Подросток и религия

|

Из книги Владеты Еротича «Христианство и психологические проблемы человека».

Почему какая-­то одна группа людей верит в Бога, в вечный смысл жизни, в существование неко­его божества, управляющего невидимым обра­зом жизнью человека и человечества, некая другая группа не имеет никакой веры в то время как третья группа людей демонстрирует почти полное безразличие к вопросам трансцендентного характера?

 

В течение ряда прошедших веков, на этот вечный вопрос появилось множество разных ответов из разнообразных областей географической, исторической и религиозной действительности.

Святые – юноши и девушки?

Один из несправедливо забытых немецких психологов, достаточно известный в период между двумя войнами, Эдуард Шпрангер (E. Spranger), чье произведение «Психология юношеского возраста» было переведено у нас в довоенные годы, однажды сказал: «Становить­ся человеком всегда можно лишь в соприкосновении с Божественным».

Свои эмоциональные и социальные потребности мо­лодой человек в начале разрешает, войдя в некую группу своих ровесников, группу избранных друзей в спорте, в музыкальную группу или религиозную организацию.

Не следует ни в коем случае забывать, что представ­ление о себе у молодого человека зависит от других. Человеку тяжело сопротивляться обычаям людей из своего окружения, а юноше — своим сверстникам. Молодые люди, которые испытывают симпатию к представителю той или иной религиозной группы, — например, друг к своему другу, девушка к юноше, юноша к девушке, — могут быть привлечены к этой группе и, благодаря подражанию, войти в нее, хотя до этого и не имели никакого отношения к религии.

В сильно встревоженном молодом разуме, несомненно, ведомом (наряду со страстными желаниями) присутствующим и естественным религиозным стремлением, содержится множество вопросов, сомнений, но все же часто и найденных ответов на сущностные вопросы о жизни и ее смысле, о Творце мира, о смерти.

В христианской истории было достаточно святых (да и сегодня есть выделяющиеся из общего ряда монахи и священники), которые свое жизненное кредо, свое твердое «Верую» обрели именно в юношеском возрасте.

Исследователь или философ?

В настойчивом поиске истинных ценностей, по Эдуарду Шпрангеру, между молодыми людьми относительно рано могут выделиться два типа: тип исследователя, больше склонного к науке и критической проверке наблюдаемого, и тип философа, который страстно стремится к знанию о «мире», полному и завершенному. Как думает Шпрангер, материал для философствования в такие годы, как правило, предоставляет «мистика переживания [испытания] самого себя».

Результат временами тяжелой внутренней борьбы мо­лодого человека за веру, подобной невидимой борьбе Иакова с ангелом, не всегда благоприятен и позитивен. Некоторые подростки определяются в сторону атеизма, и даже богоборческого атеизма, другие остаются на протяжении многих лет в мучительном и раздирающем сомнении. Не так мало число и тех, кто и в молодости, и позднее так и остался равнодушен по отношению
к религии.

Фото orthphoto.net

Помимо внутренних препятствий, которые молодому человеку необходимо преодолеть на тернистом пути обретения твердой веры, в наши дни и внешний мир создает многие и часто тяжело преодолимые препятствия.

С одной стороны, присутствующее до недавних пор негативное отношение общества к религии, с другой стороны, атеистические или равнодушные родители — все это представляет немалые искушения для молодого человека, который ищет Бога и чья новоначальная вера, словно нежнейший стебелек в пространном Божием вертограде.

Борьба с самим собой и с обыденностью

Следует напомнить еще две психологически важные проблемы, которые появляются у молодого человека, уже частично усвоившего для себя веру.

Одна из проблем состоит в мучительной и тягостной борьбе с самим собой, в поставленной цели соединения веры с моралью, то есть того, что мы знаем о вере, с тем, что практически применяем в каждодневной жизни. Противоречия между нашими идеалами и реальной жизнью, между искренней потребностью юношеской души позитивно влиять на мир вокруг себя с тем, чтобы как можно больше его изменить, и еще неокрепшими, недостаточно упрочившимися моральными принципами.

Подросткам хочется, чтобы эти моральные принципы находились в ладу с их собственным поведением. Раскол, мучающий человека иногда на протяжении всей жизни, — исключительно обострен и тяжело переживается именно в подростковом возрасте, когда инстинктивные и аффективные энергии с одной стороны, а идеалы с другой — одинаково сильны и чаще всего противоречат друг другу.

Второй проблемой, с которой сталкивается молодой человек, является принятие или непринятие, попадание или выпадение из колеи существующей религии, к которой он принадлежит с рождения и приучен воспитанием.

Конкретно, когда разговор идет о нашей земле, то имеется в виду отношение молодого человека к христианству (православию). Недооценка важности того, будет ли и как будет дальше принят молодой человек и, шаг за шагом, приведен к праотеческой своей вере, которая, естественно, должна быть ему ближе и понятнее всего, — может привести к далеко идущим последствиям.

Фото orthphoto.net

Верующие подростки – разные типажи

До сих пор, обсуждая в тексте проблемы подростков, мы невольно описали некоторые типы молодых людей, встречающихся в сербской православной среде конца девяностых годов XX в. и каким-­то образом обращенных к религии и религиозным вопросам:

  • Тип конвертита, который по свободной воле выбирает для себя некую религиозную определенность.
  • Тип так называемого модного верующего, который под влиянием общества,
    к которому он стал принадлежать, друга или подруги из этого общества, ищет религию.
  • Тип атеистического, богоборческого молодого человека.
  • Тип любознательного, сомневающегося и склонного к эксперименту подростка, желающего все испробовать, от наркотиков до некоего утонченного религиозно-­философского учения, который не останавливается ни на одном эксперименте надолго и основательно.
  • Тип национального верующего, который чтит традиционные, обрядовые, церковные ритуалы, но выше всего возносит в вере собственную нацию. 6. Тип «приватной или свободной религиозности» (с выраженным страхом перед почитанием кого бы то ни было).
  • «Мистический тип» у молодых, склонных к монашеской, монастырской жизни.
  • Тип невротического, «пограничного» и психотического молодого человека, который упорно, как всегда, ищет религию.
  • Тип подростка, равнодушного к религиозным проблемам.

Конечно, некое новое, использующее современные средства анализа социологическо­-психологическо­-теологическое исследование могло бы показать нам значительно более точную и верную картину состояния религиозных интересов в молодежной среде Сербии.

Еще драгоценнее для нас были бы подкрепленные статистикой научные результаты, которые могли бы ответить на вопрос о том, каково душевное состояние молодых людей, обращенных к религии тем или иным способом.

Например, каков процент неврозов (и психозов) среди таких представителей молодежи, отвечает ли он проценту подобных психических нарушений в общей популяции или, возможно, этот процент у молодежи, обращенной
к религии, выше или, наоборот, ниже. С помощью подобных результатов мы могли бы затем получить полезные и далеко идущие выводы.

Может ли вера нанести вред молодому человеку?

Мы считаем, что у ребенка не существует никаких специфически невротических, психотических или антисоциальных форм нарушений, связанных с религией, а значит и с религиозным воспитанием, но психические нарушения в развитии ребенка могут привести к ошибочному отношению к религии.

Фото orthphoto.net

Попробуем перенести подобное убеждение и на подростка, и на разнообразные кризисы в его возрасте. Говоря обобщенно, то, что преобладает как у здоровых, так и у психически инсуфициентных (чаще всего невротических) подростков, обращенных к религии, — есть их потребность в защите и уверенности, в подлинном авторитете, в личной, опытной инициации и «переживании обращения», во включенности в «малые общины».

Именно поэтому возможен относительный успех не только миссионерски настроенных сект, но и некоторых фундаменталистски-­консервативных течений не только в исламе, но и внутри Римо-­католической и Православной Церкви. В соответствии с уже ранее (в детстве) существующим, более легким или более тяжелым психическим нарушением, как и в со­ответствии с нормальной структурой личности – мы примем здесь разделение Фрица Римана (F. Riemann) на нарциссически­-шизоидную, обсессивно-­компульсивную, депрессивную и истерическую структуры — всякий молодой человек, невротичен он или здоров, когда захочет удовлетворить свою потребность в религии, привнесет в нее ту же самую свою структуру.

Когда подросток становится взрослым…

Что остается в человеке от всего пережитого и продуманного, в коллективе или в одиночку, что связано с религией, когда подростковый период завершается?

Поскольку и на это этот вопрос нам может дать реальный ответ лишь серьезное исследование групп людей, мы вновь можем обобщенно сказать, что где-­то около двадцать пятого года жизни, по окончании учебы чаще всего, в конечном итоге образуются зрелые и долговременные принципы в отношении к религии. Внимательным наблюдателям (особенно психотерапевтам) необходимо ясно осознавать следующее.

Все то, что пронизывало религиозные интересы подростка, как и то, что было последствием прежнего невротического развития; все то, что было импульсивно истеричным, иллюзорным и основанном на самовнушении в переживании так называемого религиозного обращения, как и все то, что принадлежало таким молодым людям, у которых размышления в религиозной области тяготели к сомнительному синкретизму, — все это (к счастью!) окончательно отпадает в более поздние годы молодости.

То, что задерживается еще на какое­-то время, становится препятствием аутентичному выражению здравой религиозности у зрелых людей, окрашивая эту религиозность темными красками. Это может привести к формированию невроза, периодических психотических эпизодов или каких-­либо иных типов шизоидной или истерической антисоциальности, которая часто проявляется в неприятии какой бы то ни было социальной роли, особенно, если принятие этой роли приводит к одной из форм серьезной ответственности.

В остальных случаях, все то, что было в подростковом возрасте поверхностным, слишком торопливым, невротическим в подходах к религии, позднее, когда этот период завершен, приобретает в результате успешного процесса индивидуации более глубокие, искренние и синтетические формы зрелого религиозного существования.

Естественной склонности молодого человека к «переоценке всех ценностей» содействует подлинная переоценка всех ценностей в мире, что проявляется не только в легкомысленном отказе от традиционных ценностей, но и к ощутимым различиям в отношении к этим ценностям даже у двух молодых поколений, разделенных всего лишь несколькими годами. Таково объективное положение общества в наше время.

Фото orthphoto.net
Это вызывает необходимость более внимательно и спокойно взглянуть и на молодое поколение, в котором присутствует относительно большое число представителей, утверждающих, что желают и могут жить без какой бы то ни было системы ценностей, особенно без той, о которой им напоминают родители, и на общество, к которому принадлежат эти родители.

Убежден, что такое объективное и бережное наблюдение быстро откроет неестественность и аб­сурдность такой молодежной позиции. Из-­за упрямых нигилистических принципов (молодых людей — Ред.), особенно тех, которые прошли через негативный опыт существования без идентификационного самонаблюдения, через эксперименты с наркотиками, алкоголем, сексуальными партнерами и путешествиями, появляется глубоко вытесненная архетипическая жажда опустошенной и раздробленной психики, жажда Целого, истинного взгляда и просьба о помощи.

В подростковый период существует еще одно несоответствие, которое вызывает ощущение неуверенности и незащищенности. Это несоответствие между, с одной стороны, отрицанием всякого постоянства у современной молодежи, желающей жить только сегодняшним днем, а с другой, — несомненной и, по моим наблюдениям, врожденной потребностью, особенно выраженной в юношеском возрасте, всякого человека в такой системе ценностей, которая гарантировала бы как постоянство
и переживание Целого, так и способность к непрерывному континууму существования.

Возможно, более всего эту человеческую потребность, как мне кажется, может удовлетворить религия. Сам корень этого слова (religеre или religare) уже указывает на связь с чем-­то трансцендентным по отношению к человеку, с тем, что предоставляет или может предоставить ощущение уверенности, осмысленности, внутреннего удовлетворения долговременного характера.

Вероятно, отсюда и возникает усиленный интерес молодых людей к религии, как и неожиданное юношеское упорство в многолетней приверженности к религиозным группам во главе с авторитетами, которые действительно существуют и которые успешно выдержали испытание, пройдя через сомнения и критику молодых.

Это как раз те самые авторитетные люди, которые сумели гармоничным образом установить равновесие между чувством и разумом, а чрезмерно подчеркиваемое в наше время горизонтальное измерение ширины соединить с вертикальным измерением глубины и высоты (традиционного и метафизического).

Эти люди, что чрезвычайно важно для бдительного ока молодого человека, совершают поступки, соответствующие тому, о чем они думают и что говорят, одним словом, по крайней мере когда речь заходит о христианских группах, они излучают такую привлекательную силу, верно названную Бушем (Bush) некоторое время назад «первохристианским энтузиазмом».

В заключение

Теперь мы можем сделать следующее заключение.

1. Подростковый период наряду со своей богатой дина­микой, насыщенной столкновениями, кризисами, разнообразными капризами и желаниями, естественным образом включает в себя и занятие религией и религиозными проблемами.

2. Кризис веры, идей и идеологии в наше время, особенно в сербском народе, долгие годы истязаемом марксистской идеологией и воинствующим атеизмом, открывает широкие ворота молодым людям для религии, религиозных переживаний и религиозных размышлений. Подход молодых людей все еще хаотичен, наполнен всяческими противоречиями и индивидуальными блужданиями и поисками.

3. Необходимо сегодня обнаруживать все точные критерии (особенно в психологии и социологии религии, но и в самой теологии тоже) для различения нормальной (аутентичной и зрелой), абнормальной[1] и болезненной религиозности у молодежи.

4. Этическая ответственность родителей, священника, психотерапевта и педагога по отношению к подростку, особенно такому, у которого есть проблемы с религией, весьма высока. По этой причине необходимо, чтобы все они были знакомы с проблемами религии (из литературы, и, по возможности, на основании собственных переживаний), дабы противопоставить свой авторитет именно в первоначальном и единственно верном значении этого слова (auctoritas) воинствующим атеистам или воинствующим теистам.

Для выполнения всех этих задач все эти воспитатели должны постоянно развивать свои личности, чтобы их уважали и, более того, чтобы их любили. Именно так возможно не только уважать, но и любить другого («… люби ближнего твоего, как самого себя»).

5. Для подростка психотерапевт никоим образом не является ни индийским гуру, ни христианским святым. Требуется, чтобы он (психотерапевт — Ред.) прошел через дидактический анализ, чтобы носил в себе оптимистическое «правдоверие», чтобы был морально чист, любил молодежь и психиатрию.

Когда вопрос стоит о столь чувствительной области духа, как религия, психотерапевту необходимо всегда осознавать свою тень, инфериорную часть личности, которая означает зависимость от неукротимых, аффективных слепых пятен, своего врожденного темперамента, одним словом, своей субъективности, как и своей зависимости от общества, общественных идеологий и «духа времени».

6. Хорошо было бы и у нас, в сербском обществе, начать полезную совместную работу в виде периодических консультаций, объединенных семинаров для психологов, психотерапевтически ориентированных психиатров и теологов (а среди них особенно опытных исповедников),
а затем, наряду с открытием консультаций для подростков, добрачных и брачных консультаций, в которых работали бы опытные психотерапевты и священники, открыть и консультации с таким же составом работников для предотвращения и лечения алкоголизма и наркомании.

Эта совместная работа уже давно осуществлена в Америке и во всех самых развитых странах Европы и уже принесла много пользы, да и благодати, и психотерапевтам, и теологам в их общих усилиях как продвинуть вперед развитие здоровых молодых верующих, так и помочь молодым людям (и религиозным, и нерелигиозным), страдающим от разнообразных болезней, если они добровольно приходят искать помощи.


[1] Приставка «аб­» означает «отклонение от чего-­либо».

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему в людях нет веры?

Вы — материалисты. Вам нужны факты. Так вот: ликующая Церковь Святых — разве это не факт,…

По ком молчит Сямозеро

Проверки безопасности и здоровья общества – какой госслужбе их поручить?