Подвиг добрый и венец правды

|

Завершение земного пути человека – это всегда момент тишины и размышления над тем, что в нашей жизни обладает подлинной ценностью и серьезностью, над тем, как нить каждой жизни вплетается в таинственную ткань Божиего промысла. Это особенно верно в отношении некоторых людей, жизнь которых принесла обильные плоды и повлияла на многих других. Это верно в отношении Марины Андреевны Журинской.

Ее труды стали оказывать на меня влияние задолго до того, как я узнал ее саму. Еще в первые годы моей церковной жизни мне в руки попал журнал “Альфа и Омега” – и его роль в становлении моей христианской веры невозможно переоценить. Его духовный и интеллектуальный уровень был на две головы выше моего потолка, и именно поэтому я читал его с таким вниманием – не все понимая, но чувствуя, на этих страницах меня встречает глубоко продуманное, прочувствованное, пережитое, и главное, абсолютно подлинное переживание истины Православной Веры. Дело было не только в подборе авторов, но в том человеке, который стоял за всем проектом и обеспечивал его высочайший уровень – Мариной Андреевной. Именно ее стиль – сочетание глубокой церковности и интеллекта, укорененность в обеих традициях – церковной и академической, и определяла лицо журнала. Тогда я еще не знал ее лично, а просто радовался этому изданию и ждал каждого его выпуска.

Шли годы, я стал из продавца книг в электричках сотрудником христианской библиотеки, потом – христианским журналистом, и однажды Марина Андреевна предложила мне писать для “Альфы и Омеги”.

Это было то, что я несколько раз переживал в своей жизни – и мне это трудно описать. Сказать “мне оказали большую честь” звучит суховато, да и не передает сути дела. Скорее, это что-то связанное со словом “благодать”. Люди, далеко превосходящие меня во всех отношениях, в культурном, интеллектуальном, моральном, духовном – протягивали мне руку и вводили меня в свой круг. Для меня было чем-то ошеломляющим писать для “Альфы и Омеги”, и благодаря моему сотрудничеству в этом издании я несколько узнал Марину Андреевну лично. Некоторым вещам можно научиться только при личном общении – и я многому научился (иногда незаметно для себя) за то время, когда мы обсуждали очередные статьи для “Альфы и Омеги” или просто беседовали.

Марина Журинская и Сергей Худиев на презентации общей книги «О вещах простых и ясных». Фото: taday.ru

Марина Журинская и Сергей Худиев на презентации общей книги «О вещах простых и ясных». Фото: taday.ru

Я помню ее удивительную способность ободрить, поддержать, сказать что-то очень хорошее и обнадеживающее так, чтобы это было абсолютно правдиво и абсолютно искренне. Книгу, в которой (исключительно благодаря ей) были изданы мои статьи – под одной обложкой с ее статьями. Очень многим в себе – и как человеке, и как христианине – я обязан ей.

Святой Апостол Павел говорит о завершении пути Христианина: “Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его. (2Тим.4:7,8)” Эти слова – и о добром подвиге, и венце правды – можно с полным основанием отнести к Марине Андреевне Журинской.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Умерла актриса Вера Глаголева

Глаголева родилась в 1956 году в Москве, а первый раз в кино снялась после окончания школы

Экстремал из России разбился в горах Швейцарии

Алексей Широкожухов был фигурантом дела о перекраске звезды на шпиле высотки на Котельнической набережной

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!