Почему я не хочу ходить на митинги и почему я на митинги ходить буду

|
Митинг на проспекте Сахарова. Фото РИА Новости, Александр Кожохин

Митинг на проспекте Сахарова. Фото РИА Новости, Александр Кожохин

Прежде всего, нужно сделать несколько предупреждений – просто чтобы мне не приписали того, чего я не говорил, не думал и даже не помышлял.

Первое. Я считаю, что православные вправе иметь абсолютно любые мнения по поводу того, кто и как должен управлять страной, как должны распределяться в обществе блага, какие возможности и права у кого должны быть. Ничего греховного ни в каком из мнений (подчёркиваю — именно мнений, а не действий) по этим вопросам я не вижу.

Второе. Я считаю, что ходить на разрешенные митинги — совершенно нормальное дело для всякого, кто имеет желание нечто сообщить властям. Более того, дело хорошее и полезное.

Третье. Я в курсе, что власть в России весьма и весьма неидеальна и самостоятельно не станет лучше. Также я в курсе, что оппозиция представляет собой довольно пёструю компанию, самых разных убеждений, с самыми различными целями, планами, союзниками и прошлым.

Четвёртое. Данный текст говорит не о моих эмоциях, а о том, как я вижу политический процесс и почему я пришёл к тем выводам, к которым пришёл.

Ну, а теперь по делу.

Каждый человек, который приходит на какой-то митинг – это своего рода рубль, положенный в партийную кассу организаторов или тех, кто способен продемонстрировать власти, что он – организатор. А поэтому, прежде чем идти на митинг, подумайте, готовы ли Вы отдать немного денег – ну, например, столько, сколько стоит Ваш рабочий день – в карманы тех, кто представляют собой на митинге организованную силу, которая борется за власть.

Невозможно достичь политических целей, не будучи субъектом политического процесса. Участники митинга сами по себе таковыми не являются. Власть не может и не будет говорить с каждым конкретным человеком, в лучшем случае она прислушается к принятым на митинге документам или к тому, что озвучено с трибуны.

Власть, будучи структурой формальной, способна контактировать только с тем, что определённо и организованно. В противном случае непонятно – с кем говорить, как говорить и насколько оно может отвечать за свои слова.

Люди на улицах – это ресурс более организованных политических сил. Я говорю так не потому, что люди глупы или слабы. А потому что их слишком много, они слишком разные и они сами говорят, что никому не делегировали представлять себя перед властью, что эти ораторы – не их голос. В результате получается эмоциональное, но не слишком внятное многоголосье, вывести из которого конкретные меры власти предоставляется самостоятельно, а значит – предоставляется отличная возможность ничего не делать.

Ну хорошо, собравшиеся требуют перевыборы под контролем гражданского общества. Значит надо, чтобы гражданское общество было кем-то представлено в ходе организации и проведения перевыборов. Вот митинг, сто тысяч человек. Их всех звать на заседание кризисного комитета? А если не всех – то кого и почему?

Таким образом, выгоду от митинга всегда забирает себе организованная группа, которая способна сформулировать очень точно – чего хочет, причём на языке документов, которая будет указывать властям на толпы на улицах, чтобы донести эти документы в нужные кабинеты.

Придя на последний “марш миллионов” я на эти организованные силы посмотрел вблизи, не первый раз уже (я ходил на митинги и зимой, и весной). Некоторые из представленных лидеров мне по-человечески симпатичны – хотя бы просто как люди, которые за свои убеждения честно пострадали, и иногда довольно серьёзно. Я в принципе не против быть для них ресурсом, и на митинги ходил неоднократно, и борются они сейчас и за вполне здравые вещи, которые я поддерживаю.

Но лично моя готовность делиться собой закончилась, когда я послушал резкое антиклерикальное выступление с трибуны. Причём не по делу антиклерикальное выступление (сращение Церкви и государства – вещь вредная и опасная, что прекрасно показывает недавняя новость из Дании), а именно антиклерикальная ругань. Привычные штампы про “ЗАО РПЦ”.

Люди вправе так думать – антцерковными штампами. Они вправе провозглашать их с любой трибуны, которая будет им предоставлена. Также они вправе бороться со всемирным англосаксонским заговором, ограждать мир от инопланетной угрозы или строить планы всеобщего отказа от мясной пищи. Однако я не хочу быть ресурсом для антиклерикальной ругани. Не хочу жертвовать им деньги и не буду ходить на их митинги, даже если у них есть и хорошие цели, даже если у них симпатичные мне союзники. Не хочу быть частью картинки “стотысячная толпа приветствует антицерковного оратора”.

Я никого ни к чему не призываю и не навязываю, это лично мой выбор. И моё мнение ни об одном человеке не изменится – пойдёт он на следующий митинг или не пойдёт.

Потому что люди – это всё-таки не ресурс. У каждого вышедшего есть своя голова на плечах и своя совесть. Если кто-то видит свой долг в том, чтобы непременно на митинг пойти, хоть за восстановление СССР, хоть за свободу Мубараку – он даст свой ответ Создателю только за то, что сделал сам, какими соображениями и чувствами руководствовался. Как и кто воспользуется его рублём, на чью мельницу он в итоге воды нальёт – уже не он решает. Если он будет обманут – то он будет честно обманут.

Политический процесс – это сложное, плохо предсказуемое явление, иначе бы не было такой профессии как политолог. В нём легко ошибиться, запутаться и сделать ошибку, в которой потом придётся раскаяться.

Но совершенно точно не выход – сидеть не высовываясь, никогда никуда не ходить, радостно отыскивая изъяны у всех возможных организованных сил: “А вот этот оказался соглашателем! А этот – вруном! А этот на дорогой машине ездит, наверняка ворует!” Ну и что с того? Отвечать-то придётся за себя, не за того, кто на дорогой машине.

Заниматься политикой, в том числе ходить на митинги, стоит также, как подавать милостыню или покупать мебель – спокойно, сознательно и понимая все последствия. Думать – правильно, разбираться и прикидывать дальнейшее развитие событий – прекрасно. Любое действие человека, особенно связанное с другими людьми – это всегда риск, но риск необходимый.

Я в дальнейшем, несомненно, сам буду рисковать таким же образом. Да, я не буду ходить на митинги определённых сил, но, вероятно, буду ходить на другие митинги или участвовать в жизни страны иначе.

Читайте также:

Бумага и чернила станут отныне моим утешением, или Прощай, Абай!

Несанкционированный крестный ход?

Антицерковные лозунги не получили поддержки на митинге (+ФОТО)

Гуляния – не демонстрация

Спрос на смысл

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
488 человек привлечены к ответственности за участие в акции протеста в Москве

Четверо участников акции с санкции Тверского суда были арестованы, их обвиняют в нападении на полицейских

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: