Почетно ли быть многодетными?

|

 

Дерзну утверждать, что этот вопрос, в той или иной форме, вставал перед каждой семьей. Мы с мужем ответили на него положительно, но в этой статье я бы не хотела никого агитировать. Мне хочется просто показать, как выглядит проблема «изнутри».

 

 

Разбирать взаимоотношения многодетной семьи и общества я начну с внутрисемейных отношений. Принято считать, что количество детей в семье почти целиком зависит от матери, но мой многолетний опыт убеждает меня, что это не так. Да, женщине предстоит родить, выкормить, обучить еще одного ребенка. Однако, глобальные вопросы: «Где будет жить семья? На что жить? Как дать детям образование? Как воспитать их настоящими христианами?», – предстоит решать отцу, и его выбор, его решимость родить ребенка не менее труден и ответственен, чем матери. Не зря же написано в Евангелии: «Авраам родил Исаака» (Мф. 1:2). В нашей семье разногласий по этому поводу никогда не было, без признаков диктата с чьей-либо стороны. Может быть, это один из секретов нашей устойчивости к внешним бурям. «Царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф,12:25).

 

Немного истории. В 1944г. в СССР были учреждены медали «За материнство» (серебряная и золотая), ордена «Материнская слава» (I, II, III степени) и «Мать-героиня». Этих знаков удостаивались женщины, родившие и воспитавшие, соответственно пять, шесть, семь, восемь, девять, десять и более детей. К наградам, очевидно, прилагались кое-какие привилегии. Тогда же и их обладательниц стали называть, на мой взгляд, несколько пренебрежительно – многодетные. Заметьте, в 44-м году ряд начинался с пяти детей. С развалом СССР канули в лету и советские ордена и медали. В России нет государственных наград за материнство. Пару лет назад Патриархат нашей Церкви учредил знак «За материнство», судя по всему, эта награда не получила широкого распространения. Может быть, еще не время? Лишь в этом году губернатор Московской области в честь года семьи утвердил награду для матерей, имеющих 5 и более детей. К слову сказать, к награде прилагается 100 000 рублей, и получить ее, не так-то просто. Нужна характеристика с места работы (!), нужно, чтобы были приличные жилищные условия, чтобы дети были в школах и садах на хорошем счету. Да! Есть еще «Удостоверение многодетной семьи», которое вы можете получить в собесе, изрядно побегав, и которое дает небольшие льготы на оплату кое-чего.   Вы чувствуете разницу? Вместо орденов и медалей – удостоверение о праве на льготы. Итак, по крайней мере, в глазах правительства, престиж материнства явно упал с 44-го года. А в глазах простых людей? В глазах людей церковных? Расскажу о нашем опыте.

 

 

Наша третья дочь родилась в 1997 г. Мы стали маргиналами сразу, как только люди заметили мой живот. Мы живем в маленьком подмосковном городке. У нас на улицах с половиной людей здороваешься, а ¾ знаешь в лицо. «Вы что, с ума сошли?!», «Ну зачем, зачем?!», «Как вы решились?!», «Смелая вы женщина! (с интонацией: во, дура-то!)». Родные были более категоричны: «Ну, вы со своей мракобесной церковью совсем того…» Далее следовали рассказы о том, как плохо будет скоро нам и нашим несчастным детям, о том, что нам не хватит здоровья, сил, денег; что не прокормим, не вылечим, не сможем дать образование. А я? Я, естественно, пугалась, несмотря на всю свою решимость. Потому что кто из нас может сказать: «Хватит, прокормим, вылечим, сможем»? Потому что это не в наших руках, а в руках Божиих.  И я честно переходила на другую сторону улицы, старалась не посещать детскую поликлинику и возить еду из Москвы. Пожалуй только супруг был неизменно бодр и благодушен. Он в конце дня возвращал мне утраченную было уверенность и бодрость духа.

 

И еще в храме я могла вздохнуть свободно. Надо сказать, что тогда в наших храмах не было столько детей, случалось, что мой младенец был единственным причастником, да и молодежи стояло значительно меньше, чем сейчас. Но! Те самые старушки, которых сейчас так модно ругать за грубость и бестактность, в неизменных платочках и длинных юбках, никогда не спрашивали, как я на это решилась. Им и так было все понятно. Они неизменно твердили: «Слава Богу!», когда я сама готова была воскликнуть: «Господи, за что?!» Вот несколько высказываний, которые давали мне силу жить в то время. «Сделать аборт – все равно, что отречься от Христа» (Духовник). «Впрочем, спасется (жена) через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1Тим,2:15) «Молод был и состарился, и не видел праведника покинутым, ни потомков его просящими хлеба..»(Поучение Владимира Мономаха)

 

Позднее, я часто спрашивала себя: «Почему ко мне цепляются на улице малознакомые люди? Что я им сделала? Я же не трогаю никого» Сейчас мне кажется, что трогаю. Задеваю своим существованием. Поговорите по душам с людьми старшего поколения. Кто из них никогда не делал аборты? Сколько у них детей? Только честно. Они не знали, что делают? Да, не знали, у этого поколения отняли Бога. Но душа-то чувствует приближение страшного греха, и трепещет. Редкая женщина спокойно шла на это. Как правило, мучилась и колебалась. И решалась. Потому что «не смогу, не дам, не выращу» И если у нас все хорошо, то, выходит, она зря решилась.  Мы им как укор – могли бы и оставить. Это я сейчас понимаю. А тогда мне было страшно, и больно. Я – изгой в своем народе. «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир..» (Ин, 16:33)

 

 

С рождением четвертой дочки нам стало легче. Шел 99-й год. Храмы наполнялись молодежью и детьми. Да и вообще дети начали, наконец, рождаться. Конец света не наступал. Детки росли здоровыми и радовали. Благосостояние росло. Я привыкла к своему положению, стала увереннее, и окружающие пообвыклись. Родные махнули на нас рукой. Многие стремились помочь, чем могли, хоть в душе и не одобряли. Мы справлялись, разумеется, с помощью Божией.

 

Замечу, что за всю тринадцатилетнюю историю моего православного многодетства мне лишь однажды пришлось услышать традиционно православное обвинение в том, что у меня много детей  – вы, мол, невоздержанно живете. Все остальные вопрошатели, «почему столько», имели ввиду, очевидно, другое – банальные ПЗС.

 

Потом грянул юбилейный 2000-й год. Моя подруга прибежала к нам в дом возбужденная радостной новостью: «А ты знаешь, православная церковь разрешила презервативы!» «Не может быть», – сказал муж, и пошел разбираться в Интернет. Через 5 минут стало ясно, что братья и сестры (особенно сестры!) весьма творчески переработали для себя Социальную концепцию РПЦ, а именно, тот самый, всем известный пункт о семье и чадородии.

 

Тогда же нас заметили светские СМИ. О нас сделали несколько публикаций. Удачных и не очень. Притом, что материальной помощи от государства мы практически не видели. Помогали нам частные лица, и серьезно помогали, но государство – почти нет. Я это к тому, что многие решили,  что раз о нас пишут в газетах, то мы имеем серьезное муниципальное подспорье, и обиделись. Напрасно. У нас в стране, а может и в мире, мало что приспособлено для больших семей, и льготы у нас меньше, чем у пенсионеров и ветеранов труда. Мы не объедаем сограждан.

 

Тогда же заговорили о том, что женщины должны рожать, иначе стране не жить. Меня лично такие «должны» оскорбляют. Нет, я люблю свою страну, и детей стараюсь воспитать патриотами. Но это ж кем надо быть, чтобы рожать детей в интересах государства?! Я могу еще понять в интересах личного спасения, или из любви к мужу, или из любви к младенцам, или чтобы обеспечить себе старость. Но из любви к государству?! Люди, такое бывает?!

 

Мне кажется, что последовавший затем новый виток общественного отторжения материнства и многочадия (а он последовал!) был отчасти спровоцирован этой неумелой, грубой агитацией. В мире, где все должны мне, а я никому не должен, разумно ли заявлять, что НАДО рожать?!

 

Мы больше не одиноки. В нашем приходе, например, сейчас не менее пяти семей, имеющих пять и более детей, и будут еще, я уверена. Но храм, к сожалению, постепенно перестал быть местом, где тебя понимают без слов. Молодые православные женщины, имеющие обычно 3-х, 4-х детей возмущаются в Интернете и вслух: «А я больше не хочу, мне и так тяжело. А я и не должна, вот в Социальной концепции… А  у них 8, и все грязные!», или просто вздыхают: «Не дай Бог. Не сейчас.» и за всем этим сквозит неуверенность: «А вдруг у меня не получится «достойно воспитать.» (выражение из Социальной концепции РПЦ) Ясно, что позитива в общественное мнение о многодетных такие разговоры не добавляют. Не чувствуется в них ни радости материнства, ни умиротворенного ощущения примирения с Богом. И вполне естественной мне кажется реакция внешнего мира: «Ты сама этого хотела!» Слава Богу, что есть и светлые , жизнеутверждающие публикации, исполненные веры. Искренней любви, простоты и мудрости. Например, рассказы матушки Галины Соколовой, вдовы погибшего протоиерея Феодора (Соколова).

 

Надо сказать, что написать хорошую статью о многодетной семье очень сложно. Я думаю дело здесь в том, что на духовном уровне нельзя противопоставлять малодетных матерей  многодетным. Такого противопоставления быть не может, так как мера православности все-таки не в количестве детей, а в искренности и глубине стремления к Богу. А на бытовом уровне жизнь многодетной семьи принципиально отличается от семьи малодетной, поэтому вопросы, которые в таких публикациях возникают, на самом деле вообще не стоят. Проблемы, конечно, есть, но они другие, не знакомые, как правило, ни редактору, ни корреспонденту  ни малодетному большинству. Вот и выходят интервью либо тоскливые, либо неправдоподобно глянцевые. Кроме данного издания, мне нравится то, что в этом направлении делал и делает журнал «Фома»

 

Несколько слов скажу о телевидении. Я не знаток этого жанра, в отличие от многих соотечественниц, суждения составляю из случайно подхваченных в общественных местах отрывков. Так вот. Года три назад о многодетных семьях или вообще не говорили, или показывали откровенные отребья. В последние годы делают отдельные передачи, даже с присутствием священника, но людей приглашают, мягко говоря, неадекватных. Где они их только берут? Или так: идет нейтральная к нашей теме передача, «Суд идет, например». Преступница – 3-й ребенок у матери, которого вообще бросили. И так – не раз, не два, даже на мой отрывочный взгляд. Зачем? Это что, новый стиль такой, как в эпоху застоя, хоть походя, но в каждом фильме плюнуть в религию? Нет желания разбираться…

И, наконец, о самом болезненном. Текущий год принес публикации в церковных изданиях, где люди, облеченные духовной властью, высказываются о том, что для спасения не обязательно иметь много детей.   Я далека от желания пасти пастырей, и обсуждать где-либо эти статьи. Я только с болью наблюдаю, с какой радостью и облегчением воспринимают молодые сестры эти тексты. Получается, что можно и детей родить «в меру», и в царство Божие войти. Получается, что есть в Раю и нераспятые. Вы читали «Письма Баламута» К.С. Льюиса? Помните то замечательное место, где бесы бегают с огнетушителем во время наводнения, и заставляют людей переходить на ту сторону лодки, которая и так под водой? Так вот, мне кажется, что бороться с ханжеством в эпоху всеобщей распущенности, равно как заявлять, что многодетство не является условием спасения, в то время как 90% православных женщин предохраняется от беременности – это одного порядка действия.

 

У нас с мужем сейчас восемь детей, младшему – год с небольшим. Круг моего общения почти сплошь православный. И опять я все чаще слышу вопрос, который притих было лет на пять – шесть: «Вы еще рожать будете?» И такая надежда светится в глазах, а вдруг я скажу: «Нет, хватит». Ведь это опять будет значить, что можно. Значит, можно и им, у каждого своя мера, у вас своя, у нас своя, у нас 8 детей, а у них будет 2 ребенка. Но я не могу сказать: «Хватит», а только – «Как Бог даст»

 

Итак, почетно ли быть многодетными? Мне кажется, лучше не задаваться этим вопросом, т.к. слишком короток век и неизмеримо дороже Вечность с Богом, который призывает нас любить Его, а, значит, не о почете наша забота, а о служении Ему всем сердцем своим, всем существом своим.

 

Господи, даруй нам силы, разумения, терпения и любви. Аминь

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: