизни делаем неправильных вещей, что для того, чтобы что-то получать от Бога, нужно приложить усилия. А это и есть наша жертвенность – время и силы, потраченные на молитвы, богослужения, соблюдение постов, делание добрых дел и т.п.

Людмила Станиславенко

Людмила Станиславенко

И снова всё очень индивидуально. Поклоны, к примеру, каждый кладет как может – кто-то, по состоянию здоровья, совсем не может кланяться, может и сидеть на богослужении, но молитва его будет горячей и от души. Каждый человек сам выбирает меру своего подвига. Здесь не может быть какого-то общего правила для всех: например, стоять пять часов на службе, прочитать 5 глав из Евангелия или сделать 100 поклонов и никак иначе…

В моей мере мне, например, помогает разобраться мой духовный наставник. Я знаю по себе: иногда 10-минутная молитва бывает настолько чистой и искренней, что ты понимаешь – в этот момент Бог тебя слышит. А иногда можно машинально делать какие-то привычные вещи, а мыслями быть совершенно в другом месте.

– Как удается сочетать потребность в молитве и все бытовые, рабочие и общественные нагрузки, семейные и светские праздники?

– Опять же, у каждого своя мера. Общественная жизнь, мероприятия забирают много времени, сил, энергии – это правда. Я пополняю свою энергию, когда общаюсь с Богом, семьей, родными и любимыми людьми, когда обнимаю своих детей. Если есть немного свободного времени, стараюсь читать духовные книги, которые меня наполняют и возвращают к чистоте человеческого начала. Конечно же, стараюсь не пропускать воскресные и праздничные службы, и своим примером приучаю к этому своих детей.

Я уже сейчас вижу, как отличаются дети церковные, которые с детства ходят с родителями на богослужения, посещают воскресные школы при храмах, от своих сверстников, которые этого не делают.

С церковными детьми проще общаться, они больше понимают, у них есть основы любви и уважения к ближнему, почитание родителей и бережное отношение к старшим, понимание настоящей и чистой любви – то самое зерно истины. Что дальше будет с этим зерном, неизвестно, но оно есть, и я надеюсь, что даст свои ростки.

– Но есть же молитвенные нагрузки, которые считаются обязательными для православного христианина – утреннее и вечернее правила, как минимум, Евангелие, Псалтирь, акафисты…

– К сожалению, у меня не получается всё это делать так, как обязательно – я не успеваю. Опять же, индивидуальный подход. Я не могу выйти из дому без «Отче наш» и других простых молитв. Если есть время, читаю больше, если нет – ограничиваюсь своим минимумом.

Когда удается прочитать Правило полностью – радость, а когда нет – возникает чувство вины. Среди других, у меня есть небольшой молитвослов Покрова Божией Матери «Для защиты от бед и напастей на всех путях жизни», который я очень люблю. Стараюсь обязательно читать молитвы за детей и о благополучии в семье, которые есть в этом молитвослове. Если я этого не сделаю, то очень переживаю.

И, конечно же, общение с Богом всё время есть в течение дня в моей душе….

«Величайшая школа и языка, и стоящего за ним чувства»

Фарес Нофал, сириец, православный христианин, богослов, исламовед, г. Одесса

– Когда-то Владимир Бибихин дал удивительную характеристику окружающему нас миру: бытие, которое «гуторит». В этом, наверное, и состоит главное открытие ХХ века: подойдя вплотную к проблемам языка и общения, философы модерна и постмодерна вдруг обнаружили, что нас всюду и всегда окружает речь.

Оказывается, именно многоликая речь, «говорение», можно сказать, осознанное многословие лежит в основе всякой культуры, всякой жизни.

Фарес Нофал

Фарес Нофал

В этом каждый может легко убедиться сам: за двумя-тремя короткими идеями, фразами зачастую вырастают романы и поэмы, приятные многочасовые беседы и долгие признания в чувствах. А ведь есть еще и другие, переплетающиеся друг с другом языки – язык жестов, языки социальных отношений… Всё вокруг безостановочно гуторит – и лишь потому живет.

Сегодня наше богослужение уже не так продолжительно, чинно и размеренно, каким оно было, скажем, три или четыре века назад; тем не менее, оно остается для нас спасительно-многословным.

Во время службы Церковь пытается за несколько часов привести человека, быть может, к одной короткой фразе, к одной емкой мысли, к одному робкому внутреннему шороху – но как это сделать без того самого «говорения»?

Для рождения в нас очень простой, на первый взгляд, вещи, – искреннего признания в любви, – мы пытаемся в храме поговорить друг с другом, с Богом, с собой несколькими языками молитвы: словесным, музыкальным, обрядово-эстетическим. И очень часто это помогает – подчас только по прошествии почти четырех часов великопостных «бдений» нам становится, по меткому выражению современного классика, «светло, как бывает, когда в самом сердце рождается стих». Богослужение, кажущееся настолько длинным – величайшая школа и языка, и стоящего за ним чувства.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Молитвенная «скороговорка», или Как не обокрасть себя

Что за беда? Не хочешь молиться – и не надо. Сам себе навреди

Как правильно молиться в храме

Часто ли мы задумываемся над тем, как мы молимся в храме? Какой вид молитвы практикуем? И…

Если ты сам не веришь в силу своей молитвы, то почему ждешь чуда?

Верить – значит доверять. Верить в Бога – значит вручить себя Ему