Погодки: купание

|
Короче они обе с разбега свалились в волны кубарем и обе утонули. Ненадолго правда. Всего лишь на мгновение. Через мгновение обе были вытащены на берег – отфыркивающиеся, отплевывающиеся, нахлебавшиеся воды и с выпученными глазами, выражавшими одновременно испуг и восторг.

Двухлетние дети боятся воды. А годовалые и трехлетние не боятся совершенно. Это я выяснил опытным путем на примере своих девочек. В прошлом году, когда мы ездили на море, двухлетняя Вера не заходила в воду три недели, тогда как годовалая Надя с удовольствием купалась с первого дня.

Прошел год. Вере стало три, а Наде два, и мы опять приехали на море. Трехлетняя Вера стала купаться сразу, а двухлетняя Надя – ни в какую. Целый почти месяц Надя даже и не подходила к воде.

В первые три дня Вера вроде освоилась, перестала цепляться за меня руками и ногами, а Надя сидела с мамой на пляже под зонтиком, предавалась грудному вскармливанью и изготовлению куличиков из песка.

День примерно на пятый Вера научилась в воде даже и не держать меня за руку. И даже как-то перебирать руками и ногами. А Надя максимум что – позволяла взять себя на руки и войти по щиколотку в воду. Не по Надину щиколотку, а по щиколотку того, кто держал Надю на руках.

Потом был шторм. Вера научилась кувыркаться волнах. А Надя, не учтя прибоя, подошла слишком близко к воде, и волна намочила Наде ноги, трусы и немножко майку. Надя страшно расстроилась, расплакалась, убежала. А когда Надю утешили и переодели в сухое, она долго еще кричала морю: «Мадигамадига!» – и это в Надиных устах самое страшное ругательство.

Потом Вера научилась плавать в ластах, потеряла ласту, научилась плавать без ласт. Потом из Вериного плавучего купальника мы вынули одну пенопластовую вставку, чтобы постепенно приучать девочку плавать без пенопластовой поддержки. А Надя… Ну, разве что иногда, когда море было совсем тихим, удавалось уговорить Надю подойти к воде и потрогать воду рукой.

И вот, наконец, настал День, Когда Надя Вошла в Воду. Утром ничто не предвещало этой революции. Вера, как всегда купалась: надевала купальник, плавала, вылезала из воды, снимала купальник, снова надевала, плавала, вылезала, грелась… А Надя, как всегда, играла в песок и кормилась грудью.

И как всегда ближе уже к обеду мама поднесла Надю к воде, чтобы Надя хотя бы потрогала воду рукой. И Надя потрогала. А Вера как раз вылезала из воды и снимала плавучий купальник. Только на этот раз, потрогав воду, Надя не сказала «Всё!», а сказала «Ещё». И мама зашла в воду по колено, а Надя продолжала трогать воду с маминых рук.

– Там трогать! – сказала Надя, показывая в открытое море.

Мама зашла в воду по грудь, и Надя волей-неволей тоже оказалась в воде. Только на этот раз Надя не заорала по своему обыкновению, а стала плескаться.

– Смотри, Вера, Надюся купается! – крикнула мама Вере, и это была ошибочная реплика.

Вера поднялась из-под зонтика, подошла (без плавучего купальника) к кромке воды и принялась смотреть, как купается сестра.

Надя и вправду купалась. Сначала мама полоскала ее в волнах. Потом Надя вышла на берег, легла в прибой и хохотала всякий раз, когда волны накатывали на нее.

– Ура! Надюся купается! – воскликнула мама.

А ведь не надо было этого говорить. Всеобщая радость и воодушевление от того, что Надя, наконец, купается, передались Вере. А Вера ничего не соображает, будучи подвержена радости и воодушевлению.

Вера отошла от кромки прибоя метра на три и заорала:

– А теперь с разбега!

И бросилась с разбега в море. И Надя, восприняв восклицание сестры как прямое руководство к действию, тоже вскочила на ноги и тоже бросилась бегом в море. И не надо думать, что они бежали как-то компактно, взявшись за руки или иным каким-то способом, чтобы их можно было поймать. Они бежали в море метрах в трех друг от друга, а мама стояла между ними как Буриданов осел и не знала, которую спасать.

Короче они обе с разбега свалились в волны кубарем и обе утонули. Ненадолго правда. Всего лишь на мгновение. Через мгновение обе были вытащены на берег – отфыркивающиеся, отплевывающиеся, нахлебавшиеся воды и с выпученными глазами, выражавшими одновременно испуг и восторг.

Фото: Ольга Лавренкова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Погодки: шутят

Иногда я думаю, что вообще любой диалог девочки мои считают формой речи, нарочно придуманной для шуток.

Погодки: без мамы

На второй секунде они сообразили, что мама в компьютере не настоящая, а виртуальная. А на третьей…

Погодки: крик

Вера встает посреди комнаты, разевает рот, выпучивает глаза и орет так, как будто на нее скачут…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: