Почитаем ли мы новомучеников?

10 лет назад, на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви были прославлены новомученики и исповедники российские. Сложилось ли сегодня к народе их почитание, помним ли мы об их подвиге, и что нужно сделать для укрепления памяти  о них – об этом спрашивает портал “Православие и мир.

Читайте также: Сохранив веру, обрели «жизнь вечную в избытке» – интервью епископа Кирилла Павлово-Посадского

Протоиерей Кирилл Каледа,

внук священномученика Владимира Амбарцумова, настоятель храма Новомучеников и исповедников Российских в Бутове.

Почитание новомучеников в нашей современной церковной жизни несомненно есть: достаточно только посмотреть, сколько сейчас воздвигается храмов в честь новомучеников. Но настоящее народное почитание только складывается, и чтоб оно укреплялось, важно чаще посещать богослужения и самим чаще молиться святым новомученикам Российским.

Собор Новомучеников, в Бутово пострадавших

oavduginПротоиерей Александр Авдюгин,

настоятель Свято-Духова храма в селе Ребриково и храма-часовни св. прав. Иоакима и Анны в г. Ровеньки Луганской области, главный редактор портала svetilen.ru

Думаю, что почитание новомучеников пока не сложилось, за исключением нескольких подвижников, святого Алексия Мечева, например. Почитание царской семьи часто в гротескные формы переходит по причине неоднозначности понимания их жития.

Тут много причин. Главная, как мне лично представляется, не надо было оптом (простите за слово) всех канонизировать.

Венцы им Бог и без нашей канонизации дал, а вот, что бы мы осознали их святость нужно время и реальное понимание, что они молитвенно участвуют в нашей жизни.
Да и исторические материалы наспех сверстаны, похожи друг на друга, а ведь каждый был особенный и у него своя тропинка к Богу до мученичества была.

Протоиерей Александр Стрижак,

настоятель Лазаревского храма с.Благовещенье Сергиево-Посадского района.

Сегодня есть почитание свт. Тихона, священномученика Илариона (Троицкого), преподобномученицы Елисаветы и инокини Варвары. Остальные же святые почитаются в своих епархиях, на местах и очень слабо. То есть можно говорить о том, что пока почитание собора новомучеников и исповедников Российских не сложилось. Чтобы оно сложилось, нужно время. К сожалению, канонизация была не следствием почитания, а “стимулятором” его. На мой взгляд, это не вполне верно, но теперь это данность, которую не изменить.

Есть мнение, что особыми усилиями по распространению житий этих святых среди верующих и написанием им служб можно достичь усиления их почитания. Но народ все равно будет стремиться к свт. Николаю и прп. Сергию, почитание которых утверждено не столько рассказами о их подвиге, сколько реальной благодатной помощью этих святых людям. И это нисколько не умаляет святости новомучеников.  Даже среди общецерковных святых, особенно среди мучеников, есть многие, почитание которых ограничивается упоминанием в святцах, не думаю, что нам стоит ожидать чего-то большего по отношению к новомученикам.

Протоиерей Александр ИльяшенкоПротоиерей Александр Ильяшенко,

председатель редакционного совета портала “Православие и мир”, настоятель храма Всемилостивого Спаса в г. Москве.

Подвиг новомучеников сегодня недостаточно известен и недостаточно воспринят сознанием большого числа наших соотечественников: тех кто ходит в храмы и тех, кто не ходит.  Недавно я причащал внучку священноисповедника, и  она рассказала, что ее родители в Церковь не ходили: давление на детей исповедников было особенно тяжелым, и  многие отходили от храма. Я знаю несколько таких случаев.

Для того, чтобы больше людей об этом подвиге узнали, сделано очень много, но этого недостаточно для того, чтобы широкое сознание во всей глубине восприняло подвиг новомучеников. Необходима большая историческая работа, которая бы подробно описала ту эпоху. Недавно я прочитал «Подстрочник» Лилианны Лунгиной – не раз я останавливался, чтобы сделать пометки и выписки. Вот таких книг не хватает , в таких произведениях воссоздается эпоха. Покойный Н.Е.Емельянов каждый день фиксировал, кто из новых мучеников пострадал в данный день. Нужны хорошие книги и серьезные исследования, благодаря которым люди смогут познакомиться с эпохой и жизнеописаниями новомучеников и исповедников Российских.

Священник Михаил Прокопенко,

сотрудник Отдела внешних церковный связей, клирик храма Святой Троицы в Хорошево.

Как на всякий вопрос, заданный в общем, на этот вопрос можно ответить и утвердительно, и… не совсем утвердительно.

Несомненно, святых новомучеников и исповедников в нашем народе почитают. Их имена возглашаются с особым усердием диаконом на «Спаси, Боже…», при этом все присутствующие в храме истово крестятся и кланяются. Почти в любой церкви можно встретить икону Собора новомучеников или иконописные изображения наиболее почитаемых из них. Многие заказывают молебны новомученикам и исповедникам нашей Церкви, по крайней мере, я сужу по нашему довольно многолюдному приходу.

Думаю, в каком-то смысле самое важное свидетельство реальности почитания памяти святых новомучеников заключается в том, что именами действительно почитаемых святых люди, особенно живущие активной церковной жизнью, охотно называют своих чад. Среди подходящих и приносимых к Чаше детей до 10 лет многие носят имена Николай, Тихон, Алексий; очень многие девочки носят имя Елизавета, Александра или имена великих княжон. И в нашей семье есть Елизавета – образ святой преподобномученицы обладает удивительной притягательной силой; наверное, даже в те поистине героические и одновременно трагические годы немного было у нас людей, обладающих такой внутренней цельностью и преданностью Божией правде, как святая Елизавета Феодоровна.

Иными словами, в нашей Церкви любят и почитают святых новомучеников и исповедников. Это очевидный факт.

С другой стороны, это почитание еще продолжает складываться. Думаю, многие заметили одну особенность почитания святых новомучеников и исповедников: наиболее ревностно почитаются те из них, кого хорошо знают, не в последнюю очередь благодаря наличию зримых и осязаемых свидетельств об их жизни, подвиге и кончине. В Москве, например, православные очень любят и почитают святителя Тихона, потому что его мощи почивают в Донском монастыре; почитают и преподобномученицу Елизавету – всем хорошо известно место ее трудов на Большой Ордынке. Совершаемые несколько раз в году торжественные богослужения на месте массовых убийств в Бутове собирают тысячи людей, а Бутовская голгофа давно стала местом паломничества. Почитают также священноисповедника Илариона Верейского – в Москве есть его мощи и, кроме того, довольно популярны его богословские труды… Думается, что и почитание менее известных новомучеников будет расти, если и далее будут собираться и распространяться известия об их жизни, деяниях и кончине, если будут издаваться их труды, если будут обустраиваться, где это возможно, музеи и памятные места, связанные с именами пострадавших за Христа в годы безбожных гонений. Это наш долг перед ними.

Человеческая память – а религиозное почитание святых в значительной степени есть именно память – всегда нуждается в видимых знаках, видимых и доступных «якорях» и ориентирах; она нуждается в преумножении и бережном хранении, в том числе в хранении от попыток какой бы то ни было политизации. Тогда эта память будет подлинно общенародной святыней. Чем больше будет таких «якорей», тем более будет укореняться в нашем народе почитание святых наших сродников, почти современных нам, засвидетельствовавших свою верность Христу перенесением страданий и пролитием крови даже до смерти.

 

zhurinskaja_250

Марина Андреевна Журинская,

главный редактор журнала “Альфа и Омега”, первого печатного издания, начавшего публиковать жизнеописания за веру пострадавших.

К сожалению, можно сказать, почитание новомучеников пока не сложилось. Ежегодные службы в Бутове, возглавляемые Святейшим Патриархом собирают десятки архиереев, сотни священников, тысячи молящихся, а что вне этого? Много ли сегодня людей, которые молятся новомученикам, служат им молебны? Мало… Зачем нужны новомученики современному христианину? Они учат мужеству, верности, вере, а основная масса людей приходит в храм за здоровьем, чтобы дома все было хорошо. Например, нужна квартира, а зачем небесный венец? В повседневной жизни мы об этом не задумываемся.

А между тем  цель христианина – это пребывание со Христом, ответ любовью на Его любовь. И желать для себя нужно прежде всего приближения к Богу. Тогда почитание новомучеников станет на свое место, потому что мало кто в истории христианства приблизился к Нему так, как они.

Елена Викторовна Тростникова,

автор и составитель популярных книг о вере и Церкви для детей и взрослых: “Апостол и Евангелист Иоанн Богослов”, “Молитвы для самых маленьких”, “Книга пророка Ионы”, “Ноев ковчег”, “Как научиться понимать молитвы”, “Первые шаги в православном храме”, “Преподобный Сергий Радонежский” и других.

Все — или почти все — горькие упреки в том, что мы мало почитаем новомучеников, конечно же, справедливы.

И все-таки, все-таки… не могу я сказать, что у нас «не сложилось почитание новомучеников». Наверное, потому, что признание «сложилось — не сложилось» требует какого-то обобщенного, мощного масштаба или хотя бы понимания, в каких формах оно должно «правильно» сложиться. А мерить я могу только меркою собственной, ближнего и чуть более дальнего окружения, прежде всего — своего прихода, где в проповедях наш отец настоятель часто обличает нас всех в том, что мы мало новомучеников чтим. Но, пока позволяло здоровье настоятеля, у нас в Троицком-Голенищеве было две «ночи мучеников» в году — настоящих всенощных бдения, посвященных новомученикам и исповедникам Российским, которые длились до утра и завершались общим причащением. Одна ночь — в общее празднование Новомучеников и исповедников, в районе 7 февраля, другая — местное празднование, в первую среду Петрова поста… Каждая эта ночная служба незабываема, ими строилась жизнь.

Что почитания новомучеников и исповедников очень много — пусть оно и «не сложилось» — видно из того, что после массовой канонизации в 2000 году (а какое это было невообразимое, глубочайшее народное торжество, вспомнит всякий, кто был тогда в многотысячной громаде у храма Христа Спасителя или даже, как я, лишь слышал рассказы друзей и соприхожан) всё продолжается причисление к их сонму все новых и новых святых. А ведь здесь никто не входит в этот сонм формально, «для галочки», за каждым, каждым именем — реальное почитание тех, кто поднимал труды собирания документов, прорывался в архивы, обивал пороги, — уже только одно это сделать можно только любовью. Сама канонизация – вещь отнюдь не простая — свидетельство любви, почитания и… и чуда, потому что «механически», бюрократически, без ответа самого святого на любовь и почитание она просто не могла бы произойти. И разве эта любовь и это почитание завершается актом канонизации? Ведь только начинается и ширится!

А еще за каждым именем — десяток неведомых или непрославленных имен, и этот массив Церковь своим организмом, своим соборным телом чувствует. Мне кажется, это как дыхание церковного организма, того тела, клеточкой которого я являюсь.

Вот такая я оптимистка, хотя мучениколюбие во мне — очень малое, недостаточное. Но оно есть, и в нем моя надежда. Святые — и особенно мученики, и особенно наши, родные мученики недавних лет, претерпевшие такие скорби — умеют любить нас несравненно больше, чем мы умеем любить и чтить их. И связь, живая, сильная — есть. Это благоговение к мученикам я знаю по многим и многим людям, эту помощь, таинственную и крепкую, тоже знаю. Сейчас, когда наша родина в огне, когда пришла большая народная беда — многие в сердце своем, на молитве келейной просят у этих «Иерусалима Небесного граждан» помощи. Почитание «складывается» из многого, в том числе и из внезапных воплей души к тем, чье страдание вдруг коснулось и нас…

На Бутовском полигоне

Ну а что мало кто день изо дня читает жития новомучеников и исповедников, мало кто регулярно поет им акафисты и читает дивные службы (я очень люблю и первую, «зарубежную», и «нашу», российскую), — так, простите, мы и Евангелие читаем мало, и… да что о нас говорить! И, конечно, великое чудо канонизации Новомучеников и Исповедников не могло нас изменить разом и существенно. Но впереди каждого из нас — собственный путь наверх, а на пути этом целое воинство друзей Божиих и наших, готовых ответить подать нам руку и ответить любовью на малое движение души.

Мне кажется, что «среднестатистически» каждый воцерковленный прихожанин реально, сердечно почитает хотя бы одного-двух новомучеников — кто из «первого ряда», а кто и менее известных. Просто помнит, просто знает какие-то поразившие эпизоды из жития или страдания, порой обращается в молитве, с любовью целует икону, если она встретится… радуется, если встретится икона. А есть немало людей, у которых такое простое, может быть, личное отношение — к десяткам новомучеников и исповедников. Конечно, хотелось бы большего, но разве и это мало значит?

Сохранив веру, обрели «жизнь вечную в избытке»

За Христа пострадавшие в ХХ веке: кровь мучеников – семя Церкви

Подготовили Анна Данилова, Ольга Иженякова

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Плач среди ледяных волн, или Когда мы убиваем любовь

Впервые читающему это житие оно кажется сюжетом для триллера

В Церкви разработали пособие по изучению жизни новомучеников

Это первый системный труд по изучению в школе подвига пострадавших за Христа в XX веке

Проклятье памяти и возвращение к жизни

Настоящее, таинственное единство — здесь, в очереди пришедших читать имена убитых