Почитание откладывается?

|

С 2000 года, когда Русская Церковь канонизировала более 1000 новомучеников и исповедников Российских, их память совершается почти 300 дней в году. Однако живой традиции молитвы им пока не появилось. В чем причина? Новомученики жили в экстремальное время — в Гражданскую войну, гонения. Сейчас Церковь в мире со властью. Может быть, у верующих, живущих тихой мирной жизнью, просто нет повода к ним обращаться? Ведь не молимся же мы святому целителю Пантелеимону, пока не болеем. С такой постановкой вопроса совершенно не согласен протоиерей Кирилл КАЛЕДА, настоятель храма во имя святых новомучеников и исповедников Российских в Бутове (Москва).

Протоиерей Кирилл КАЛЕДА - настоятель храма во имя святых новомучеников и исповедников Российских в Бутове (Москва).

 Причин того, что в большинстве своем церковный народ не молится новомученикам, я вижу несколько. Во-первых, в 2000 году одновременно было сразу прославлено достаточно большое количество святых. При этом, за небольшим исключением, мы знаем о них очень немного. Их жития скупы и просты: основные вехи жизни, те ответы, которые они давали на допросах, и свидетельства об их смерти. В такой ситуации трудно возникнуть личному отношению к святому, которое и является основой той «дружбы», особых отношений доверия, которые есть у каждого из нас с любимыми святыми.

Но мне кажется, основная проблема состоит в том, что подвиг новомучеников нами не осознан и, как это ни печально, не востребован. Наше отношение к Церкви, к сожалению, в первую очередь материальное, потребительское. Мы в основном молимся о том, чтобы Господь устроил нашу земную жизнь: послал здоровья, решил житейские проблемы. Я не говорю, что не надо об этом молиться, любые вопросы нашей жизни без Бога не могут быть решены. Сам Господь сказал: «Просите, и дано будет вам…» (Мф. 7: 7). Но получается, что мы все наше внимание обращаем на решение именно этих вопросов, а не на наши отношения с Богом, не на поиск Христа в своей жизни. А ведь нам сказано: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6: 33). Новомученики жили во времена исповедничества, когда многие житейские вопросы отошли на второй план, а главным стал вопрос: я с Христом или нет? И за верность расплачивались жизнью. Но этот же вопрос остается главным для христиан в любые времена! И новомученики как раз это нам свидетельствуют! Сейчас мирное время, и чисто по-человечески нам страшно возвращаться мыслью в те ужасные годы, когда жили новомученики. Но как сказал апостол: «…наша брань не против крови и плоти… но против духов злобы поднебесной» (Еф. 6: 12), и эта война никогда не прекратится, борьба со своим грехом, слабостью, трусостью, малодушием, маловерием. Разве в этом нам не нужна помощь и молитвы тех, кто под угрозой смерти остался верен Христу? Разве  всей Церкви не нужны опыт и мудрость святителя митрополита Кирилла Смирнова, святителя Афанасия Сахарова, которые находили решения самых сложных вопросов, касающихся жизни нашей Церкви, в той беспрецедентной обстановке, в которой она оказалась?

Конечно, это были экстремальные условия, когда и жизнь духа проявляется максимально. Но разве в нашей жизни таких условий совсем не бывает? Разве у нас мало страданий, трудного выбора?

Чтобы молиться новомученикам, нужно понять, что для нас — лично для каждого — значат их опыт, их жизнь? Время большевизма — время суда Божия над Россией, когда перед каждым встал вопрос: в чем его вера? На этот вопрос и сейчас каждый из нас должен дать ответ, не дожидаясь гонений. Россия за несколько лет из православной стала советской. И новомученики призывают нас, всю Церковь к размышлению. Они свидетельствовали, что советская власть была попущена Богом за грехи русского народа, и они осознавали, что ответственность за произошедшее лежит в том числе и на них. Священномученик Димитрий Добросердов, архиепископ Можайский, член Поместного cобора 1917-1918 годов, расстрелянный на Бутовском полигоне, в конце 1920-х годов говорил своему иподиакону: «Васенька, мы так много могли сделать, и ничего не делали». Хотя сам он был деятельным архипастырем.

Одним из главных значений новомучеников для всей Церкви стало переосмысление приоритетов церковной жизни. За годы гонений Церковь была лишена многих привычных для нее форм деятельности: благотворительности, проповеди, книгоиздательства. Жизнь Церкви оказалась сконцентрированной вокруг ее главного Таинства — Таинства Евхаристии. В связи с этим произошло осознание необходимости более частого причащения Святых Христовых Таинств, обновление понимания самой Евхаристии — как явления и исполнения Церкви во всей силе, святости и полноте, участвуя в которой, только и возможно исполнить все, что заповедано христианам. Божественные литургии совершались в лагерях и тюрьмах, в домах верующих.

Воспринять святость подвига новомученников мешает и некий стереотип в нашем представлении о святости. Для русского человека святой — это уникум, который живет совсем иным образом, чем мы. Поэтому в нашей Церкви так почитались преподобные, юродивые. Основная масса верующих понимала, что сделать то, что делают святые, простому человеку невозможно, потому что Господь не дал такого дара молитвы, какой был у преподобного Сергия Радонежского, такого дара слова, каким обладал святитель Василий Великий.

А новомученики были такие же люди, как мы с вами. Мученица Наталья Козлова — простая русская крестьянка, у которой была семья, пять человек детей, хозяйство. Она была старостой храма и понимала, что храм должен действовать. Когда батюшку арестовали, она пошла к архиерею и сказала, что приходу нужен священник. В известном месте ей намекнули: «если не заткнешься, будет тебе плохо», — но и после угроз и убийства мужа она еще несколько лет не допустила прекращения служб. В конце концов ее расстреляли здесь, на полигоне, в 1937 году. И таких примеров масса, большинство прославленных новомучеников — рядовые сельские священники, которые оказались верны своей клятве: им при рукоположении был дан Агнец и было сказано: «Приими залог сей и сохрани его цел и невредим до последняго твоего издыхания, о нем же имаши истязай быти во второе и страшное пришествие великаго Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» (во время чина рукоположения, после пресуществления Святых Даров священнику для причастия на дискосе приносится Агнец — Святое Тело Христа. — Прим. Ред.). И они оказались этому завету верны, несмотря на то что у многих были такие же проблемы, что и у нас, семья, близкие, и они понимали, что может быть с их семьями. А некоторым родные говорили: отказывайся, снимай сан, или нас убьют, — а священник говорил: я не могу.

И вот эти святые не востребованы, потому что мужества веры, которые они могут нам дать, решимости следовать за Христом нам не нужно, мы этого не просим. С моей точки зрения, это — трагедия.

О непонимании подвига новомучеников в нашем обществе говорит и то, что фактически все обсуждение акта их прославления свелось к вопросу: почему это какой-то батюшка, который, вроде бы, ничего выдающегося не сделал, просто совершал богослужения и которого потом расстреляли, как и многих, — святой? Говорил Господь: «…сбывается над ними пророчество Исаии… слухом услышите — и не уразумеете, и глазами смотреть будете — и не увидите…» (Мф, 13: 14). Первое время и в Церкви были казусы: некоторые московские (!) батюшки требовали благословения Патриарха на то, чтобы отслужить службу прославленному (!) Церковью новомученику.

Осмысление подвига новомучеников — это процесс, который только начался актом прославления. Надо собирать и изучать материалы их жизни, создавать приходы во имя новомучеников — там, где они жили или отбывали ссылку, где, может быть, еще живы люди, помнящие их, чтобы прихожане знали, что вот здесь, рядом с ними жил такой удивительный современник, святой, понимали бы, в чем его святость, и молились ему.

Иногда можно услышать, что новомученики «не чудотворят». Я, начиная со времени строительства храма в Бутове и по сегодня, могу сказать, что все здесь происходит по их чудесной помощи. А разве не чудо, что Церковь совершила их прославление в 2000-летие пришествия в мир Господа Иисуса Христа? Во время, когда весь мир отходит от веры, Русская Церковь, пройдя самые страшные в истории христианства гонения, свидетельствует словами Господа: «…созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16: 18). И эта Церковь растет: ее членами становятся и те, кто узнает, что их дед, прадед был священником и за стойкость в вере его расстреляли. И люди начинают интересоваться: что же это за вера такая? Вера, за которую отдали свои жизни тысячи  наших соотечественников, понимавшие, что ценность их земной жизни ничтожна в сравнении Царством Небесным, дарованным Пострадавшим на кресте и Воскресшим Спасителем мира Иисусом Христом.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.