Погодки: метаморфозы

|
Играют ли дети в котиков и единорогов, когда остаются одни? Валерий Панюшкин понаблюдал из засады за своими дочками-погодками и сделал удивительное открытие, о котором сразу же написал новый рассказ.

Началось все с платьев и маминых туфель. Вера и Надя переодевались и переобувались, выглядели – как бы это сказать? – экстравагантно. И явно получали от своей экстравагантности удовольствие.

– Папа, посмотри! – кричала Вера, вламываясь на кухню или ко мне в кабинет завернутая в штору.

– Папа, посмотри! – вторила Надя, прибегая следом в платье, которое сняла Вера, чтобы завернуться в штору.

Им важно было не просто переодеться. Им важно было показать мне, как они переодеваются.

Потом в ход пошли всякие экстравагантные предметы. Вера приходила ко мне в трусах и в лыжах на босу ногу. Надя приходила с миской на голове (она ведь не читала «Дон Кихота», не может же ничего знать про бритвенный тазик). Вера приходила в велосипедном шлеме. Надя приходила одетая в продуктовый пакет. Весь этот маскарад устраивался для меня. Если бы у маскарада не было зрителей, было бы неинтересно.

Еще однажды Вере и Наде подарили два украинских венка с лентами. Погодки настояли на том, что в этих венках надо обязательно пойти в детский сад. Потому что у маскарада должны быть зрители. Без зрителей – скукота даже эти прекрасные венки.

Потом девочкам моим надоело меняться только внешне и они принялись меняться сущностно.

Вера, давно намекавшая на то, что она не Вера никакая, а единорог Звездочка, заставила взрослых изготовить ей рог из листа бумаги и ходила повсюду с этим рогом на лбу.

Пыталась даже пойти с рогом на лбу на спортивные занятия, но я отговорил ее. Сказал, что рог для единорога – это оружие, что единоборство, которым Вера занимается – это бразильское джиу-джитсу, что джиу-джитсу оружия не предполагает, следовательно рог – против правил. Вера обиделась, но согласилась.

А Надя долго не могла решить, кто она. Концепции менялись и иногда даже наслаивались одна на другую. Вот, например, мама кормила Надю кашей, а Надя вдруг останавливала ложку и говорила:

– Я собачка-лошадка.

Ну, чтобы мама не думала, будто кормит кашей девочку, а отдавала себе отчет, что кормит собачку-лошадку. Дальше кормление возобновлялось как ни в чем не бывало. Оказывается, девочек и собачек-лошадок кашей кормят совершенно одинаково.

Наконец, Надя определилась: она теперь котик. Это ничего не меняет практически. Котиков кормят кашей, одевают, водят на прогулку и моют в ванне точно так же, как девочек или собачек-лошадок. Надо просто отдавать себе отчет в том, что именно котика ведешь за руку в детский сад, котика целуешь и даже если журишь за баловство, то котика.

То же самое с единорогом. Вот мы идем с Верой в спортивный клуб, Вера еле волочит ноги, и я говорю:

– Веруш, давай поскорее. Опоздаем же.

Вера (ноги совсем заплетаются) отвечает:

– Я не Вела, я единолог Звездочка.

– Хорошо, единорог Звездочка, не можешь ли ты побыстрее шевелить копытами, потому что иначе тренер Алексей расстроится, что его самый любимый в группе единорог опаздывает на разминку.

И это работает. В качестве единорога Вера шевелит копытами, бежит к спортивному клубу вприпрыжку.

А я иду следом и не могу вспомнить: как это, зачем это? Зачем-то же и я в детстве играл в котиков, песиков и крошечных енотов. Зачем-то и я терпеливо разъяснял маме, какой именно я теперь персонаж. Я точно помню, что эта игра предназначалась именно маме.

Я много раз обращал внимание на то, что в котика и единорога Вера и Надя играют всегда только для родителей и никогда не играют между собой.

Теперь довольно часто бывает, что они играют в комнате вдвоем, подолгу. Я несколько раз подкрадывался и слушал их разговоры. Наедине друг с другом они никогда не называют друг друга единорогом и котиком. Только Вера и Надя.

Эти метаморфозы, эта игра в зверей придумывается для взрослых, для нас с мамой. Это мне послание какое-то, а единорог и котик – почтальоны. А я вот иду дурак дураком вслед за бегущим единорогом к спортивному клубу и не понимаю – какова моя роль в этой игре, придуманной для меня.

Фото: Ольга Лавренкова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Погодки: Катюша

Вера схватила Надю за ногу, завалила на пол, села на Надю попой и заорала: «Висит на…

Погодки: карантин

Совершенно некого было стукнуть лопатой по голове и совершенно не от кого было получить удар.

Погодки: детский сад

Что это? Что это было? Нам подменили детей?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: