Погодки: говорят

|
Сегодня мы приступаем к изучению языка, на котором общаются между собой девочки-погодки. Вполне возможно, что он чем-то похож на язык Адама в Эдемском саду.

Надя заговорила. Ну, то есть отдельные слова она говорила и раньше. Но так, чтобы говорить фразами, чтобы лопотать неразборчиво про всякие сложные вещи, чтобы не затыкаться вообще ни на минуту – такого раньше не было.

Надя даже научилась вступать в диалоги, особенно с Верой. Вот раннее утро. Девочки одеваются. Вера взбирается на стул, выдвигает верхний ящик комода. И говорит:

– Надюся, я помогу тебе одеться.

– Касиляля! – уточняет Надя в том смысле, что платье, которое Вера извлечет сейчас из ящика, должно быть красивое.

– Да ты не беспокойся, я тебе красивое платье найду.

– Паси-и-ибо.

– Вот это!

– Не касиляля. Леля, пасаляля, касиляля, – в том смысле, что «Вера, пожалуйста, найди другое, красивое платье».

– Вот это?

– Не касиляля.

– Вот это? – говорит Вера уже с некоторым беспокойством, потому что платья в ящике кончаются. – Надюся, у меня тут нет больше платьев.

– Касиляля, – соглашается Надя с такой интонацией, с которой говорят «ну, ладно».

Вообще надо заметить, что говорить Надю учит Вера. Вечер. Ужин. Девочки сидят за столом. И Вера, напихав полный рот оливок (лакомство для Веры поглавнее шоколада), буквально дрессирует сестру. Диалог происходит в очень быстром темпе.

– Надюся, скажи «вилка».

– Вика.

– Скажи «тарелка».

– Талека.

– Скажи «половник»… (стол, пол, потолок, папа, мама, крышка, миска, холодильник, плита…) Скажи «фотография».

– Фотоляляля.

Когда Надя не понимает значения слов, предлагаемых Верой, она просто повторяет их. А если понимает, то в глазах ее загорается радостный огонек, Надя улыбается во весь рот, и не просто повторяет слово, а энергично указывает на предмет, этим словом обозначаемый.

– Скажи «фотография».

– Фотоляляля! – выкрикивает Надя, вскакивает в своем стуле так, что ближайший взрослый принимается Надю ловить, и указует на фотографии, висящие на стене. – Фотоляляля!

Я всерьез полагаю, что Адам в раю, когда называл вещи, имел отроду год и девять месяцев. Мне кажется, Надин мир устроен как-то так, что в нем полно вещей, которые никак не называются, а в воздухе висит целый рой слов, которые ни к чему не относятся. И девочка получает отчетливое удовольствие, когда ей удается присвоить какому-нибудь предмету какое-нибудь название.

Когда я прихожу домой, Вера лежит во внутренностях раскрытого дивана, смотрит мультик и кричит:

– Я не пойду тебя встречать, папочка любименький!

А Надя бежит ко мне через всю квартиру, взлетает мне на руки и принимается за инвентаризацию меня. Тычет пальцем и приговаривает: «ухо, нос, глаз, карман, куртка»…

Я, разумеется, при этом стою как дурак в грязных ботинках, в которых нельзя сойти с придверного коврика, в левой руке у меня, разумеется, пакет с продуктами, который нельзя поставить на пол, в правой руке у меня Надя. И Надя говорит:

– Чойто?

– Надя, это очки. Очки нельзя трогать. Я же говорил тебе много раз. Мне очень неприятно, когда ты срываешь с меня очки. У меня такое чувство…

Цап! Надя срывает у меня очки с носа, поднимает на вытянутой руке над головой и констатирует:

– Оки!

А чувство у меня такое, как будто мне вырвали глаза.

Фото: Ольга Лавренкова

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Погодки: в мире животных

Все известные мне котята прибегают к девочкам снова и снова, чтобы снова и снова их раздирали…

Погодки: работа

Мы долго не могли придумать, как занимать детей. А потом придумали – работой!

Погодки: самолет

Облака приближались. И если бы Вера не была пристегнута к креслу ремнем, то, наверное, убежала бы…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!