Поэзия: глас хлада тонка

Священник Сергий Круглов продолжает рассказывать о современных поэтах и их последних книгах. Сегодня – “Газета” Дмитрия Строцева и “Эвхаристо” Александра Зорина.

Священник Сергий Круглов

Священник Сергий Круглов

Кипение политических и общественных страстей века сего и дня сего, информационные войны, нападки на Церковь, контрвыпады православных, приходские и монастырские проблемы и заботы, сенсационные новости и аналитика…

Открываем страницы сайта «Православие мир» — и «весь этот джаз» (помните название фильма Боба Фосса?) перед нами как на ладони. Действительно, любимый многими «Правмир» давно стал, помимо прочего, трибуной, которая предоставляет возможность высказаться о церковных проблемах людям самых разных устроений.

И как хорошо, что на этой громокипящей трибуне есть место и «гласу хлада тонка». Что здесь, на страницах «Правмира», есть место не только злобе дня, но и материалам, напоминающим нам о едином на потребу. О негромком, неярком, неочевидном — о том, без чего душа иссыхает, чего ищет, как воды живой… Напоминанию о молитве и о поэзии.

О поэзии, которую я, например, считаю своеобразной разновидностью молитвы. Ведь поэтическая речь — дар, данный человеку Богом, ее начало — еще в Эдеме. И желание, осознанное или подспудное, найти единственно верные, по-особому звучащие, не тронутые житейским тлением, драгоценные в своей подлинности слова — общее для адептов и нелегкой науки молитвы, и высокого искусства поэзии.

«Поэт в России больше, чем поэт»… Поэзия во все времена была для нас одним из мерил духа. Она задавала ориентиры нравственности, будоражила, звала, служила проводником Откровения. Имена поэтов Золотого и Серебряного веков, советского подполья, лихого перестроечного времени были у всех на слуху, их стихи входили в песни, в цитаты, в быт людей.

И, несмотря на скепсис иных критиков, говорящих о «смерти поэзии», несмотря на то, что эпоха подпольной «ксеры», жадно читаемой за одну ночь, как и вся эпоха бумажной книги, уступает постепенно место эпохе электронных носителей и абсолютной доступности в читательском море всем — всего, несмотря на то, что на смену стихийным поэтическим чтениям на площадях пришел мир литературы сетевой, в котором так легко заблудиться человеку новоначальному, поэтическое слово и живо, и востребовано.

Взглянув на карту событий в современной поэтической жизни столицы и регионов, мы видим, что они многочисленны и многообразны. Вот только два из них, бросившихся мне в глаза. Они связаны с творчеством поэтов-христиан — речь вовсе не о тех, кто специально пишет на церковные темы и, так скажем, составляет рифмованные иллюстрации к учебнику Закона Божьего, но о тех, для кого вера является не только живым и болезненным содержанием жизни, но и духом, оживотворяющим творчество.

На днях в Москве, в Культурном центре «Покровские ворота», прошел вечер под названием «Газета» Д. Строцева: христианский контекст», в котором принимали участие многие известные литераторы.

Речь на вечере шла о книге стихов «Газета», которая вышла в прошлом году в Москве, в поэтической серии известного издательства «Новое литературное обозрение».

Ее автор, Дмитрий Строцев — замечательный поэт из Минска, книги его стихов наверняка известны любителям современной поэзии. Кроме того, Дмитрий любовно и бережно собирает, изучает и публикует (он — руководитель литературно-издательского проекта «Новые Мехи», издатель альманаха и поэтической серии «Минская школа») поэтическое наследие белорусских не подцензурных поэтов советской эпохи, в частности — Вениамина Блаженного.

А христианскому читателю хорошо знакомы замечательные книги, издаваемые Фондом «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского», проводимые фондом конференции и другие мероприятия — Дмитрий Строцев один из сотрудников этого фонда.

«Газета» — книга стихов не совсем обычных, они написаны так, что напоминают в самом деле обрывки газеты, строчки, объявления, слоганы, взятые из шума и суеты сегодняшнего непростого дня. В этом смысле можно сказать, что «Газета» — один из лучших образцов современной гражданской и лирики, оживотворенной взглядом христианина. И я, честно говоря, немного завидую тем любителям поэзии, кто найдет и раскроет эту книгу, кому встреча с ней только еще предстоит.

В одном интервью, говоря о «священном ужасе перед реальностью», Дмитрий отмечает: «Поэт, как всякий человек, хочет проспать „весь этот ужас“. Он нечаянно для себя ускользает в сон, гефсиманский апостольский сон, сон семи отроков Эфесских, и пробуждается уже в Золотом веке поэзии, гармонии и свободы… или на этапе в ГУЛаг».

Так вот, эти его слова, скомпонованные в столбик, стали одним из стихотворений, вошедших в книгу «Газета»:

Дмитрий Строцев

Дмитрий Строцев

* * *
два тела
два куста
два дерева
из сада
для дела
для креста
из дерева
для ада

* * *
хочу величия нестерпимо
плачу́ кровавыми слезами
срочно
родина-мать

* * *
Но сильнее, чем работу,
Я оценил бомжовую охоту!
Идет охота на бомжей! —
Улыба ползет до ушей!
Берёшь с собой бензин и спички,
И — хоба! — шерстить электрички!
А потом найдут на полустанке
Какие-то горелые останки.
А потом мечтают, как шпионы
Уничтожают наши миллионы!

* * *
всё фигня всё
только ты только с тобой
наедине
моя тайнинка
слюнка моя
смертынька
газетка неразменная
копеечка

* * *
куда уйду от дома
когда найду адама
в аду родного дыма

Второе событие в поэтической жизни ожидает нас в феврале: выйдет новая книга стихов Александра Зорина.

Московский поэт и публицист, автор девяти поэтических сборников, член Союза писателей, Зорин много возится с молодежью, руководя литературной студией при Христианском молодежном центре «Встреча», имеет немалый опыт миссионерской деятельности — будучи одним из руководителей общественно-просветительской организации «Древо добра», Александр Иванович важной частью ее деятельности полагал чтение лекций на христианские темы в местах лишения свободы и благотворительное комплектование тюремных библиотек.

Александр Зорин

Александр Зорин

Читателям хорошо известны его сборник публицистики «От крестин до похорон — один день», книга эссе о русской поэзии «Выход из лабиринта», горячо и с любовью написанная книга-воспоминание об о. Александре Мене «Ангел — чернорабочий»…

ИСХОД

Пустыню питает источник Мерра.
Чарует и в полдень, и в полночь.
И завтра он будет журчать, как вчера.
И в сердце накапливать горечь.

Мы, сонно блуждая, к нему припадем,
Прельстясь мимолетной прохладой.
Но честно отпрянем и мир проклянем,
отравленный горькою правдой.

«Зачем самозванцу вослед от судьбы
уходим?! Чего-то да стоит
треклятое рабство. Там были гробы,
а здесь как собаку зароют.

Там были и скот, и родительский дом.
И варева с верхом в корчаге.
Зачем нам такая свобода?! Кругом
одни миражи… За песчаным холмом
глоток обжигающей влаги…»

Пустынна свобода. Абсурдна. Пьяна.
Нисколько не радужней хлева.
Покуда не примет ее глубина
тяжелое крестное древо,
растущее возле погибельных мест…
В поток погрузился неузнанный крест.
Вобрал, оставаясь глубоко,
всю горечь в себя из потока.

И двинулись дальше — уже не рабы,
но все еще жертвы пустыни, — дабы
осилить гряду за грядою.

Прочищены глотки и смочены лбы
той самой — крещальной водою.

Новый сборник лирики Зорина будет называться «Эвхаристо».

Говоря о готовящемся издании, автор так сказал на сайте «Обещания. Ру»:

«Лирический поэт, как известно, всю жизнь пишет одну книгу. В этой примечательны, пожалуй, два цикла, её объединяющие. Один связан с Грецией, нашей культурной прародиной, где я побывал впервые. И второй — с Галилеей, родиной Иисуса Христа».

Само слово «эвхаристо» нам с вами хорошо знакомо — благодарение есть суть таинства Евхаристии, и сама суть любви, нашего сыновнего отношения к Богу… В современном греческом языке «эвхаристо» — просто «спасибо», в русском это слово произошло как сокращение выражения «спаси Бог». Это одно из тех основополагающих слов, которые хочется слышать в нашей будничной суете почаще. Хочется и по-настоящему самому научиться дарить нелицемерную благодарность («благой дар», простите за невольную тавтологию!..) ближним. И Богу — за то, что этот мир, испорченный, казалось бы, злом до основания, все-таки «добр зело» и невыразимо прекрасен.

Читайте также:

Протоиерей Виктор Теплицкий: Тишина из шелеста страниц — основа молитвы

Яна Батищева: Некрасивое крыло не сможет полететь

Марина Цветаева. 5 стихотворений (+ видео)

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
О поэзии благочестивой и поэзии настоящей

Почему многие не могут отличить хорошие стихи от плохих?

Названы самые популярные детские писатели

Рейтинг возглавили Чуковский, Барто, Михалков и Маршак

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!