Почему веркольские монахи перестали искать мощи отрока Артемия

Когда-то над Пинегой высилась стена монастыря во имя праведного отрока Артемия. Теперь она осталась только на фотографиях да на иконах святого отрока, где его по-прежнему изображают на фоне обители, какой она была до советского разрушения.

На краю земли

Добраться до монастыря не так уж просто, поэтому здесь не очень много паломников (в отличие от Соловецкого монастыря, например), практически вовсе нет туристов, да и местных жителей, не имеющих отношения к монастырю, тоже, по сути, нет.

На поезде, и то с пересадкой в Архангельске, можно доехать только до города Карпогоры, а оттуда нужно будет ехать на маршрутке или такси. Чтобы переправиться через Пинегу, нужно заранее договориться с монастырем — оттуда пришлют перевозчика.

Переправа через Пинегу к Артемиев-Веркольскому монастырю

Переправа через Пинегу к Артемиев-Веркольскому монастырю

Поезд приходит в Карпогоры в начале одиннадцатого, до Пинеги вы доберетесь в начале двенадцатого, глотая по пути пыль, непроницаемым высоким шлейфом встающую на грунтовке за каждой машиной. (Трудно любить тех, кто тебя обгоняет и заставляет часто моргать и кашлять от набившейся в глаза и рот пыли, но можно их понять: до обгона они пробирались сквозь пыль от твоей машины). Зато добравшись…

Тонкое зудение полчищ комаров перекрывается восхищенными охами и ахами. Ешьте нас, пейте кровушку, но мы будем изо всех сил фотографировать, благословляя художника — Творца неба и земли.

Зимой по льду, а летом на лодке (иногда шальная волна может ее захлестнуть даже при самой тихой погоде, так что сумку с документами и гаджетами на дно лучше не класть) можно добраться до обители, а осенью и весной — то ледостав, то ледоход — связь с миром обрывается. Пока не было мобильной связи и интернета — было полное ощущение древнего отшельничества. Сейчас изоляция уже не полная, но тихое время без неожиданных (да и ожиданных) гостей братья любят больше всего.

— Мы не загружены паломниками и туристами. Рады всем, кто приезжает, и рады, когда никто не приезжает, ведь Христос — «тишины Начальник», а внешняя тишина помогает обрести и внутреннюю, — говорит духовник монастыря иеромонах Венедикт (Меньшиков).

Паломников ждет горячий монастырский конь Иртыш - можно положить вещи в повозку и идти к обители налегке

Паломников ждет горячий монастырский конь Иртыш – можно положить вещи в повозку и идти к обители налегке

С флота на кухню

Геннадий живет в Веркольском монастыре с 2003 года: приехал на три дня посмотреть и остался — сначала на три недели на сенокос, потом и насовсем. То на лодку было некого поставить, а он на флоте раньше был; то на кухню отправили. Недели на три в году выезжает к семье и к врачу.

— У меня христианская семья, всё в порядке: сын повзрослел, они понимают, что главное — спасение души. И послушание интересное: я и сам не знал, что я повар, в шоке был. На флоте ходил-ходил, а тут только выяснилось, что мог поваром работать.

Поваром — между жаркими печами и разделочным столом — Геннадий стоит уже восемь лет. На столе у братии — супы и каши, рыба, домашний творог и молоко. В 1990-е годы были голодные времена, приходилось делить банку консервов на несколько человек. Сейчас отцы признаются: осталась «норма» по хлебу собственной выпечки (два кусочка на завтрак и три на обед), но первого и второго можно взять сколько угодно.

— За время, что отец Иосиф здесь игумен, в монастыре сложились свои неписаные традиции, и новые, кто приезжает, начинают следовать им. Основа всего — христианство и устав монастыря. Все проходят послушания, все пришли ради Христа. Убери послушание — любая мужская община развалится. Всем приходится делать не то, что хочется. Послушание мыть посуду, например, никого не радует, а все моют. Конечно, в чем-то все монастыри похожи: куда ни приедешь, там свой отец Венедикт, свой отец Лазарь. Но в чем-то и люди другие, и традиции: мы и Сийский монастырь — совсем разные. Здесь мы живем годами и не замечаем, как меняемся, а поедешь в город — и всё чужое.

Артемиевский храм

Артемиевский храм

Преображение человека

За время, что Геннадий живет в монастыре, приняли постриг уже несколько монахов. Сам он продолжает носить обручальное кольцо и о сане не помышляет:

— Монах — это серьезно. Со стороны нельзя это ни на себя примерить, ни рассуждать об этом, ни понять это. Я на двух постригах был, это именно преображение, без всякого пафоса говорю. Первые три года я что-то такое думал, а потом на себя посмотрел — не монах, — рассказывает Геннадий. — Один у нас семь лет послушником жил, не постригли — теперь жена, дети. Бывает, что человек сломался в миру и ищет покоя, приезжает сюда и думает, что он обрел покой. Потом уезжает в мир, там ничего не получается, он возвращается… В миру такой же крест, как в монастыре, не меньше.

Геннадий приехал в монастырь на три дня и остался

Геннадий приехал в монастырь на три дня и остался

Искушения, в том числе бесовские, — в монастыре реальность, от которой не отмахнешься. После братского молебна (начинается в 5-30 утра) перед завтраком многие ложатся еще немного поспать («может, редкие избранники читают Святых отцов или молятся», — говорят в монастыре), и в это время, как говорит духовник монастыря отец Венедикт (Меньшиков), присниться может все что угодно. Бесы очень любят именно это время. Да и вообще за тихой внешностью монастырской жизни скрываются бури и брани, преодолев которые, человек приносит духовные плоды.

Святыня под спудом

Мощи праведного отрока Артемия были укрыты монахами в 1918 году, чтобы над ними не надругался направленный в монастырь специально для этого отряд ВЧК. В 1941-1942 годах особый отряд НКВД занимался поиском мощей в Веркольских окрестностях, но так их и не нашел.

Не нашли их и позднее.

— Думаю, рака праведного Артемия хранится у реки Кумбалы по левой стороне, там стоит береза с крестообразными ветками, как на Анзере на Соловках. Сколько жил — не видал такой бересты, чистая-чистая! Как знак Божий, — говорит местный художник Дмитрий Клопов, участвовавший в восстановлении монастыря в 1990-е годы. — Я в прошлом году ходил с топором за чагой, там когда-то была мельница, а теперь, если раку найдем, надо там поставить часовенку.

Успенский храм

Успенский храм

Иеромонах Венедикт (Меньшиков), впрочем, говорит, что когда монахи по Кумбале ходили, ничего похожего на описание Дмитрия Клопова они не видели.

— Мы пытались искать мощи, даже ступеньки разбили в Казанском храме, зеркала туда пихали какие-то, искали замурованные комнаты… Приходили письма, что якобы кто-то видел, что мощи на территории монастыря. Наш архивариус Георгий тоже «бредил» этой затеей, у него своя теория, он искал и в Успенском храме. Кто-то искал подземные ходы из монастыря к Пинеге — якобы мощи там, — вспоминает иеромонах Венедикт, благочинный монастыря и духовник братии. — А потом всё это оставили. Когда Господь благоволит — явит мощи. Раньше мы каждое утро в конце молебна читали особую молитву об обретении мощей. Теперь перестали: надо просить о спасении души, об исправлении жизни, Царствия Небесного просить, а нам мощи хочется. Вот и успокоились мы.

Братский молебен начинается  в 5-30 утра

Братский молебен начинается в 5-30 утра

Насельники монастыря вместе с наместником не уверены, что готовы к обретению мощей — вернее, к увеличению числа паломников, к которому поведет явление святыни. Хотя мощей в России сейчас много, они перестали быть «невидалью», а дорога к Верколе трудна, людей в монастыре станет больше.

— Как мы можем быть уверены, что понесем это? Преодолеем ли свои страсти, не соблазним ли людей? Надо самим быть святыми, чтобы жить у святыни. А в вопросе о том, где мощи, нет духовного смысла, — говорит отец Венедикт.

В монастыре ежедневно совершается литургия

В монастыре ежедневно совершается литургия

Детский монастырь

Устав обители, как и в прежние времена, строг: «Друг к другу в келию без великой нужды не ходить, разговоров неполезных всемерно уклоняться: в коридорах для бесед не останавливаться; в трапезе отнюдь не разговаривать; громко в келиях не читать, быть и наедине всегда одетому, кроме ночных часов: почитать друг друга, особенно старших летами…» Но это не значит, что монахи ходят угрюмыми и чуждаются шутки.

Телят еще не берут на выгон вместе с коровами

Телят еще не берут на выгон вместе с коровами

— Однажды к нам приехал паломник — старцев искал. Еще и обижался на нас, не верил, что в северных лесах — и старцев нет! — вспоминают они юмористические случаи из жизни обители, оговорки из чтений за трапезой (вроде «архирасстриг» вместо Архистратиг Михаил). Дело не в том, что в братии — простецы: наоборот, как говорят в монастыре, человеку с двумя высшими образованиями бывает труднее и читать на клиросе, и даже запомнить последовательность действий в алтаре. Может, голова слишком плотно набита знаниями, и новые не помещаются?

Алексей - сын священника из Архангельска - летом приезжает помогать в монастыре

Алексей – сын священника из Архангельска – летом приезжает помогать в монастыре

— Может, монахи и должны быть серьезнее, но я списываю на то, что у нас детский монастырь, нам можно, — шутит духовник братии отец Венедикт.

В конце концов, есть и Евангельская заповедь «быть как дети», чтобы войти в Царство Небесное.

Владимир дважды в день выгоняет коров пастись и, пригнав обратно, доит

Владимир дважды в день выгоняет коров пастись и, пригнав обратно, доит

Восстановление из руин

— То, как монастырь выглядит сейчас — грановитая палата по сравнению с тем, какие завалы и разруха были лет пятнадцать назад, — вспоминает отец Венедикт. — Два года назад только появился теплый туалет, а то были все прелести жизни, особенно в 56 градусов мороза.

Когда отец Венедикт приехал в монастырь, в Артемиевском храме еще светилась сквозь слой краски на полу баскетбольная разметка, оставшаяся в наследство от школы для умственно отсталых детей. Оргалитовые иконостасы, падающие со стен кирпичи. Зимой служили в варежках и пимах (высокие ненецкие сапоги из оленьих шкур).

От висячей галереи Успенского храма ничего не осталось

От висячей галереи Успенского храма ничего не осталось

До пострига отец Венедикт прожил в монастыре год — в те годы традиции трехлетнего искуса еще не было. Ему был 21 год, он хотел пожить немножко и поступить в семинарию. Пожил — и в семинарию расхотелось, остался.

— Мы застали время, когда в Русской Церкви была «включена парикмахерская»: с помощью множества постригов хотели заполнить монастыри. Но восполнить невосполнимый пробел за один раз невозможно, нужна передача опыта, в том числе опыта покаяния и послушания, не только из книг. А то и бывает, что молодой человек прельстится одеяниями и внешней стороной жизни в монастыре, — говорит отец Венедикт.

Монастырский Рыжик. Еще есть черный Моня и черно-белые коты

Монастырский Рыжик. Еще есть черный Моня и черно-белые коты

Времена «парикмахерской» прошли, как и времена, когда не хватало элементарного. Но годы «голода» вспоминают как добрые:

— Легко не есть, когда нечего есть. Может быть, трудно при этом не роптать и не раздражаться, но не есть — легко. А ты попробуй воздерживаться, когда на столе и то, и другое, и третье, — а вот что по-настоящему ценно, — говорит иеромонах Венедикт.

Восстановление происходит плавно, комфорт стал прибавляться только в последние пару лет. Паломники приезжают одни и те же из года в год — из Петербурга, Москвы, Северодвинска, Кронштадта. Говорят, что редко кто, приехав раз, не возвращается.

Паломники трудятся в монастыре

При монастыре есть пасека – и каждая цветущая рябина в округе гудит так, что подойти страшно

Лесную тропу к святому источнику над Пинегой называют “архиерейской”

Сушат пинежскую рыбу

В Никольской часовне когда-то хранились мощи святого отрока Артемия, а Ильинский деревянный храм открывают для богослужения раз в год – на день Илии Пророка

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Две жизни «пинежского Пиросмани» Дмитрия Клопова

История жизни художника, который принялся восстанавливать древний северный монастырь

Чудотворец Артемий

Он не был мучеником или схимником, стяжавшим святость многолетней молитвой. Не был священником или богословом. Он…