Подрывной запрет

|
Сергей Худиев – о том, почему нельзя запрещать СМИ писать о проблеме самоубийств среди онкобольных.

На днях Роскомнадзор запретил публикацию «Правмира», в которой речь шла о самоубийстве ракового больного. Естественно, это немедленно привело к тому, что и сама новость, и решение Роскомнадзора широко разнеслись по сетям и сделались предметом живейшего – и весьма эмоционального – обсуждения. Что же, это важная тема и обсудить ее стоит.

Сергей Худиев

Сергей Худиев

У этого решения есть этическая и практическая сторона.

Сама практика ограничивать информацию о способах самоубийства понятна. В англоязычном интернете есть сайты, которые содержат энтузиасты эвтаназии, где люди, не только тяжко страдающие, но и просто пришедшие в уныние, могут найти подробные рецепты того, как наверняка (и, по уверению владельцев сайтов, безболезненно) лишить себя жизни, какие вещества для этого смешать и в каких пропорциях.

Бывали случаи, когда родители самоубийц пытались судиться с владельцами этих сайтов – безуспешно. Такого рода подстрекательство к самоубийству, действительно, стоит пресекать.

Однако заметка «Правмира», запрещенная Роскомнадзором, была чем угодно, только не подстрекательством к самоубийству. Она была описанием проблемы, которую надо решать, и ее очевидной целью было противостоять самоубийствам среди раковых больных, а не поощрять их.

Чтобы предотвращать самоубийства, надо понять, что к ним приводит; а одна из очевидных причин – это проблемы с обезболиванием. Таким образом, запрет этой заметки отражает не борьбу с самоубийствами – а нечто прямо противоположное, создание препятствий для этой борьбы.

Мотивы сотрудников Роскомнадзора тут неясны; мы не можем читать мыслей, мы можем только видеть действия – а эти действия с точки зрения морали неэтичны, а с точки зрения государственных интересов – вредны.

Нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к наиболее уязвимым своим членам; жестокость и равнодушие по отношению к людям, находящимся в наиболее тяжелой жизненной ситуации, свидетельствует о крайней порче нравов в целом, а исправление нравов начинается именно с улучшения отношения к этим людям.

С государственной же точки зрения попытки запретить обсуждать проблему самоубийств среди раковых больных носят не просто вредный, а прямо подрывной характер.

Ни один человек не застрахован от рака, тем более – ни одна семья. Каждый может оказаться в ситуации, когда либо он сам будет нуждаться в обезболивании, либо будет носиться по врачам и спецаптекам, добывая обезболивание для кого-то из близких.

По данным Росстата, на рак приходится 15% всех смертей, то есть из каждых шести человек, которых Вы знаете, (включая Вас самого) один умрет именно от рака.

Замалчивать людское страдание в любом случае аморально – но в этом случае еще и бессмысленно. Речь не идет о какой-то небольшой изолированной группе – речь идет об огромном числе людей, причем если считать вместе с больными и их близких, то о числе составляющем большинство населения.

Когда на кону для людей стоят страдания их близких, помешать распространению информации и ее обсуждению едва ли возможно. Можно только послать ясный сигнал – «мы не хотим, чтобы вы это обсуждали».

Сигнал, который не вызовет ничего, кроме раздражения и гнева. А учитывая крайнюю эмоциональную тяжесть ситуации, в которой находятся родные раковых больных, это будет сильное раздражение и гнев. Даже если они проглотят это, их гнев перейдет в глухую озлобленность против государства, которая потом еще может проявиться.

Здесь следует учитывать, что для большинства людей, которые никак не связаны с властью, власть представляется неким монолитом; ответственность за действия чиновников низового уровня возлагается на государство в целом, негодование, вызванное их жестокостью и равнодушием, переносится на всю государственную структуру – до министров и президента включительно.

В реальности, конечно, власть состоит из многих людей, большинство из которых добросовестно исполняет свои обязанности.

Однако лицом власти часто выглядят люди, принимающие наиболее нелепые, жестокие и раздражающие сограждан решения – потому что они больше бросаются в глаза. Именно они (намеренно или нет) более всего работают на разрушение доверия между народом и государством, на формирование того негодования и ярости, которое служит топливом для смуты и мятежа.

А вот люди, которые стремятся к тому, чтобы государство лучше справлялось со своими функциями, чтобы раковые больные и их близкие видели, что государственная медицина отзывается на их нужды, работают на социальный мир и стабильность.

Попытки заставить людей отказаться от обсуждения реальных и остро волнующих их проблем могут восприниматься кем-то как попытка защитить интересы государства; в реальности они являются и аморальными, и антигосударственными.

Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: